Смиренная шкура белорусского чиновника


Почитаешь российскую прессу — волосы дыбом встают. И про «кровавую гэбню» там, и про наследие Сталина, и про клептократию во власти, и еще про что угодно — на любой вкус…
То ли дело мы — сидим тихо, думаем одинаково. Но подлое разлагающее влияние сказывается, как ни крути, и в голову лезут странные мысли.
 
Белорусская модель — она ведь, если задуматься, очень интересно построена. Во власти все по классику марксизма-ленинизма — колхозники и кухарки. Что вроде как и подтверждает правоту классика — уж 15 лет как рулят, а ничего катастрофического до последнего времени не нарулили. А социально близкий власти народ — он ведь чего? Его не трогают, пособие по тунеядству (зарплата называется) регулярно выплачивают — он и рад, ведь в телевизоре — сплошь родные рожи, выйди в деревне из дому — точно такие же навстречу попадутся. Значит, свои…
 
Но если задуматься, чисто конструктивно система работает на двух стимулах — полномочиях и страхе. С полномочиями все более-менее понятно. Какой-никакой властью облечен — значит, царек собственного масштаба, за спиной которого огромная государственная машина, творить можно, что хочешь. И пока перед вышестоящим не провинился — ничего тебе не будет.
 
Со страхом интереснее. Все население, за вычетом одного-единственного человека, понятия не имеет, когда грянет гром, откуда и по какому поводу. А гром у нас гремит качественно — очень похоже на судейский молоток при оглашении приговора, и повод для этого может быть совершенно любым.
А теперь давайте попробуем поставить себя на место чиновника. Зарплата — копеечная, зачуханные перегонщики машин — и те больше имеют, не говоря уж про всяких зажравшихся бизнесменов-импортеров. В отличие от России — ни с мигалкой тебе по встречной с ветерком, ни костюм от Армани в присутственное место надеть, ни виллу на Лазурном побережье купить. Занюханный коттедж на 200 метров — и то боязно строить, вдруг завтра стукнут недоброжелатели Сами-Знаете-Кому, а он да и решит, что его резиденция конкуренции не выдерживает.
 
Дальше — известно что, прецеденты имеются. И что остается этим людям? У советских хоть какая-никакая идея была, можно было во имя светлого завтра потомков жизнь потратить — все не так бессмысленно. А у наших и того нет. Те, которые на самом верху — им хоть что-то полагается. Дома в Дроздах, хорошие машины служебные, уж не знаю, что еще. А среднее звено? Вот много ли найдется желающих работать изо дня в день, получая 300-400 долларов, подвергаясь унижениям от любого начальника по поводу и без, в вечном страхе, что подпишешь не то что-нибудь, а завтра за тобой придут и препроводят, куда следует?
 
Простая человеческая психология подсказывает, что в таких условиях ничего, кроме озлобления от человека ждать не приходится. И злобятся на всех — на население, которое все время чего-то хочет и чем-то недовольно, на власть, которая жизнь отравила, на коллег-карьеристов, которые только и смотрят, как обойти и сожрать. Да мало ли — список бесконечен.
 
И от злости, чтобы компенсировать собственное ежедневное унижение, унижают тех, кто зависим, и воруют — этакая разновидность фиги в кармане по-белорусски. Вы у меня зарплату человеческую и самоуважение украли — так я с вами по-своему поквитаюсь.
 
А с позиций государства все еще печальней получается. Вот канцлер Шредер ушел со своего поста — глядишь, рулит проектом «Норд Стрим», и весь вполне в шоколаде. И в целом, толковый чиновник в любой другой стране, выпав из гособоймы, никуда не девается — на следующий день он уже сидит консультантом в какой-нибудь коммерческой структуре, и цветет пуще прежнего.
 
А в Беларуси? С глаз долой — из сердца вон. Уже на следующий день после отставки никто и не вспомнит, как тебя звали, и ни один из оставшихся в системе тебе руки не подаст. Помните, был недавно глава КГБ белорусского? После ухода с поста вроде в деревню к родне уехал, отдышаться. Там и застрял на год с небольшим. Надо понимать, там, в деревне родной, пастухом подрабатывал. Пастух из него, видать, получился никудышный, но за то, что даже с вверенным ему в подчинение стадом гостайнами не делился, был вознагражден – сослан послом в Закавказье интересы родины блюсти. Вроде и другим наука – чего, мол, стоит закрытый рот, да и своего рода перестраховка – а вдруг через пару лет на мемуары бы потянуло.
 
А вообще, можно себе представить руководителя главной спецслужбы любой другой страны, сидящим в глухой деревне на печи в активном еще возрасте? Думается, кроме Беларуси, такое нигде больше не возможно.
Это к вопросу о том, что для чиновника значит его кресло. И на что этот чиновник готов, чтобы кресло свое сохранить. Да на что угодно, не извольте сомневаться. Потому что кресло — это все, а без кресла ты — полное ничто. Отчасти, кстати, еще и потому, что редкий белорусский чиновник хоть что-то общественно полезное делать научен, или хотя бы думать. Кому они в реальной жизни нужны-то, коли их единственные навыки — целовать, куда прикажут да бумажки бессмысленные ни о чем кропать?
 
Теперь другая сторона медали. Недавно знакомые врачи поделились. Если поступает пациент, случай которого — спорный, и исход непонятен — врачи делают все, от них зависящее, чтобы устраниться и, не приведи Господи, чего-нибудь не предпринять. Потому что если ничего не делал, а за углом курил — ничего тебе и не будет. А уж коли решение на себя взял, а с пациентом что-то случилось — геморроя не оберешься, такая уж система, отвечать придется по полной строгости. Так что пусть уж больной тихо сам помрет, а мы тут просто мимо проходили. Совершенно случайно. И это врачи, прошу обратить внимание, которые клятву Гиппократа давали.
 
Что тогда требовать с чиновника, который ничем не клялся, а просто зарплату отрабатывает?
 
Поговаривают, в стране проблемы с руководящими кадрами. Те, что помоложе, да посообразительней — никак не хотят в директора идти. Любую руководящую работу — всегда пожалуйста и с большим удовольствием. Но вот подпись свою ставить — извиняйте, это до свидания. Директорский контингент на нарах грозит обойти по прогнозному количественному показателю аналогичный контингент на воле. Боря, оно тебе надо?
 
Интересно было бы сопоставить статистику судимостей среди, скажем, убийц и таможенников, к примеру. Что-то подсказывает, что в нашей стране убийцей быть безопасней, статистически.
И что мы имеем на выходе? Людей, которым ничего не нужно. Которые хотят одного — усидеть на своем месте, что бы ни случилось. Которые будут воровать, потому что иначе вообще утрачивается всякий экономический смысл их чиновничьей жизни. Которые не хотят принимать никаких решений и брать на себя никакой ответственности.
 
И тут — трах-бах! — мы имеем кризис. Время, когда нужно шевелить остатками извилин, принимать рискованные решения и делать вещи, которые прежде никогда не делались. Ну и как мы оценим перспективы либерализации и выхода из кризиса с таким-то человеческим матерьяльцем?
Умный человек на эту славную публику и 10 рублей зайчиками бы не поставил. Макроэкономика — выше понимания этих людей. У них руки заняты, в подлокотники кресел вцепились. У них мозги заняты одной мыслью — как бы под раздачу не попасть. А раздача нависает нешуточная, грозовая туча и в подметки не годится. Кому-то же придется отвечать за обвал экономики? Стрелочники понадобятся скоро, и потребуется их немало.
 
После этого чему удивляться? Тому, что премьер предлагает амортизационные отчисления отменить, чтобы сохранить оборотку? А кто сказал, что премьер обязан хоть что-нибудь в бухгалтерии понимать? Ему это ни к чему, потому и чушь нести позволительно.
 
Тому, что Госкомимущество искренне верит, что балансовая стоимость убыточных (!) предприятий обязательно должна быть ниже рыночной? Почитаешь указ Сами-Знаете-Кого о поддержке очередного высокорентабельного но почему-то убыточного предприятия, подсчитаешь его долги перед бюджетом, и понимаешь, что его красная цена – 1 белорусский рубль. Но такого дензнака в стране нет, а брать 10 рублей с инвестора как-то негламурно.
 
Тому, что Минтруда цепляется за тарифную ставку, не удосужившись прикинуть, сколько денег в бюджет принесет даже частичный выход зарплат из конвертов? А что, кто-то думал, что Минтруда нужен этот геморрой по пересмотру всей системы регулирования? Козе баян нужен уж точно больше. И это далеко не все примеры прошедшей трудовой недели.
 
Потому, подводя итог, рискнем сказать, что бороться с этим кризисом в среде чиновников не нужно никому. Может быть, конечно, глава Администрации и понимает, что жареный петух великоват для того, чтобы подставлять ему свое филе под клюв. Только от походов по ЖЭСам с последующим увольнением их начальников стране вряд ли полегчает. А всех «начальников ЖЭСов» не уволишь — их сотни тысяч, и воспитала их эта самая власть. Они не умеют ни думать, ни действовать по-другому.
Так что прогнозы на белорусскую либерализацию пессимистичные. Интересы страны и интересы ее слуг лежат в несоприкасающихся плоскостях. Так что Незаметный продолжает подкрадываться неумолимо. И останавливать его никто не будет. В должностных инструкциях не прописано. И статьи в кодексе нет. И премия за борьбу с кризисом не предусмотрена. А других стимулов наша модель не предполагает.
 
Ни один чиновник не поверит, что лично он может что-то изменить. Ему проще думать, что кризис случится с кем-то другим, а ему удастся просто тихо пересидеть в своей норе. Чиновники — они ведь плоть от плоти белорусского народа. Толерантные. То есть не пошевелятся, пока гром непосредственно над конкретной головой не грянет, и молния непосредственно в конкретную макушку не ткнет.
 
А на всю нашу армию слуг государевых никакая Администрация президента громов и молний уж точно не напасется. Так что перспективы быстрых и адекватных перемен в существующей модели государства прискорбны. И смотреть в светлое завтра рекомендуется с расстояния. Когда кадавр лопается — брызги далеко разлетаются.
Михаил Негорбачев.
 AFN.by
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *