Беларусь как вызов Европе

Активные обсуждения того, что ЕС мог бы сделать для Беларуси после событий декабря 2010 года и чего он не сделал, не стихают. Для начала хотелось бы выйти за рамки вопроса о политических и экономических санкциях и порассуждать о том, что могла бы сделать Европа для Беларуси в плане цивилизационном.

Стать историческим народом
 
Согласно теории цивилизаций известного английского историка Арнольда Тойнби, любая цивилизация развивается и достигает более высокого уровня благодаря преодолению внешних или внутренних вызовов. Успешно с ними справляясь, цивилизация духовно обогащается, создает собственную и неповторимую культуру.
 
Это вечное движение в соответствие с законами жизни и развития как отдельного человека, так и общества и государства. Когда вызовов нет, общество или цивилизация приходит в состояние застоя, начинают деградировать и в конце-конце умирают в роскоши и гедонизме или ослабевает с точки зрения своей внутренней энергии настолько, что не в состоянии ответить на новые внешние или внутренние вызовы. Так погибли многие цивилизации древности: Ассирия, Персия, Рим.
С другой стороны, народ, общество может не принимать вызовов, игнорировать их, позволить их разрешать другим народам, но тогда такой народ, такое общество никогда не достигнет своей исторической вершины и останется на задворках истории.
 
Размышляя о судьбе беларусского народа в данный период времени, можно сказать, что с одной стороны сегодняшний политический режим – это цивилизационный вызов для нас, беларусов. И от того, примем ли мы его, ответим ли на него, зависит наше историческое будущее. Если же беларусы смирятся с существующим порядком вещей, скажут со свойственной им привычкой: «а может так и надо», то Беларусь не только не станет исторической нацией, но и потеряет свою государственность.

Мы, беларусы, боремся с существующим режимом, со злом в собственном доме, в собственной стране. Конечно, многие наши граждане (одни под воздействием официальной пропаганды, другие в силу привычки) убеждены в том, что Лукашенко – воплощение добра, а все кто с ним борется – враги. Увы, так было всегда и так будет.
Ян Гус, сгорая на костре инквизиции, увидев, как старая женщина подбрасывает хворост в огонь, произнес: «Святая простота».
 
Такие люди свято будут верить и в то, что Ад – это Рай, и сам святой Петр не переубедит их в этом. Но те, кто знает, где белое, а где черное, и выступает на стороне Белого, наивно надеется на то, что кто-то сможет решить наши проблемы за нас и перекрасить весь мир в белый цвет. То, что зло торжествует в нашей стране, не может быть сведено только к политическому режиму. Его сила и жестокость – в нашей слабости и разобщенности. Его сила в том, что среди тех, кто борется с режимом, нет единства, в том, что оппозиция даже в тяжелую минуту не в состоянии сделать что-то вместе, наступить на горло своим страхам, обидам, амбициям, как и в том, что в массе своей оппозиционные лидеры не исторические личности. Мы, беларусы, выпустили на волю собственного дракона, и если мы его не победим, то он просто сожрет нас во имя нашего же блага.
 
Мы сами творцы собственной истории, собственных лидеров, а не Восток или Запад. И мы должны рассчитывать только на свои силы, на свой народ, от которого представители демократического сообщества все еще далеки и который для них все еще чужд и непонятен. Но это не означает, что пока народ спит, мы не должны бороться, страдать, умирать. Если мы ничего не будем делать, то народ вряд ли пробудится от иллюзий хорошей жизни, и тогда другим поколениям придется делать то, чего не сделали мы. Только так, мы станем историческим народом.
 
Лучше не делать ничего, чем делать наполовину
 
С другой стороны Беларусь со своими внутренними проблемами – это своеобразный внешний вызов для Европы, вызов ее ценностям и идеалам, к которым она шла через всю свою историю, муки и страдания миллионов людей. И будет неправильно сказать, что Беларусь не внесла своего вклада в становление этих ценностей. Однако, пройдя сквозь репрессии и войны, Беларусь, к сожалению, оказалась на задворках Европы. И сейчас для некоторых европейских политиков было бы проще отмахнуться, забыть, стереть из памяти все, что связанно с Беларусью, сказать, что это сфера интересов другого государства.
 
Все сегодняшние действия Европы по отношению к беларусскому режиму – визовые санкции и финансирование третьего сектора – половинчатые и неэффективные. Это словно вялая отмашка от назойливой букашки, которая своим жужжанием напоминает о правах человека, свободе совести, о живых людях, сидящих в казематах, это попытка откупиться от тех, кто ждет и требует более жестких действий.

Визовые санкции – это просто смешное и показушное решение, которое уж точно не напугает режим и его сторонников, как в принципе и финансирование третьего сектора в Беларуси.
Финансовая поддержка беларусской оппозиции была не меньшей и до событий 2006 г. и после них, только это скорее вредило оппозиции, чем помогало ей. Получение грантов было самоцелью политических партий и организаций, такая ситуация сохранится и сейчас. Лучше не делать ничего, чем делать наполовину.
 
Европейский Союз, в конце концов, должен определиться и ясно высказать свою позицию по поводу того, является ли Беларусь частью Европы не как географическое, а как политическое и культурное пространство, и не прикрываться формулами политической корректности и не бубнить что-то неопределенное о будущем. Это должно быть заявлено официально и лучше всеми сразу, чтобы это не было частным мнением Кэтрин Эштон, Мануэля Баррозу, Хермана ван Ромпёя или Ежи Бузека и не передано где-то кому-то в кулуарах европейских институтов или на конференциях, посвященных проблемам Восточного партнерства.

Проблемы Беларуси должны стать общеевропейскими
 
Конечно, кто-то скажет, что сами беларусы должны решить, является ли Беларусь европейской страной, – и будет прав. К этому я бы добавил, что каждый должен прежде всего говорить сам за себя, а не за весь народ, что такое Беларусь и готова ли она к тому, чтобы стать политической частью Европы. Сейчас в стране мы имеем ситуацию, когда лишь один человек от имени всех, узурпировав это право, распоряжается судьбой нашего государства, убеждая в том, что наш путь не европейский, а где-то между, чуть ближе к России. Лично я, как гражданин Беларуси, высказывая свое мнение, считаю, что Беларусь является европейской страной и должна быть в ЕС.

Не знаю, будет ли уместным добавить, что в соответствии с социологическими опросамизначительная часть беларусов (от 35% до 40 %) убеждена в том, что Беларусь должна интегрироваться в ЕС, и это несмотря на постоянное внушение государственной пропагандой совершенно другой точки зрения.
Уверен, что при иных информационно-политических условиях в Беларуси желающих интегрироваться в ЕС было бы гораздо больше.
 
Однако вопрос интеграции, хоть и существенный, не является принципиальным. Кто мы для Европы, для ЕС? Вот вопрос, который имеет значение! Этот вопрос, направленный к европейцам, равносилен вопросам о самих себе, на которые должны ответить беларусы. Но для европейцев ответ для него будет иметь далеко идущее политическое значение. Если Беларусь не рассматривается европейским сообществом как неотъемлемая часть Европы, то рассуждать на тему, какую политику должна проводить Европа по отношению к режиму, не имеет смысла. Вся политика будет сводиться к формальным осуждениям, пустым санкциям и обещаниям, которые сгорят в пламени африканских революций или забудутся со временем .
 
Вся европейская политика ХХ и начала XXI века сводилась к ожиданиям, к надеждам на то, что «авось повезет» и проблема сама разрешиться, и к стремлению «не разбудить спящего медведя».
 
Последствия такой политики были плачевными как для самой Европы, так и для всего мира. Как мне кажется, именно такая стратегия используется и в отношении режима Лукашенко. Выражается она в надежде на то, что Лукашенко образумится и превратится в демократа, или на то, что Беларусь в конце концов интегрируется в Россию, и можно будет умыть руки – ведь такова «воля народа».
 
Но если Европейский Союз найдет в себе силы и смелость заявить, что Беларусь – это неотъемлемая часть Европы, то ситуация в нашей стране перестанет быть только и исключительно нашей внутренней проблемой, она станет общеевропейской. В этом случае и политика по отношению к Беларуси, к беларусскому народу и беларусскому режиму станет ясной и понятной для самой Европы.
 
В другом свете предстанет и вопрос о европейской интеграции. В нынешних политических условиях по причине нежелания режима невозможно осуществить политическую интеграцию Беларуси в ЕС. Но никто не мешает и не может помешать ЕС начать интеграцию беларусского общества и помочь ему уже сейчас стать частью европейского сообщества. Почему бы, не признав Беларусь неотъемлемой частью Европы, не помочь ее гражданам стать европейцами?
 
Найдется много скептиков и критиков этой идеи, может быть, ее назовут глупой и безумной. Но именно такими выглядели идеи полета в Космос, на Луну, создания самого ЕС. Неужели шаг на пути становления европейской цивилизации, частью которой мы, беларусы, являемся, воспринимается как более безумный, чем освоение Космоса? Для ее реализации нужна лишь политическая воля.

Не хотелось бы, чтобы все свелось к вопросу: «Что Европа может сделать для нас и дать нам?» Важно другое: что мы, беларусы, и Беларусь можем дать Европе? Быть может, мы сможем мотивировать европейцев думать другими категориями, главными среди которых будут не газ и нефть, а на самом деле права человека и свобода духа, за которые и теперь можно и нужно сражаться.
Быть может, мы сможем обнаружить то, что и в XXI веке есть место героизму. Быть может, приняв вызов Беларуси, объединенная Европа перейдет на новый уровень своего цивилизационного развития. Хочется надеяться, что эти вопросы не останутся без ответов.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *