РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ПРОИСХОДИТ, НЕ ПРОИСХОДИТ, НЕ ПРОИСХОДИТ…


Ровно неделю назад, в понедельник 20 марта, вновь «избранный» президентом А.Г. Лукашенко начал свою пресс-конференцию с заявления о том, что цветная революция в Беларуси провалилась. События, имевшие место в течение всей прошедшей недели, можно понять только в свете этой фразы. Дело в том, что в Беларуси уже целую неделю не свершается революция. И это отсутствие революции минчане могли почувствовать своей кожей.
 
Не было революции и в День Воли, в субботу 25 марта. На Октябрьской площади не удалось собраться «всей Беларуси», как призывал А. Милинкевич вечером 19-го. Но произошедшие в течение рабочей недели события все же заставляют думать о революционной ситуации. Правда, не в ее учебниковой версии: верхи как будто могут, а низам как будто все равно. И все же в Минске целую неделю было что-то не так.
 
Беларусь иногда называют черной дырой в центре Европы. Целых пять суток в самом центре этой дыры, неподалеку от знака нулевого километра зияла еще одна дыра. Палаточный лагерь, разбитый участниками акции протеста против… даже не результатов выборов, а против Сильной и Процветающей Беларуси в версии А.Г. Лукашенко – стал местом, где отказывались работать привычные белорусские стереотипы. Местом, где любой сознательный гражданин Сильной и Процветающей вынужден сказать «Стоп! Здесь конец географии!». Это место на площади просто выпало из привычной городской жизни и пронзительно отсутствовало целую неделю – до разгона утром 24-го. Такое слепое пятно в повседневной городской жизни, тем не менее, не могло остаться незамеченным.
 
Для всех тех, кто решился ночевать в палаточном городке, для тех, кто приходил вечером на встречу с политиками, для тех, кто проезжал мимо в 100 автобусе, прильнув лицом к стеклу. И даже для тех, кто вовсе ни на что не решился, Октябрьская площадь еще долго останется зудящим местом, по которому нельзя пройти спокойно. За прошедшую неделю все участники этой акции приобрели очень важный опыт – почувствовали город собственным телом. Ногами, плечами, связками, мурашками на коже. Кто-то больше, кто-то меньше. Но изменились все, и особенно важно, что изменился сам город.
 

Октябрьская площадь стала местом, где вслух и на людях говорили о страхе, который охватил страну и не находит выхода. О фальсификации результатов выборов. Об исчезнувших политиках и политических заключенных. Об арестованных активистах молодежных движений и задержанных членах штабов кандидатов в президенты. О давлении на студентов и служащих в ходе избирательной кампании, а точнее – в течение всего времени между любыми белорусскими выборами. О закрытых газетах и вузах, об уволенных преподавателях.
 
Площадь оказалась местом, где группка брсмовцев, робко ступая под красно-зеленым флагом по хрупкому весеннему льду, спешно ретируется, едва услышав о себе из динамика. Где телевизионные новости можно освистать вместе с другими людьми перед огромным телеэкраном, а не дома один на один с телевизором. Где нет 75 %-го белорусского эфира. Это место, где в Сильной и Процветающей Беларуси обнаружилась новая черная дыра, которую нелегко будет прикрыть спецназом или залатать белыми нитками БТ.
 
Дыра в дыре – это уже кольцо. Похоже, оно будет разрастаться и своим демонстративным отсутствием привлекать осторожное внимание все большего числа белорусов. Октябрьская площадь стала местом, куда обыватель заглядывал со страхом и любопытством, понимая, что оттуда вот-вот что-то выскочит. В субботу власть, если воспользоваться остротой А. Козулина, смогла выпустить из этой дыры пулю.
 

В действительности на встрече в парке Янки Купалы было сказано, что последнюю пулю он – понятно, кто, – может оставить себе. Дальше события разворачивались с подобающей революции стремительностью. Тему в тот же день подхватил В. Наумов, сказав на своей пресс-конференции, что А. Козулин призывал к физическому уничтожению главы государства, а демонстранты по его призыву отправились штурмовать следственный изолятор на Окрестина.
 
Пулю таки выпустили – на белорусском телевидении. В вечернем выпуске новостей утверждалось, что для проведения акции («беспорядков») 25-го марта было специально выбрано время, когда в городе гуляет много людей с маленькими детьми. В том же выпуске А. Козулина уже цитировали: по версии канала БТ, он предлагал «пустить президенту пулю». Это даже не угроза стабильности или народу, а что-то совсем немыслимое в белорусской системе координат. По версии того же канала, демонстранты, двинувшиеся на Окрестина, забрасывали ряды ОМОНа камнями и взрывпакетами. Здесь нужно поставить многоточие и запастись вниманием и мужеством на следующую неделю… Вероятно, выпущенной пуле не дадут упасть.
 
Революция, которая уже неделю все никак не начнется в Беларуси, тем временем набирает обороты. В стране, в которой долго ничего не происходило, начинает что-то происходить.
 

 
 
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *