Сергей Доренко переехал жить в Минск

Известный российский тележурналист Сергей Доренко выбрал Минск в качестве «тихой заводи» и купил себе квартиру в Троицком предместье. Об этом он сообщил в интервью «Интерфаксу».
 
— Сергей Леонидович, действительно ли вы купили квартиру в Минске?
 
— Да, я купил квартиру в Троицком предместье. Почему там? Потому что в окна видишь Свислочь, видишь лужайку впереди. Это правильное место, чтобы приехать, купить побольше зельца и кровяной колбасы, нарезать это, сесть у подоконника и смотреть на Свислочь. И писать что-нибудь впрок.
 
— Вы часто бываете в Минске?
 
— С октября уже был три раза. Мне нравится здесь. Мне нужно место, чтобы уединиться и писать.
 
— А вам Минск нравится?
 
— Очень люблю Минск, очень. Я люблю Минск за людей. Они европейцы в отличие от нас.
 
Недавно, в начале января, я потерялся в Минске. Я искал один банк и несколько раз проехал мимо манифестации бизнесменов, которые чего-то требовали от властей. Мы с женой не сразу поняли, что это манифестация протеста. Мы несколько раз мимо нее проехали, и жена спросила: «Что это?». Я сказал: «Не знаю, мне кажется, какие-то официальные профсоюзы выступают».
 
Если бы это было в Москве — были бы металлоискатели, весь город был бы забит грузовиками с ОМОНом, ОМОНовцы были бы абсолютно зверского вида. И всех бы пропускали через штакетник. Даже в этом люди отличаются.
 
Еще водители пропускают пешеходов на зебре… Здесь нет какой-то отчаянной жестокости и боя до последней крови. По ощущению города нет страсти уничтожения, которую я наблюдаю в Москве.
 
— А вашей жене нравится Минск?
 
— Моя жена обожает Минск. У меня есть некая семейная история. Один из родов, который привел к моему появлению, принадлежал к казачьи старшинам Запорожского войска. У них был небольшой хутор севернее Запорожья. Их фамилия была Зубец. И они все время вспоминали, что они «полешуки» — родом с Полесья.
 
— Вы в свое время очень критиковали Лукашенко. У вас изменилось к нему отношение?
 
— Единственные люди, к кому мы должны проявлять лояльность — это народ. Я не могу проявлять лояльность к политикам. Александр Григорьевич — политик. Я его те или иные меры поддерживаю или категорически критикую. Но я не могу поддерживать человека, это абсолютно аморально поддерживать человека в политике. В политике надо поддерживать народ. Я не с теми, кто вместе с Лукашенко, и не с теми, кто против Лукашенко.
 
Когда я его критиковал, я всегда говорил с точки зрения России. Россия заинтересована в захвате «Панамского коридора» через территорию Беларуси. Нам нужно шоссе, нефтепровод и все. Остальное — трава не расти. Это, объективно, наш интерес, российский имперский интерес.
 
А Лукашенко полагает иначе. Потому что у него другие интересы. Это не критика, просто у нас разные интересы.
 
— Вам не предлагали работать в Беларуси?
 
— Нет никогда.
 
— А если бы предложили?
 
— Ух… Я человек спонтанный… Для меня Беларусь — укрывище. Это термин Солженицына.
 
Я вообще сначала поехал на Браславские озера. Но понял, что мне ближе Минск, потому что в Минске я получаю необычайную тишину после Москвы, кровяную колбасу из «Радзивиловского», очень приятных тихих людей, славянскую Шамбалу, прародину кривичей, которая и моя прародина. Это страшно греет душу.
 
— А как вы проводите свое время в Минске?
 
— Я делаю эпические набеги на «Радзивиловский». Потом предаюсь гедонизму, эпикурейству, глядя на Свислочь.
 
— Когда вы снова будете у нас?
 
— Я планировал 21-го приехать в Минск, но что-то встрепенулось, и мы поедем купаться в Африку.
 
— У вас еще где-нибудь есть недвижимость?
 
— Это моя единственная недвижимость за рубежом. Вообще говоря, это моя единственная квартира. В Москве квартира принадлежит жене.
 
У меня нет вообще никакой квартиры кроме Минска. Если меня отовсюду исторгнут, я приеду сюда и буду сидеть, и смотреть на Свислочь.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *