СПАСИБО ЗА НАДЕЖДУ


По результатам проверки 72,2% избирательных бюллетеней Центризбирком объявил, что за А. Лукашенко отдано 82,3% голосов, за А. Милинкевича — 5,8%, за С. Гайдукевича — 3,6%, за А. Козулина — 2,3%.
 
Озвученные результаты состоявшихся 19 марта выборов президента Беларуси, вероятно, мало кого удивили. Однако этот результат никак нельзя назвать «элегантным» — нагнетаемая перед выборами со стороны властей истерия показала, что в тихой толерантной Беларуси не все так однозначно, как казалось еще пару месяцев назад.
 
Победа это или поражение? Каждый участник выборов сегодня, наверное, испытывает двойственные ощущения и отвечает на этот вопрос по-своему.
 
И все же позволим себе предположить, что президентские выборы-2006 в Беларуси способны привести, а возможно, уже привели к заметным сдвигам в сознании практически всех важных слоев и групп, влияющих на политическое будущее страны, — электората, оппозиции, властных структур, российской элиты и международного сообщества.
 
Власть теряет поддержку
 
Первое, что бросилось в глаза в прошедшей кампании, — это истерическое поведение властей, пытавшихся в последний момент откровенно запугать не только оппозицию, но и все население неумными заявлениями о террористических заговорах. И трудно избавиться от мысли, что таким образом власть фактически призналась, что ее позиции не так крепки, как она об этом заявляла еще пару месяцев назад
 
Да и выданные на прошлой неделе Всероссийским центром исследований общественного мнения (ВЦИОМ) результаты опросов, в соответствии с которыми за Лукашенко свои голоса в начале марта были готовы отдать лишь 60%, фактически поставили власть в сложную ситуацию. Если признать, что еще два месяца назад рейтинг президента был 76-78%, о чем многократно заявлял сам Александр Лукашенко, то получается, что он просто рухнул за два месяца предвыборной кампании.

Причем оказалось, что в ситуации, когда рейтинг показал тенденцию к снижению, у власти не нашлось никаких позитивных аргументов, чтобы привлечь колеблющихся на свою сторону. И как бы ни пыталась государственная пропаганда убедить электорат в том, что только у Александра Лукашенко есть какая-то программа на будущее, как раз-таки это будущее выглядело весьма неопределенно. По сути, электорату А. Лукашенко приходится рассчитывать лишь на то, что продолжится совершенствование старой политики/
 
Но в том-то и дело, что сама власть накануне неоднократно подчеркивала: ресурсы роста за счет старых методов фактически исчерпаны. А ничего нового предложено не было. Даже Парк высоких технологий как символ новой экономической политики так и не был хотя бы символически открыт к выборам. Естественно, у тех, кто поближе к экономике, все это вызывает серьезные опасения: не обернется ли предыдущий безудержный рост последующей серьезной стагнацией.

К тому же стало очевидно: в стране накапливается нереализованный потенциал экономистов, менеджеров, предпринимателей, которые за последние 10 лет приобрели достаточный опыт, получили практические знания и хотели бы реализовать их в своей стране и при этой жизни. Поэтому тезис о том, что время Лукашенко прошло, оказался востребованным в этой кампании.
 
Странности поведения
 
Ситуация, сложившаяся вокруг якобы планируемых террористических актов в Беларуси, обнажила и весьма неоднозначные тенденции в стане властных структур.
 
Высокую степень непрофессионализма, с которой «раскрывались заговоры» — языковые ошибки в «фальшивых» результатах зарубежных экзит-полов, появление «фальшивок» Центризбиркома через несколько недель после того, как большинство фигурантов по делу «Партнерства» уже находились в заключении, и многие другие, смешные, с точки зрения любого работника спецслужб, доказательства, — можно, конечно, списать на спешку. Что лишь подчеркивает: власти пребывали в полном неведении о настроениях электората и не подозревали, что население так активно заинтересуется оппозиционными кандидатами.
 
В то же время откровенная абсурдность некоторых заявлений, особенно знаменитого видеоролика про дохлых крыс, создавала впечатление, что, оказывая таким образом необходимое воздействие на самую необразованную и подверженную внушению часть электората, в свою очередь более разумной части общества правоохранительные органы как бы давали сигнал: вы же не подумайте, что мы это все серьезно.
 
В связи с этим также интересно и появление многочисленных анонимных писем сотрудников КГБ и МВД, которые в свою очередь раскрывали планы властей по «обезвреживанию» оппозиции. Даже если предположить, что они были сфабрикованы людьми, не имеющими отношения к органам правопорядка, то стоит отметить, что эти письма были восприняты многими как подлинные. То есть в обществе существует мнение о возможно неоднородном отношении к действующей власти даже со стороны тех, кто призван ее охранять.
 
Уровень угрозы – оранжевый
 
Весьма важно и то, что все эти поиски внутренних террористов происходили на глазах журналистов и наблюдателей из зарубежных стран, в том числе братской России, которая оказывает Лукашенко очевидную поддержку. Даже если они сегодня единогласно заявят, что выборы в Беларуси прошли честно и открыто, можно не сомневаться, что российская элита сделает для себя определенные выводы.

По сути, развеян миф о Беларуси как о стране, где невозможны «цветные революции». Ведь если рейтинг действующего президента снижается и начинает приближаться к границе первого тура — 50%, то это как раз и есть тот рубеж, при котором даже не слишком масштабные фальсификации позволяют оппозиции заявлять о непризнании результатов выборов. А объявлением повышенного уровня террористической угрозы власть лишь усугубила ситуацию, заставив усомниться основного союзника в пресловутой стабильности Беларуси.
 
Еще один своеобразный урок для России заключается в том, что, оказывается, ей вовсе не стоит копировать белорусский опыт. Все тот же опрос ВЦИОМа показал, что политику А. Лукашенко поддерживают 64% белорусов, в то время как политику Путина — 75% россиян. То есть поддержка проводимой политики у Путина выше, несмотря на монетизацию льгот, реформу ЖКХ, введение страховой медицины, Чечню, барбекю с американским президентом на его ранчо, постоянные активные действия на международной арене и пр. А значит, нет никакой «загадки Лукашенко», так же как и нет загадки «белорусской модели».
 
Кроме того, хочется надеяться, что российские политики в полной мере «насладились» передачами Белорусского телевидения, и даже если кому-то это очень понравилось, по крайней мере, теперь они не будут говорить глупости вроде того, что в Беларуси граждане могут в полном объеме смотреть три российских телеканала.
 
Новый взгляд на Беларусь
 
Еще один важный внешний аспект прошедших выборов — это возвращение интереса к Беларуси со стороны международного сообщества. Еще пару месяцев назад зарубежная пресса оценивала выборы в Беларуси как абсолютно прогнозируемые, предрекала вялую кампанию без реальной альтернативы действующей власти и в целом страна воспринималась как заповедник колхозного социализма с апатичным и практически однородным электоратом, которому достаточно 250 USD средней зарплаты, чтобы они отказались от данного им Конституцией права свободного волеизъявления.

Но, несмотря на то, что в соседней Украине через неделю после Беларуси должны состояться, как казалось, куда более интересные парламентские выборы, в Беларусь в итоге съехалось огромное число иностранных журналистов и международных наблюдателей, все крупнейшие мировые издания печатали обзоры и анализы белорусской ситуации. И хочется надеяться, увидели во время предвыборной кампании ростки новой Беларуси.
 
Возрождение оппозиции
 
Стоит отметить и ту роль, которую сыграла в новом имидже Беларуси оппозиция, сумев объединить свои усилия и выставить единого кандидата от демократических сил. Велика заслуга в этом и самого Александра Милинкевича, который произвел на Запад впечатление действительно политика нового типа.

Александр Милинкевич стал открытием и для Беларуси. Многие наконец-то поняли, что президент совсем необязательно должен быть просто амбициознее всех остальных. Куда важнее быть хорошо образованным, ответственным человеком, готовым к восприятию разных мнений и поиску компромиссных здравых решений.
 
Безусловно, следует отдать должное и Александру Козулину. Его обличительные и порой провокационные выступления во многом способствовали привлечению внимания к кампании даже апатичных слоев электората. Но все же время А.Козулина тоже прошло. Если бы он, будучи ректором БГУ, то есть членом команды Лукашенко, так же ярко заявил о себе на выборах 2001 года, став своеобразным белорусским Ельциным, ему бы просто не было цены.
 
Так или иначе, активность оппозиционных сил, объехавших за короткое время всю страну, заслуживает не просто уважения, но и искренней благодарности, так как возродила в сердцах многих надежду на то, что в стране есть грамотные думающие люди, причем их позиция находит отклик у простых людей.
 
Удивительным для многих стало также то, что кампания, даже по признанию действующего президента страны, проводилась без серьезных средств: «У них нет на это ни ума, ни средств, ни ресурсов, чтобы силой захватить что-либо, не только власть», — заявил А. Лукашенко 17 марта на БелАЗе.

Оба кандидата умудрились раскрутиться за пару месяцев, будучи практически полностью отрезанными от СМИ. И здесь стоит отметить не только личные качества самих кандидатов, но и то, что власть, опять-таки, попала в ловушку, которую расставила сама. Полностью зачистив информационное и политическое поле Беларуси, стараясь любыми способами дискредитировать прошлое оппозиции, власть фактически создала предпосылки для роста новой политической силы.

Этот эффект очень часто срабатывает в авторитарных режимах, и власти следует учесть это, если она намерена в дальнейшем перейти к открытым репрессиям и еще большему ужесточению условий для любой альтернативной политической деятельности в стране.
 
Пока не повезло
 
В ноябре 2004 года, сразу после выборов президента США, известный своим фильмом «Фаренгейт 9/11» американский кинорежиссер Майкл Мур — весьма любимый белорусскими властями за свою антибушевскую позицию — написал статью, где изложил «17 причин, по которым не следует резать вены на запястьях» в связи с тем, что Джордж Буш был переизбран на второй срок.

«Ладно, не повезло. Действительно не повезло», — писал демократ М. Мур, после чего привел первый беспроигрышный позитив: «Закон запрещает Джорджу Бушу-младшему баллотироваться в президенты еще раз».
 
Нам, конечно, не повезло гораздо больше, так как для фантазий на тему о количестве сроков все еще остается бескрайний простор. И все же эти выборы многим дали надежду на то, что счет уже идет не на пятилетки, а всего лишь на годы.
 
И если кто-то посчитает большим преувеличением тезис о том, что 19 марта Беларусь сделала шаг навстречу демократии, то уж, по крайней мере, можно смело сказать: белорусскому обществу удалось избежать серьезного отката назад, хотя его к этому сильно принуждали.
 
Ирина КРЫЛОВИЧ

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *