Является ли Беларусь «социальным государством»?


Искать социальное государство сегодня значит искать защиту и гарантию настоящей жизни и жизни будущей. Как это ни парадоксально и ни печально, но значительное число граждан Беларуси все еще не понимает сущности словосочетания «социальное государство». Они, безусловно, слышали такое популярное сегодня словосочетание, но что это такое и действительно ли государство, в котором они живут, является социальным, они не в состоянии установить. А ведь именно активностью и вовлеченностью гражданского общества в функционирование государства и определяется социальность государства.

В Беларуси же активность граждан подменена довольно четко выстроенной вертикалью власти. Здесь решения принимаются на самой верхушке, в то время как все нижестоящие в иерархии госаппарата покорно исполняют спускаемые сверху распоряжения. Власть принимает решения произвольно, отдельно от народа, вынуждая тем самым замолчать гражданское общество и стремясь окончательно атрофировать его. Возможно ли в таком случае социальное государство?

Социальные государства в современном мире
 

Что же является определяющим для социального государства на самом деле? В переводе с латинского «социальный» означает «общественный», то есть имеет отношение к жизни людей в обществе. Можно ошибочно сделать вывод о том, что любое государство является социальным, ибо каждое государство имеет непосредственное отношение к людям. Но это не так. Социальным государством можно назвать лишь такое государство, которое в приоритетном порядке обеспечивает необходимое и достаточное финансирование и поддержку сферы здравоохранения, образования, развитие науки и культуры, охрану труда. Причем, государство является лишь опорой для проведения социальной политики для гражданского общества: оно предоставляет защиту, но и одновременно дает свободу для личной активности граждан, побуждая граждан заботится о самих себе, быть ответственными за себя.
 

Говоря простым языком, в социальном государстве каждый имеет возможность самореализации, живет в достойных условиях и имеет гарантию такого же достойного будущего. Следует отметить, что степень социальности государства определяют не только его закрепленные и установленные de jure демократический строй, принципы свободы и равенства и приоритет прав человека, но и непосредственное их выполнение de facto, то есть соответствующая этим принципам правоприменительная практика и общее построение жизни общества. Конституционная, и таким образом высшая, гарантия социальной защиты будет действенна и реальна лишь тогда, когда в конкретном законе будет четко и подробно изложен порядок осуществления и применения этой гарантии.
 

Беларусь едва ли можно рассмотреть в качестве образца социального государства. Таковым скорее может выступать Германия. Именно в Конституции ФРГ еще в 1949 году впервые была зафиксирована формулировка «социальное государство»[1] . Однако этим дело не ограничилось. Конституционный приоритет социальной направленности был значительно расширен и развит на законодательном уровне, в частности, в Кодексе социальных законов, который полностью регулирует правовой аспект реализации социальной политики государства.
 

Как и в любом социальном государстве, основными объектами в социальной политике Германии являются наиболее уязвимые социальные группы. Это значит, что существует множество программ поддержки безработных, малоимущих, пенсионеров, инвалидов и жертв военных действий, что выражается в льготах, пособиях, страхованиях, льготных кредитованиях, социальных и трудовых пенсиях. Каждый гражданин обеспечен широким списком социальных прав, и им же защищен. Закреплено право трудящихся участвовать в определении условий труда через свободные объединения и право участвовать в управлении предприятиями, на которых они работают. Включено в список и право на забастовку. Закреплена свобода выбора места работы и профессии, причем она может быть ограничена только по решению суда. Отмечено также право на образование, в том числе и бесплатное. При нарушении социальных прав гражданин Германии может обратиться в специальный Социальный суд. Особым гарантом соблюдения всех прав в Германии является реальная возможность обращения гражданина в высшую инстанцию, в Конституционный суд, в случае, если его права были нарушены.
 

После знакомства с перечнем социальных прав и гарантий в Германии, у многих читающих может возникнуть недоумение, ведь у нас в стране этот список прав и гарантий не намного отличается, но, тем не менее, не каждый беларус может чувствовать себя таким же защищенным и уверенным, как чувствует себя каждый немец. В чем же тут дело? Успех Германии в социальной сфере объясняется установленной социальной рыночной системой. Говоря простым языком, гарантом социального прогресса является устойчивая рыночная экономика, основанная на частной свободе и инициативе. Основная задача социальной рыночной политики — дать каждому гражданину максимум свободы для проявления инициативы и заботы о самом себе. Задача же государства — не препятствовать такой инициативе и обеспечить возможность и способность гражданина ее осуществить. Государство не навязывает гражданину свою опеку, оно дает человеку возможность думать, действовать самому, заставляет человека быть ответственным перед самим собой. Государство лишь создает условия, чтобы это было возможно.
 

Защита инвалидов в Германии и Беларуси
 

Для большей наглядности изложенных выше положений проведем сравнение конкретной области социальной защиты, а именно, положение людей с умственными или физическими ограничениями в Германии и в Беларуси. Как уже было отмечено выше, социальная политика Германии направлена на создание условий для активного участия каждого гражданина в жизни общества. Это же касается и инвалидов. Сегодня в Германии реализуется проект социальной интеграции инвалидов, основная цель которого — помочь людям с умственными или физическими ограничениями войти в нормальную жизнь общества, не быть изолированными. Помощь со стороны государства заключается в следующем.
 

Для реализации права на труд в Германии для инвалидов предусмотрены специальные государственные учреждения, занимающиеся профессиональной интеграцией людей с недостатками: мастерские для инвалидов, центры профессионального обучения для молодежи и центры профессиональной тренировки для взрослых. Для сравнения, в Беларуси наличие подобных государственных центров профессиональной подготовки лишь прописано в законе, то есть носит сугубо декларативный характер.
 

В Германии, далее, уровень занятости людей-инвалидов еще в 2000 году составлял 82% , в то время как в Беларуси даже в 2007 году это число заметно ниже – 18% . Большим шагом в социальной интеграции инвалидов Германии является постепенный отказ от специальных школ-интернатов для детей с умственными и физическими недостатками. Дети-инвалиды имеют право на свободный выбор школы и направляются в обычные школы. То есть, уже с самого детства нет разделения между людьми-инвалидами и здоровыми людьми. В Беларуси же во всю практикуется школы-интернаты, которые изолируют детей-инвалидов от общества.
 

Много внимания уделяется в Германии и обеспечению бытовых нужд инвалидов. Право на свободный выбор места жительства обеспечивается за счет развитого рынка жилья для людей с умственными и физическими ограничениями. В Беларуси же вообще нет такого жилья, адаптированного для инвалидов. Право на свободу передвижения в Германии реализуется за счет введения в строй современного общественного транспорта, приспособленного для инвалидов. Вокзалы оборудованы специальными лифтами и эскалаторами. Кроме того, введены в строй специальные информационные системы, помогающие ориентироваться инвалидам с дефектами зрения. Для людей с тяжелой степенью инвалидности предусмотрен специальный транспорт, расходы на который покрываются социальными службами. Беларусским же инвалидам приходится отказываться от общественного транспорта, вследствие его неприспособленности к их нуждам, тем самым быть максимально ограниченным в передвижении. Инвалидам Беларуси остается лишь смотреть на новые, но неработающие, лифты на станциях метро.
 

Кроме реализации основных прав инвалидов, как обычных людей, их поддержка осуществляется еще и с экономической стороны. Это выражается в системе льгот в сферах: транспортной, жилищной, образовательной, здравоохранения и отдыха. Также существуют специальные пособия и выплаты, значительно снижены налоговые сборы. Как известно, в Беларуси льготы с недавнего времени были упразднены, пособия и выплаты отменяются, а налоги повышаются.
 

Однако кроме инициативы самого государства, еще большим желанием стать полноправными членами общества Германии обладают сами инвалиды. Так, с конца шестидесятых годов прошлого века пассивность людей с умственными и физическими недостатками сменилась их активными действиями. Таким людям надоело быть под властью своих здоровых опекунов и полностью зависеть от их решений. Ведь кто, как не они сами, знают о своих проблемах лучше всего?
 

Сегодня инвалиды Германии все больше заявляют о своих правах и проявляют готовность бороться с дискриминацией. Все чаще можно встретить человека с умственными или физическими ограничениями, отстаивающим свои права в политической сфере, начиная от местных органов самоуправления и заканчивая Бундестагом. Сегодня в Германии функционирует множество союзов, объединений и движений, представляющих интересы инвалидов. Активность же беларусских инвалидов характеризуется лишь числом обращений в службы занятости и несколькими «безмолвными» объединениями.
 

Как видим, социальные политики, проводимые Беларусью и Германией, такие схожие внешне, являются в действительности принципиально различными. В беларусском случае мы имеем полную монополию государства в сфере социальной защиты, дающую не всегда своевременный и оправданный минимум защиты. Такая монополия не оставляет места активности граждан, желающих обеспечивать себя самостоятельно. В случае Германии мы видим обеспечение максимума свободы для реализации себя и организации самостоятельной жизни и социальной защиты в сочетании с необходимым и достойным уровнем поддержки, в случае нежелания или отсутствия возможности обеспечить себя самостоятельно.
 

Перед нами две стратегии. Одна вынуждает нас полностью отдать себя в руки государства, тем самым, сняв с себя ответственность и со страхом ожидая очередного неожиданного указа или декрета. Вторая позволяет нам быть свободными в своих действиях, быть активным гражданином, полагаться на себя и быть способным защитить и обеспечить себя, имея при этом гарант необходимого минимума социальной защиты со стороны государства. Что же лучше?
 

Ответ на этот вопрос дает сама жизнь: на сегодняшний день страны, где каждый отдельный человек имеет больше свободы, чем государство, а государство лишь предоставляет платформу для самореализации, имеют гораздо большие успехи в обеспечении социальной защищенности своих граждан.
 
 
Маргарита ЖЕСЬКО, «Новая Европа»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *