МЕДИКИ ХОТЯТ ПОЛУЧАТЬ ЗАРПЛАТУ ВОВРЕМЯ, ЗА ЧТО ПОЛУЧАЮТ ВЫГОВОРЫ


Ожидание зарплаты сродни чувству голода: чем дальше, тем больше заставляет нервничать и провоцирует агрессию против окружающих. Чтобы избавиться от симптомов, врачи скорой помощи рекомендуют устранить причину.
 
В  течение последнего года борисовсие медработники  аккуратно в конце каждого месяца звонили в редакцию газеты «Курьер из Борисова»:  «Нам снова задерживают зарплату! Помогите!» и журналисты добросовестно обращались в горфинотдел, в бухгалтерию ТМО, прекрасно понимая, что статья в газете окажется столь же полезна для медработников, как спиртовой компресс для мертового.
 
Выплата заработной платы — это процесс, регулируемый набором различных законодательных актов. Не функция журналистов следить за соблюдением законности в этой стране. Они лишь могут обнажать подноготную и привлекать внимание общественности (а также госорганов) к существующим нарушеиям. В конце концов, если бы задерживали зарплату сотрудникам редакции, никому из нас не пришло бы в голову обратиться за помощью, скажем, к продавцам, реализующим нашу газету. На это есть профсоюз,  исполнительная власть, суд и прокуратура, в конце концов!
 
Терпение медработников очень резко пошло на убыль, когда летом руководство ТМО собрало сотрудников и предложило узаконить задержку зарплаты и аванса и исправить соответствующие пункты в коллективном договоре. Но даже и после перенесения сроков больше чем на неделю зарплату продолжают задерживать.
 
В сентябре этого года работники станции  скорой помощи, поняв, что «карманный» профсоюз не собирается подавать голос в защиту прав своих же членов, позвонили в Комитет Госконтроля. Там ответили, что деньги на уплату зарплаты бюджетным работникам перечисляются  в установленные сроки.
 
Медработники опешили: «Что же это? Наверх подаются ложные сведения? Или деньги действительно приходят на счета вовремя, а на местах сроки их выдачи работникам задерживаются?». Так как ТМО — структура бюджетная, деньги на выплату зарплаты поступают из госбюджета на счет горфинотдела, а уже финотдел перечисляет на счета поликлиник, больниц и т.д.
 
И тогда, как корреспонденту рассказали медработники, один из сотрудников  обратился к финотделу горисполкома с предложением — записал его в Книгу замечаний и предложений:  предлагаю, мол, о задержке зарплаты предупреждеать коллектив работников ТМО. А также предложил пересмотреть вопрос о снятии пени при несвоевременной оплате коммунальных услуг.
 
Автор предложения вскоре получил ответ за подписью начальника финотдела, в котором сообщалось, что финансирование на выплату зарплаты поступает в 20-х числах, а вот взимание пени не является компетенцией финотдела. Все, что было написано в ответе — верно. Начальник финотдела не отошла от истины. Но и правды не сказала. А в том месяце зарплату и аванс снова задержали. Фельдшер — автор предложений — снова поехал в горисполком.
 
Зарплата врача на “скорой” составляет около 400 тысяч, санитарки получают около 150. Поди растяни эти деньги на месяц! Врачи стараются работать на полторы-две ставки, что, разумеется, не намного  улучшает качество их жизни и уж тем более не улучшает качество их труда. Понятно, что когда в кошельке остаются последние мелкие купюры,  человек начинает сильно нервничать и роптать на начальство. А начальтво этого не любит. Вот и автору «предложений» дали понять, что неча высоваваться и «качать права». Ему выписали выговор и лишили премиальных.
 
На собрании трудового коллектива, на котором среди прочих обсуждался и вопрос выплаты зарплаты, представители бухгалтерии обтекаемо отвечали на прямые вопросы, вовремя ли дадут зарплату перед Новым годом, в  конце декабря. Зато внятно плакались, что, дескать, слишком много народу работает в Борисовском ТМО, много денег на зарплату им требуется, а где ж их взять, если денег нет!  
 
На собрании было объявлено, что вопрос о правомерности взыскания сотруднику, который осмелился задавать вопросы и высказывать предложния в адрес подразделения горисполкома, будет разбираться на комиссии по трудовым спорам. Уже тот факт, что такая комисиия таки существует в РГТМО, стал откровением для участников собрания,  не говоря о том, что никому не известно, кто же входит в эту КТС. 
 
На состоявшемся через несколько дней заседании КТС  ее члены во главе с заместителем главврача по идеологии Марией Ильюшонок согласились с руководством в вопросе наказания фельдшера, чего и следовало ожидать: начальству выгодно вводить в разнообразные комисии «своих» людей, либо наоборот, людей недалеких.
Фельдшер предполагает, что в суде сумеет доказать, что действовал не в личных интересах, а по поручению трудового коллектива, и что не покидал свое рабочее место для посещения горисполкома.
 
Главврача РГТМО Владимира Рубцова на собрании не было. Защищать права своих же работников ему не с руки. Более того, как говорят работники станции скорой помощи, они для начальства — как медики второго сорта. С приходом Владимира Рубцова на пост  главврача РГТМО постепенно потеснило станцию скорой  помощи в здании, которое изначально является типовым зданием для «неотложки». Теперь администрация РГТМО занимает в трехэтажном здании скорой помощи больше, чем полтора этажа. Отсутствуют условия для отдыха водителей, нет горячей воды, медработникам буквально негде съесть свой бутерброд, запрещено смотреть телевизор (кроме белорусских новостей).

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *