ИРИНА ЖИХАРЬ: «ГРАЖДАНСКУЮ ПОЗИЦИЮ У НАС НИКТО НЕ МОЖЕТ ОТНЯТЬ»

В конце 80-х годов выпускницу химфака Белгосуниверситета распределили в Чернобыльскую зону. Она отработала там два года, вернулась в Минск, а еще через четыре года врачи поставили ей фатальный диагноз: рак. Четыре месяца в Боровлянах. На ее глазах угасали соседки по палате.
 
— Тут два варианта, – говорили ей врачи, — либо тебе осталось полгода, либо ты – счастливая и будешь жить долго.

— Я – счастливая! — отвечала девушка. И чудо свершилось, болезнь отступила. А спустя некоторое время, уже будучи в аспирантуре, она узнала о решении руководства страны о возобновлении распределения выпускников вузов в Чернобыльскую зону. И поняла, что нужно что-то делать.
 
— С тех пор я — человек общественный, — вспоминает ныне Ирина Жихарь, председатель совета общественного объединения «Белорусская организация трудящихся женщин».
 
Наш корреспондент побеседовал с ней в Борисове, куда она приезжала, чтобы встретиться с активистками БОТЖ, накануне десятилетия создания организации.
 
— За десять лет пройден немалый путь. А как все начиналось, какие задачи ставились в первую очередь?
 
— У истоков организации стояли женщины из свободных профсоюзов. И когда организация создавалась, главным направлением ее деятельности  была защита женщины на рабочем месте.  Но поскольку у женщины, кроме работы, есть еще и семья, дети, и это  тоже существенным образом влияет на ее положение в обществе, задачи стали расширяться.  Для нас приоритетными стали не только трудовые отношения, но и семейные.
 
Защита женщины в семье от бытового насилия и защита жилищных прав женщин.  Мы столкнулись  и продолжаем сталкиваться с ситуацией, когда женщина экономически не свободна, она не может решить многие жилищные проблемы, особенно, если она  в разводе и остается одна с ребенком. И для нас вот эти три правовые сферы являются приоритетными до сих пор и мы разрабатываем достаточно серьезные программы в этом направлении.
 
—  Жизнь не стоит на месте. Вероятно, появились и новые приоритеты?
 
— В 2001 году, во время президентских выборов, мы впервые провели  масштабную мобилизационную кампанию. В ней 22 региона участвовали, исходя из своего формата, из своих возможностей, в зависимости от того человеческого ресурса, который есть в организации. И у нас, живущих в разных городах, появилось реальное ощущение, что мы — одно целое. И вот с этого момента у нас в принципе началась такая интересная работа по формулированию нашей общей идеологической основы, по формулированию ценностей организации, корпоративных ценностей, по культивированию дискуссионных форм решения вопросов.
 
Известно, что 60% населения Беларуси – женщины. И у этих миллионов женщин должно быть средство, с помощью которого они должны артикулировать свои интересы. А чтобы артикулировать свой интерес, его нужно четко формулировать. И вот  этому мы посвящаем последние пять лет нашей работы.
 
— Проблемы есть не только у женщин…
 
— Действительно, практика показывает, что женщины себя не чувствуют какой-то особой группой. Женские проблемы  воспринимаются в контексте общенациональных проблем. Но в результате общественных трансформаций, женщина оказывается в более уязвимой ситуации. Понимая это, наша организация будет строить свою деятельность для того, чтобы минимизировать последствия общественных трансформаций, чтобы женщина чувствовала себя защищенной.
Я хочу дожить до того момента, когда наша организация самоликвидируется, а это возможно только в том случае, если мы выполним свою уставную цель. А уставная цель простая – защита прав и интересов женщин.
 
— Но ведь столько говорится в официальных СМИ о социальной ориентированности нынешнего государственного уклада в Беларуси. Чего защищать?  Очередное мудрое указание, и все в порядке. Это у неразумных европейцев с американцами, с их так называемой демократией и плюрализмом, сплошные неурядицы. А у нас стабильность и процветание. В том числе и у женщин. Чего же боле?
 
— Если  простой человек не будет задумываться, какие решения принимаются на уровне его предприятия, на уровне города, на уровне государства, не будет обсуждать это, читать, знакомиться с разными позициями, то он, то есть, мы,  не будем контролировать те процессы, которые происходят в обществе.
 
Сегодня налицо возврат к советскому прошлому. Когда есть средний человек, есть средняя зарплата, все средние. Но средних ценностей не бывает! Все люди разные! Мы хотим влиять на общественные процессы и заявлять о своих проблемах, а это не приветствуется сегодня. Потому что патернализм государства возвращает нас  в советские времена. Но нас это не пугает. Мы понимаем, что мы – носители перемен, мы то, что называется реформация. Мы готовим реформацию на Беларуси в общественном сознании.
 
Государство претендует на то, что оно само знает проблемы своих граждан, и нечего кому-то еще указывать. Для нас не приемлемо хамство, грубость по отношению к людям. Каждый человек, поскольку он создан по образу и подобию божьему, является ценностью. И мы очень ценим то пространство индивидуальной свободы каждого человека. У нас другая культура. И я уверена, что именно наши активистки войдут  в  ключевые коллективы людей,  работающие на перемены, которые неизбежно будут. Мир вокруг меняется. Железного занавеса нет, и как бы кому не хотелось, он все равно не будет восстановлен.
 
— В последние время БОТЖ, как и другие неправительственные общественные организации, столкнулась с серьезными трудностями. Вы были вынуждены пойти на реструктуризацию, поскольку получить юридический адрес для региональной структуры НГО практически невозможно?
 
— Это нонсенс на самом деле, когда требуют получение юридического адреса только для того, чтобы пять человек из совета могли собраться и для хранения документации. И за эти метры нам надо было платить. В принципе этого нет во всем мире цивилизованном. А в нашей стране это есть. У всего общественного сектора не хватило тех усилий на то, чтобы изменить ситуацию. Мы пытались это делать. Было несколько больших кампаний,  даже попытки работать с парламентом и внести поправки в закон об общественных объединениях. В итоге все поправки были приняты с точностью наоборот.
 
— И складывается впечатление, что дни НГО в Беларуси сочтены. Скорее всего они будут ликвидироваться под любыми предлогами. Один из ярких примеров —  Союз белорусских писателей. Если уж с такой организацией расправляются легко и просто, то что ждать остальным?
 
— Мы понимаем, что происходит с негосударственными организациями, и мы готовы к любому исходу. И не боимся этого. Потому что гражданскую позицию у нас никто не может отнять. Ее можно отнять, только физически устранив человека. Если государство на это пойдет, то я, как человек верующий, могу сказать, мы на земле не дома, мы в гостях. Бог все видит, он видит наши усилия. Он знает, что мы не желаем зла, а мы пришли в этот мир с добром. И если государство говорит, нам это не надо, тогда те люди, которые это делают от имени государства, тоже будут отвечать перед Богом. А там жизнь вечная. Когда нет Бога, все дозволено. Это то, что сегодня мы видим в стране.
 
Лозунг «БОТЖ – территория свободы» – мы будем сохранять, независимо от юридической регистрации. Даже если нас закроют, связи наши останутся. Останутся  женщины, останется возможность встречаться, возможность разговаривать, делать, программы продолжать. Минюст не может нам указывать сегодня, что нам делать. И завтра не будет указывать! Если государство говорит, мы не хотим, чтобы вы так делали, так это проблемы государства. Мы ведь в конце концов не решаем свои личные проблемы. Мы решаем те проблемы, которые волнуют общественность.
 
Записал Павел МОГИЛИН.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *