Белорусские женщины стали реже отказываться от своих детей

В Беларуси матери стали реже отказываться от детей в роддомах. По данным Национального центра усыновления, в 2008 году 136 детей было оставлено в роддоме. Для сравнения, в 2002 году таких детей было 552, в 2005-м — 349, в 2006-м — 271, в 2007-м — 184.
Исследование причин отказов от новорожденных провели сотрудники кафедры психологии БГУ в рамках реализации мероприятий программы «Дети Беларуси», сообщает БЕЛТА. Это первое подобное исследование в нашей стране.

Более половины опрошенных врачей, которые по причине своей работы сталкиваются с женщинами, отказывающимися от своих детей, связывают угрозу отказа от новорожденных с низким социальным статусом беременной. По мнению большинства специалистов, определяющим фактором является возраст. 49% экспертов сталкивались в своей практике со случаями отказов от детей несовершеннолетними роженицами, еще треть экспертов сталкивалась с угрозой отказа от новорожденного у женщин в возрасте от 18 до 21 года.

При этом большинство белорусских женщин рожают в возрасте между 20 и 35 годами. Один-два таких случая в Беларуси регистрируются ежегодно среди несовершеннолетних — рожают 14-летние, 15-летние девушки. В прошлом году в Минске здорового ребенка родила 13-летняя девочка цыганской национальности. Ребенка в роддоме она не оставила.

Как правило, роды несовершеннолетних представляют угрозу для здоровья матерей и сопровождаются их высоким травматизмом. Недостаточная социальная адаптация приводит к тому, что несовершеннолетние оказываются не подготовленными к материнству.

Что до психологических проблем, они могут, безусловно, возникнуть у матерей в любом возрасте, и каждая роженица может иметь потребность в квалифицированной психологической и психотерапевтической помощи.

Нельзя сводить проблему брошенных детей только к проблеме матерей. Около двух третей случаев отказа, пишет БЕЛТА, приходится на женщин, которые не могут ориентироваться на мужскую поддержку (мужа или сожителя). Примерно треть отказов от новорожденных приходится на женщин, чьи мужья или сожители несостоятельны в экономическом отношении, страдают алкоголизмом, другими заболеваниями, находятся в состоянии развода с роженицей или просто не хотят принимать ответственность за ребенка.

Еще один весомый фактор — проблемное детство женщины, воспитанной в неблагополучной семье или интернатом учреждении. Получается, она повторяет неудачный жизненный сценарий собственной матери.

Нельзя не отметить и такую важную объективную социальную причину «отказничества», как врожденная патология детей. У матерей и отцов возникают растерянность, боязнь сложностей ухода за таким ребенком, экономических и иных трудностей. На принятие решения об отказе влияет стремление избежать чувства вины перед больным ребенком, а также незрелое отношение в обществе к детям с особенностями развития, которое распространяется и на их родителей. Нездоровье плюс нехватка материнской любви приводят к тому, что 40% отказных детей, поступающих в дома ребенка, имеют отставания в физическом развитии, 60% — в психическом.

По мнению практиков, работающих в системе охраны материнства и детства, не только большая сознательность матерей стали причиной, по которой более чем в четыре раза снизилось количество отказов от детей за последние шесть лет. В значительной степени повлиял на тенденцию декрет президента № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Он подразумевал изменения в законодательстве, усиливающие ответственность родителей за уклонение от содержания детей либо от возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей.

В настоящее время матерей, которые оставляют детей в роддоме, так или иначе вынудят платить за содержание своих детей. Правда, здесь существует юридический нюанс. Чтобы обязать биологических детей платить за содержание детей, необходимо лишить их родительских прав.

Законодательство это предполагает. По Кодексу Республики Беларусь о браке и семье, родители или один из них могут быть лишены родительских прав в отношении несовершеннолетних детей, кроме прочего, «при отказе без уважительных причин взять ребенка из родильного дома (отделения) и других детских лечебно-профилактических и учебно-воспитательных учреждений, а также от лиц, у которых ребенок находится на воспитании». В таком случае им «в обязательном порядке предъявляется иск о лишении родительских прав».

Правда, как сказала «Белорусским новостям» сотрудница одного из органов опеки, порой найти мать бывает очень непросто: «Когда женщина приезжает со схватками в роддом, случается, что у нее нет документов. Она рожает, и через несколько дней уходит, не посвящая медиков в подробности своих планов. Тогда и появляется проблема по установлению юридического статуса по сути брошенного ребенка. В случае, если женщина пишет в роддоме заявление о согласии на усыновление при отказе от ребенка и совместного с ним проживания, ребенок может быть усыновлен. Этого, правда, может и не случится. В течение времени, которое он проживет в детском доме, мать обязана возмещать средства на его содержание».

При этом ребенку будут искать замещающую семью или усыновителей. Здесь также есть свои сложности. Например, молодая женщина рожает ребенка, не сообщает об этом никому из родственников. При том что заявление об отказе от ребенка она написала, органы опеки обязаны изучить родственную контактную среду семьи и предложить опекунство ближайшим родственникам. При этом, соблюдая конфиденциальность, нельзя позвонить им и сказать, мол, заберите свою внучку. Необходимо ждать, пока сама мать сообщит им о рождении и отказе от ребенка. Тем временем малыш находится или в больнице, или в доме ребенка.

Еще одна проблема. Практики, работающие с неблагополучными семьями, уверены, что декрет президента № 18 свою воспитательную задачу выполняет в силу главной своей идеи вынудить родителей отвечать за собственных детей. Однако, как заметила «Белорусским новостям» работник системы охраны материнства и детства, существует проблема так называемого латентного отказа от детей: «Их забирают из роддома в социально опасную среду. Через некоторое время дети становятся объектом защиты государства от собственных родителей, их изымают из семей, и родители все равно попадают под действие декрета президента № 18, правда, в том случае, если их удается найти».

В качестве примера — уже несколько месяцев кочует по больницам двухлетний мальчик из Лиозневского района, которому в Детском хирургическом центре сделали сложнейшую операцию — пластику пищевода. Как сообщил канал ОНТ, мать не отказывается от ребенка, однако домой его не забирает и не приезжает к нему. По большому счету, это тот самый скрытый отказ от ребенка.

И все же это не самое страшное. В Беларуси с шокирующей периодичностью появляются сообщения об убийстве младенцев. И это не в последнюю очередь связано с введенной ответственностью за содержание детей.

Последнее подобное происшествие случилось несколько дней назад в Брестском районе. На полигоне твердых бытовых отходов «Рудавец» вблизи деревни Цуприки был обнаружен труп младенца, завернутый в спортивные брюки. Предположительно, смерть ребенка наступила 2 февраля из-за общего переохлаждения организма. Вес погибшего мальчика 3,2 кг, рост — 50 см. 4 февраля прокуратура Брестского района возбудила по данному факту уголовное дело по ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса (убийство). Проводится расследование.

Детей бросают умирать от холода, их также бросают в мусорные контейнеры, как это было в Гродно. Там в прошлом году обнаружили мертвого ребенка с многочисленными колото-резаными ранами, треть из которых — проникающие. В убийстве обвинили на тот момент 17-летнюю школьницу. Отец ребенка, учащийся местного ПТУ, помог своей подруге выбросить тело новорожденного.

При этом убивают детей не только юные мамаши. В 2008 году появлялось несколько сообщений о матерях-убийцах в возрасте 27-34 лет.

Трудно представить, какая жизнь должна быть у женщины, которая отказывается от своего ребенка или убивает его. Как отмечается в исследовании, на которое мы ссылались в начале материала, «практика социальной помощи должна быть направлена на преодоление ситуации, когда женщина предоставлена самой себе или находится только под влиянием негативно настроенных родственников. Как правило, тяжесть принятия решения о судьбе рожденного ею ребенка целиком перекладывается на женщину (плюс к этому — отсутствие возможности выбора из-за тяжелой материальной и жилищной ситуации, криминогенной среды общения). Именно эти группы женщин — наименее социально защищенная категория. Они максимально подвержены стрессам, не уверены в собственных силах и благополучном будущем».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *