Бои семейного значения

насилие в семьеСамые распространенные виды насилия: психологическое, экономическое, физическое и сексуальное. Два последних чаще всего находят свое отражение в милицейских сводках. О проблеме физического насилия в семье и его влиянии на жизнь женщин и детей наш корреспондент беседует с сотрудниками Фрунзенского РУВД Минска.

— Более 95% среди жертв домашнего физического насилия — женщины, — рассказывает начальник отдела охраны правопорядка и профилактики Динас Линкус. — За 9 месяцев этого года к нам поступило 1984 сообщения о семейных скандалах, принято 1732 заявления от жертв домашнего насилия. При численности населения района 360 тысяч человек, на учете по системе «Быт» состоит 390 граждан. Это именно те, кто систематически распускает руки.

— Но если вы их всех знаете, то почему они позволяют себе это «систематически»?

— В отношении семейных дебоширов можно возбудить уголовное дело только по заявлению потерпевшего. В редких случаях, если жертва запугана, недееспособна, уголовное дело возбуждается на основании материалов, предоставленных нами в прокуратуру.

— Часто ли жертвы домашнего насилия сперва пишут заявление, потом мирятся с обидчиком и отзывают заявление?

— Да, такие случаи бывают, их примерно 20%.

— То есть можно сказать, что определенная часть жертв домашнего насилия вызывают милицию, чтобы «попугать» дебошира?

— С введением в действие нового Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях это невозможно. Если раньше составлялся протокол только потому, что вызвали милицию и нажаловались, то теперь для нашего вмешательства необходимо одно из условий: либо человек подвергается реальной угрозе, либо скандалисты нарушают общественный порядок. Проще говоря, если жена в сердцах кричит: «Тебя убить мало» — это не значит, что она угрожает мужу убийством.

— Каков социальный портрет семейного дебошира?

— Мужчина, злоупотребляющий алкоголем, часто неработающий. Но не надо думать, что семейные скандалы и рукоприкладство характерны только для маргинальной части населения. Среди семей, в которые мы выбывали по сообщениям о скандалах, есть и социально благополучные. Их не наберется и 5%. Там обычно долго накапливается негатив, потом он выплескивается, доходит до оскорблений, драк. Мы знаем проблемные семьи, знаем чего от них ожидать и контролируем их, часто посещая. А вот с этими 5%, а на самом деле, думаю, их все 10% — гораздо сложнее. Мы знаем о благополучном фасаде семьи, но не подозреваем, что за ним прячется.

— Какие превентивные меры принимаются в отношении семейных дебоширов?

— Для «начинающих» предусмотрена такая мера как официальное предупреждение, и на определенную часть людей это действует. Считаю эффективным направление в ЛТП: процентов 40 побывавших если и не прекращают пить, то хотя бы не дебоширят. В период же пребывания гражданина в ЛТП семья отдыхает от пьянок, скандалов. Также по решению суда в нашем районе 11 человек ограничены в дееспособности: их зарплату получают родственники, чтобы тратить на содержание детей, оплату коммунальных услуг.

— Вы отмечали, что подавляющее большинство жертв домашнего физического насилия — женщины. А что можно сказать в этом контексте о детях?

— Дети в таких семьях, прежде всего, получат психологическую травму. А факты именно физического насилия в отношении детей — единичны.
 

Как сообщили в управлении информации и общественных связей МВД Беларуси, за 9 месяцев 2008 года возбуждено 438 уголовных дел по обвинению в истязании (ст. 154 УК). Практически в 95% случае жертвами являлись женщины. За это же время зарегистрировано 2367 преступлений, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений, в том числе 153 убийства (для сравнения: за 9 месяцев 2007 года — 199). Количество тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере снизилось на 18,1%.

На учетах в органах внутренних дел страны состоит 32,7 тысячи лиц, совершивших правонарушения в семейно-бытовой сфере. В целях предупреждения тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений по материалам органов внутренних дел возбуждено 1760 уголовных дел за причинение легких телесных повреждений, истязания и угрозу убийством, что на почти 12% больше, чем в прошлом году.

В общей структуре преступности удельный вес уголовно наказуемых деяний, совершенных в быту составляет 2%, однако каждое шестое убийство и умышленное причинение тяжкого телесного повреждения совершается в сфере семейно-бытовых отношений.

насилие в семье— Психологическая травма для ребенка — страшнее родительского ремня, — включается в нашу беседу заместитель начальника районного управления милиции Руслан Воскресенский. — Дети, если чувствуют за собой вину, адекватно воспринимают физическое наказание. Хотя я не сторонник таких методов воспитания. А вот в результате психологической травмы ребенок замыкается в себе. Я не рассматриваю случаи, когда дети совершают административные проступки или даже преступления, уходят из дома, подвергая себя опасности. Я хочу сказать о самых тяжких последствиях семейного неблагополучия — когда подростки решаются на самоубийство. Девять лет назад в нашем районе расстался с жизнью мальчишка, написав родителям: «Я ухожу, потому что никому не нужен». Восемь лет назад подросток спрыгнул с многоэтажки после неадекватного родительского наказания за проступок. Причем физического насилия не было, они его добили морально.

К счастью, в последние годы попытки суицида подростков не были завершены.

— А как вам стало известно о попытках?

— Когда в больницу доставляют подростка, пытавшегося отравиться, резавшего вены, нам сообщают. По таким фактам проводиться поверка. Конечно, неразделенная юношеская любовь тоже повод для суицида. Но если бы девушка могла спокойно поговорить с мамой, посоветоваться, то и не глотала бы таблетки.

Вместе с психологами, педагогами нам удается выявлять детей, склонных к суициду и предотвращать эти случаи. Поведение детей в период обдумывания намерения ухода из жизни грамотный специалист в состоянии «прочитать». Главное, вовремя заметить ребенка в беде и начать работу по спасению. Инспектор ИДН обязан один день в неделю посещать школы, и если у него хороший контакт с детьми, то он прекрасно знает, что у Кати, допустим, несчастная любовь, Миша страдает без нового мобильника, а у Пети родители разводятся, и все эти дети требуют повышенного, но не навязчивого внимания взрослых. Когда все налаживается, дети и не скрывают, что было намерение уйти из жизни…

— Есть ли зависимость между социальным благополучием семьи и несчастными детьми?

— Вопрос о социальном благополучии семьи сам по себе дискуссионный. Дом может быть — полная чаша, родители — уважаемые люди, а ребенок одинок и заброшен. Для меня это — неблагополучная семья. Самая сложная ситуация в семьях, находящихся на грани каких-то потрясений, будь то развод, снижение доходов. Взрослые что-то упустили в воспитании ребенка, а потом начинают его ненавидеть за свои же промахи. Труднее всего детям из неполных семей, ведь если отец поднимет руку на ребенка, то мать защитит, а когда есть только один родитель, то у ребенка нет защитника. Однако, замечу, дети нынче достаточно грамотны в правовых вопросах, и если взрослые раздумывают: заявлять или не заявлять на дебошира, то несовершеннолетние чаще всего сами попросят о помощи, если сталкиваются с физическим насилием в семье. Во всяком случае, подростки знают, что есть милиция, социальный приют, куда они могут обращаться.

Компетентно

Николай Дрозд— Министерством внутренних дел совместно с заинтересованными ведомствами разработан проект закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», принятый в первом чтении, — рассказывает начальник управления профилактики МВД Беларуси Николай Дрозд. — В концепцию законопроекта впервые заложены основы государственной политики в области профилактики конкретных видов правонарушений, в том числе и предупреждения насилия в семье.

В настоящее время объединены усилия четырех министерств: внутренних дел, труда и социальной защиты, образования и здравоохранения по обеспечению полного учета неблагополучных семей и проведению с ними необходимых профилактических и реабилитационных мероприятий.

Главой нашего ведомства утвержден план проведения профилактических мероприятий, направленных на предупреждение правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений.

С учетом опыта работы в Мозыре групп экстренного реагирования, состоящих из работников милиции и кризисных отделений центров социального обслуживания населения, МВД обратилось с предложением о проведении на постоянной основе и по всей стране акции «Семья без насилия». В ее рамках при дежурных частях милиции работают группы в составе работников милиции, органов здравоохранения, образования, труда и соцзащиты, культуры, представителей СМИ, которые выбывают на каждое сообщение о семейном скандале с целью принятия мер к устранению причин и условий семейного неблагополучия.

В Министерстве внутренних дел, УВД облисполкомов и ГУВД Минска в рабочие дни действуют «прямые линии» на которые граждане могут сообщать информацию о семьях, в которых сложилась неблагоприятная обстановка, возникают конфликты, члены семьи злоупотребляют спиртным, дети находятся в социально-опасном положении. Заверяю, что сотрудники милиции примут меры по нормализации ситуации в семье.
 

Телефоны «прямой линии»
МВД Республики Беларусь — 8 (017) 218-76-68, 218-71-96
УВД Брестского облисполкома — 8 (0162) 27-53-13, 27-53-55
УВД Витебского облисполкома — 8 (0212) 36-90-63
УВД Гомельского облисполкома — 8 (0232) 45-55-90
УВД Гродненского облисполкома — 8 (0152) 79-71-94
УВД Минского облисполкома — 8 (017) 229-04-25, 229-04-36
УВД Могилевского облисполкома — 8 (0222) 29-87-71
ГУВД Мингорисполкома — 8 (017) 229-40-01

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *