Из полутьмы борделя нет дороги в свет

В борьбе с торговлей людьми Беларусь входит в число мировых лидеров. Белорусское законодательство в этой сфере отвечает самым высоким международным стандартам и может служить примером для других государств. Заметную роль в противостоянии современной работорговле Беларусь играет и на международной арене. Так, недавно к предложенной нашей страной резолюции, предлагающей меры по улучшению координации в борьбе с торговлей людьми, в качестве соавторов присоединилось более трети стран-членов ООН, а сам документ был одобрен единогласно

Максим ШрубТорговля людьми — сфера научных интересов старшего преподавателя кафедры криминалистики Академии МВД Беларуси Максима Шруба. Он — автор нескольких монографий и разработчик учебных планов и программ международного учебного центра подготовки, повышения квалификации, переподготовки кадров в сфере миграции и противодействия торговле людьми, действующем при милицейском вузе.

— Максим Павлович, каков портрет типичной жертвы торговли людьми?

— Среди попадающих в эту сферу девушек встречаются представительницы совершенно разных социальных слоев населения, варьируется и мотивация их выезда за рубеж, поэтому сформулировать единый «стандартный» портрет очень сложно. Вместе с тем, если не вести речь о малочисленной элитной проституции, когда вовлечение осуществляется через модельные агентства и тому подобное, можно привести некоторые типичные сведения, полученные нами в ходе изучения материалов следственной и судебной практики.

Так, более 68% пострадавших от торговли людьми не учились и не работали. Более 89% были не замужем либо находились в разводе. Не менее 20% жертв трафика выросли в неполных семьях, примерно столько же ранее занимались проституцией в Беларуси. Высшее образование имели не более 3%, а 19% не получили даже среднего. Жительниц Минска и областных центров среди потерпевших — 55%, городских поселков — 37%, сельской местности — 8%. Более 85% потерпевших знали о том, что им придется заниматься проституцией. Однако большинство из них рассчитывали на единичные контакты за хорошее вознаграждение, выбор клиентов по желанию, шикарные условия пребывания, не предполагая, что в реальности им придется обслуживать десятки клиентов в сутки за гроши, терпеть насилие и издевательства.

— Проблема торговли людьми существует с конца 80-х годов. Как за это время изменились методы «приема на работу» в бордель?

— В принципе, проблема эта существует действительно с 80-х годов, однако не 20-го, а 19-го столетия. Первая международная волна торговли женщинами имела место более ста лет назад, что вызвало в то время значительный резонанс на мировом уровне и, как следствие, принятие первых международных документов, направленных на борьбу с этим явлением. В целом спектр методов действия вербовщиков за сто с лишним лет коренным образом не изменился: открытое предложение, обман, похищение. Те или иные методы в большей или меньшей степени применяются в зависимости от осведомленности людей о проблеме, реакции властей.

Такую тенденцию мы наблюдаем и последние десять лет. Если до начала 2000-х женщин вовлекали в сферу торговли людьми путем обмана, обещая им работу танцовщиц, официанток, продавцов, то теперь, как правило, открыто перелагают работу в сфере секс-услуг. Крайне редко девушек похищают, чтобы принудить к занятию проституцией. Похищение человека влечет более жесткое наказание. А преступники, хотя и не чтят Уголовный кодекс, но внимательно его читают.

— Насколько проституция — организованный вид криминального бизнеса?

— Сама проституция, как неотъемлемое социальное явление любого общества, в большинстве цивилизованных стран мира декриминализирована. Чаще всего, как и в нашей стране — это административное правонарушение. Говорить о криминальном бизнесе применительно к проституции можно только в том случае, когда таковая эксплуатируется третьими лицами внутри страны, либо для этого жертвы перемещаются за рубеж. В настоящее время в Беларуси благодаря усилиям правоохранительных органов уровень «внутренней» эксплуатации проституции снижен до минимума. В последние годы проститутки в основном работают сами на себя.

— Несмотря на перспективу сурового наказания все-таки девушек отправляют на экспорт. Почему?

— По оценкам экспертов, за год в транснациональном секс-бизнесе прокручивается от 7 до 12 миллиардов долларов, что по доходности сопоставимо с торговлей оружием и наркотиками. То есть доходы у топ-персон и менеджеров средней руки в грязном бизнесе высоки. При этом очевидно, что переправить женщин через границу гораздо проще, чем например, оружие или наркотики, при этом доходы от их эксплуатации не менее значимы с учетом того, что «живой товар», в отличие от других, пускают в оборот вновь и вновь. В основе же трафика лежит простой экономический принцип «спрос определяет предложение».

— Международный учебный центр при Академии МВД — пока единственное подобное заведение в СНГ. А по оценкам экспертов, белорусское законодательство в области противодействия торговле людьми признано соответствующим самым высоким мировым стандартам. А как обстоят дела в других странах СНГ?

— В России до сих пор проблеме торговли людьми не уделяется должного внимания. Хотя в последнее время и появились некоторые научные наработки в этой сфере, в целом, на фоне очевидной серьезности ситуации, отношение общества и государства к этой проблеме находится на том уровне, который у нас имел место лет пять-семь назад. В Украине же наоборот, разработке данной проблемы уже давно уделяется особое внимание. Но мало принять хороший закон. Важно, чтобы он работал. Украинские коллеги отмечают, что имеют место случаи, когда работа по изобличению трафикеров и взаимодействию в этих целях с зарубежными коллегами бывает затруднена в силу влияния коррумпированных государственных чиновников. В Молдове проблема коррупции стоит вообще весьма остро. Известны факты, когда высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов, призванных бороться с торговлей людьми, самих привлекали к уголовной ответственности за совершение таких преступлений.

— Много говорят о легализации проституции.

— Не думаю, что это решение проблемы. В некоторых странах Европы, таких как Голландия, Германия, Австрия, она легализована. В Германии, например, у работников секс-индустрии есть даже свой профсоюз. Однако параллельно существует и проституция нелегальная. Объясняется это тем, что в официальном публичном доме услуга проститутки — гражданки Евросоюза стоит несколько сотен евро, а на улице услуги «подпольной» проститутки в десятки раз ниже.

Легализована проституция была и в нашей стране: с 1864 по 1917 год публичные дома в Российской империи существовали официально. Однако с легализацией проституции число «подпольных» притонов не только не уменьшилось, но и возросло. Так что легализация презренного ремесла не решает проблему негативных сторон проституции как явления, а значит и криминальных проявлений вокруг нее. К тому же в большинстве своем наши люди морально не готовы к официальному признанию этой профессии. Вы возьмете на работу женщину, у которой в трудовой книжке в графе о последнем месте работы написано: «проститутка»?

— Наверное, возьму. Проституция многолика. Кто-то выбирает проституцию как способ заработка и не от хорошей жизни. А кто-то рядится в белые одежды, а по своей сути в сотни раз продажнее самой дешевой уличной девки. Вот вторые мне категорически несимпатичны. А первым надо дать шанс улучшить свою жизнь. Кстати, насколько эффективна работа реабилитационных центров?

— Работа по реабилитации жертв торговли людьми является важной составляющей в системе мер противодействия данному явлению. Однако существует целый ряд субъективных и объективных факторов, затрудняющих такую работу. Чем больше времени женщина подвергалась сексуальной эксплуатации, тем выше вероятность, что даже после реабилитации она вернется к прежнему ремеслу. В общем, практика показывает, что таких женщин, пожалуй, не менее 80%. Вовлечение в сферу трафика приносит неизгладимый урон психике, этим объясняется такая высокая цифра.

— Недавно предложили внести в закон норму о наказании потребителя секс-услуг. Насколько это может быть эффективно?

— Такое предложение, на мой взгляд, является совершенно безосновательным и никакого рационального зерна в себе не несет. В некоторых штатах США одно время ввели такую ответственность, однако быстро отказались от этого, так как ничего полезного она не принесла. В Швеции, например, существует уголовная ответственность клиента — потребителя услуг наказывают заоблачным штрафом. От этого проституция еще больше уходит в подполье и значит, криминализируется. Во времена перестройки в СССР был введен «сухой закон», однако это не только не снизило потребления алкоголя, но вызвало стремительный рост самогоноварения, отравлений…

— Теоретически все знают, что мужская проституция имеет место быть. Вам известны такие факты из практики?

— Теоретически мужская проституция существует, однако фактов привлечения к административной ответственности мужчин за занятие проституцией мне не известно. Но имели место единичные случаи торговли мужчинами с целью сексуальной эксплуатации. Так, молодой парень поехал в Москву, планировал работать на стройке, а попал в секс-рабство. Его принудительно заставляли работать в ночных клубах российской столицы, оказывая интимные услуги богатым гомосексуалистам.

— Иногда в газетных публикациях или в художественных фильмах рассказывают просто о «райской» жизни проституток и их высоких заработках. Можно ли это сказать о фигурантках уголовных дел?

— В секс-бизнесе продумана такая система «долгов» и штрафов, что заработать сколько-нибудь значительную сумму невозможно. В 90-е годы и в начале 2000-х женщины возвращались из-за границы без гроша. Теперь ситуация немного изменилась: платят. Но совсем не те суммы, которые обещали при вербовке и совсем не в «райских» условиях работают женщины. Приличную «зарплату» получают только элитные проститутки. Но их процент от общего числа вовлеченных в сферу трафика девушек очень невелик.

А фильмы и публикации, в некоторой степени романтизирующие профессию проститутки, я считаю вредными. Насмотревшись, молодые девушки увидят только привлекательную, по их мнению, сторону: наряды, якобы внимание мужчин. При этом они лелеют надежду, что сумеют из полутьмы борделя выйти в свет. Но ни я, ни мои коллеги примеров удачного, по обывательским меркам, завершения карьеры проститутки не припомним. Проститутки, как правило, не перевоспитываются в примерных жен. Даже если очень стараются, прошлое все равно камнем висит на шее и тянет ко дну. Бомжа ведь тоже можно отмыть, накормить и поселить в красивом доме. Но скоро ему там станет неуютно, потому что нет такой душевной потребности — жить в доме и в чистоте.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *