Пересаживать органы экономически выгоднее, чем годами лечить тяжелобольных

Операции по пересадке органов в Беларуси будут поставлены на поток с созданием в 2009 году Центра хирургии и трансплантологии на базе 9-й клинической больницы Минска, заявил на днях первый заместитель министра здравоохранения Беларуси Роберт Часнойть. Тем временем Минздрав выступил с инициативой создать регистр случаев смерти головного мозга. А вот как анализирует состояние и перспективы трансплантологии главный внештатный трансплантолог Министерства здравоохранения страны Анатолий УСС.
 
«Презумпция согласия»
 

В 2007 году в мире было выполнено более 100 тысяч операций по трансплантации органов. В Европе только почки, печень и сердце пересаживали более 50 тысяч раз.
 
В Беларуси данная статистика более чем скромная. В 2007 году только 18 пациентам удалось спасти жизнь, пересадив почку. Но и этот показатель уже считался положительной динамикой, потому что еще в 2005 году число пересадок почки в нашей стране упало до 8 в год. Причиной этому было отрицательное общественное мнение по отношению к проблемам трансплантологии, несовершенное законодательство и как следствие, проблема донорства.
 
— Потребность в трансплантации органов и тканей во всем мире значительно больше, чем выполняется сегодня, — считает Анатолий Усс. – Группа американских экспертов теоретически рассчитала, сколько необходимо проводить трансплантаций на 1 млн. населения. Получилась такая статистика: потребность в пересадке почки на 1 млн. населения составляет 74,5, сердца – 67,4, печени – 59,1, поджелудочной железы – 13,7, легкого – 13,7, в комплексе сердце-легкое – 18,5. До таких показателей далеко даже лидерам в органной трансплантологии — Испании и США.
 
Тем не менее, мы можем посчитать, сколько в Беларуси теоретически надо выполнять
 
трансплантаций в год: 2,5 тысячи. Если мы будем делать даже 10 процентов от этой цифры, то это уже 250 пересадок в год.
 
В 1997 году в Беларуси был принят закон «О трансплантации органов и тканей человека». Но 10 статья закона имела двоякое толкование. Проблема заключалась в том, что в статье поднимался вопрос, должен ли врач, констатировавший смерть и вызвавший бригаду, чтобы забрать органы, спрашивать на это согласие родственников.
 
Год назад в закон были внесены дополнения, которые теперь позволяют врачам работать спокойно и уверенно. Исчезли проблемы двойного толкования этой статьи закона. В Беларуси принята модель «презумпции согласия». В чем ее суть? В том, что человек при жизни изначально согласен быть донором в случае своей смерти. Тому, кто не поддерживает презумпцию согласия, предоставляется возможность выразить это желание при жизни в письменном виде.
 
Страны Европы и мира имеют разные подходы в выборе данной юридической модели. Помимо «презумпции согласия» существует еще модель информированного согласия, основанная на том, что если человек при жизни не давал согласия быть донором, то вопрос забора органов в случае его смерти могут решать только близкие родственники.
 
Какая модель лучше? Это вопрос бесконечной дискуссии. Наверное, модель информированного согласия – это более демократичный и правильный подход. Но тогда все же следует говорить о развитии общества в целом, насколько оно знакомо с проблемами трансплантологии, имеет ли достаточную юридическую базу. Украина, например, выбрала модель информированного согласия, и развитие трансплантологии забуксовало. А вот в США, к примеру, в документах большинства граждан есть отметка о согласии человека в случае несчастья стать донором. Жители Германии в паспорте носят вкладыш с подобной информацией.
 
«Презумпцию согласия» выбрали в свое время Испания, Италия, Бельгия, Франции, Швеция и многие другие страны. Сегодня они лидеры в трансплантологии.
 
Хотя, например, Испания достигла успехов в трансплантологии еще и благодаря организации всего процесса, созданием так называемой службы трансплантационной координации.
 
Проблема местного значения
 
Нехватка донорских органов – это главная проблема в трансплантологии. Тысячи людей ждут органов для пересадок и умирают, так и не дождавшись. Обидно, когда косвенно причиной этому становится нерасторопность медиков. Сегодня для 424 белорусов единственная возможностью продлить жизнь – трансплантация почки. В «листе ожидания» на пересадку печени 54 человека, формируется база данных пациентов, которым необходима пересадка сердца.
 
— Испанцы сумели создать трехуровневую сеть координаторов: национальный, региональный и госпитальный, – сообщил Анатолий Усс. — В каждой клинике Испании есть реаниматолог, ответственный за аудит смерти мозга. А у нас это огромная проблема. Врачи-реаниматологи в учреждениях здравоохранения по-прежнему крайне редко устанавливают диагноз смерти мозга.
 
В прошлом году только две больницы страны – 5-я и 9-я городские клиники Минска – активно участвовали в программе трансплантологии. Оттуда поступило 28 и 29 сообщений о потенциальных донорах. А где все остальные? Почему региональные больницы практически не участвуют в решении проблемы трупных доноров?
 
Правда, хочу отметить, что позитивные перемены есть. В апреле этого года в 4-й клинической больнице Минска было открыто отделение по координации забора донорских органов для трансплантации. Это позволяет в любое время суток в любом учреждении Минска и за его пределами организовывать забор органов при появлении потенциального донора. Мы очень надеемся, что это оптимизирует работу трансплант-координационной помощи в стране. К слову, за шесть месяцев этого года было уже выполнено 16 пересадок почки и 6 – печени. Причем, первую операцию по пересадке печени группа врачей 9-й клинической больницы Минска под руководство Олега Руммо осуществила 2 апреля.
 
Острый вопрос
 
Анатолий Усс убежден: ни одна область медицины так не зависит от общественного доверия, как трансплантология.
 
— Не врач и хирург, отстояв 15 -20 часов у операционного стола или постели больного, должен формировать это мнение. Должны быть отдельные специалисты. Наверное, должна сказать свое слово церковь. Например, в костелах Испании можно встретить таблички «Не забирай свои органы на небо, они понадобятся здесь». Наши же церкви очень сдержанно относятся к проблеме трансплантологии. Из уст священнослужителей можно услышать высказывания о том, что необходимо достойно относится к телу умершего. Но кто спорит с этой истиной? Мы лишь говорим и о достойном отношении к больному человеку, больному ребенку, чью жизнь может спасти только пересадка органов. Как ни кощунственно это звучит, но наша жизнь устроена так, что порой чья-то смерть, которую уже невозможно остановить, может стать спасением жизни другого человека.
 
Самая дорогая операция?
 
Трансплантология – очень дорогостоящая область медицины. Например, одна операция по пересадке сердца оценивается более чем в 100 тысяч долларов, печени – более 50 тысяч долларов. Белорусские специалисты подсчитали, что первые десять операций по трансплантации сердца в нашей стране будут стоить государственному бюджету 1,2 миллиона долларов. Однако медики уверены, что пересаживать органы, спасая тем самым человека от смерти, гораздо эффективнее, чем годами лечить тяжелобольных.
 
— Показательным примером в данном случае является пересадки почки больным в терминальной стадии хронической почечной недостаточности, — считает Анатолий Усс. — К третьему году такая операция становится значительно дешевле гемодиализа. То же можно сказать и о пересадке костного мозга у больных раком. Лечение хронического, периодически обостряющегося гепатита, в целом обществу обходится дороже, чем трансплантация печени у того же пациента. Кроме того, например, до 60 процентов пациентов с пересаженными органами не просто возвращаются к нормальной жизни, они трудоустраиваются, получают новое образование.
 
Эксперты авторитетной организации «Британия-Трансплант», занимающиеся вопросами эффективности трансплантологии, пришли к выводу, что стоимость подобного лечения уменьшается еще и в том случае, если в клинике выполняется не менее 100 пересадок органов в год. В этой связи очень важно, что уже в следующем году в Беларуси будет открыт Республиканский центр трансплантологии. Концентрация в одном лечебном учреждении высококвалифицированных специалистов и дорогостоящего оборудования при обеспечении круглосуточной связи со всеми реанимациями страны и отделениями хирургии – это залог нашего будущего успеха.
 

P.S. При подготовке материала использованы выступление и доклад Анатолия Усса, представленные на Международной научно-практической конференции «Состояние и перспективы трансплантологии», которая прошла в Минске 9-10 октября.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *