Что делать оппозиции?

На днях в белорусской оппозиции разгорелся скандал, связанный с двумя экс-кандидатами в президенты — Александрами Козулиным и Милинкевичем. Дело в том, что на встрече белорусской делегации 25 января с министром иностранных дел Голландии Козулин вручил ему обращение от имени недавно созданного Национального координационного совета демократической оппозиции. И это несмотря на то, что даже с присутствовавшим на переговорах Милинкевичем этот документ согласован не был. Не говоря уже об остальных членах Совета.
 
Например, председатель Партии БНФ Алексей Янукевич в интервью «МЫ» сказал, что, к сожалению, ничего не знал о подготовке такого документа: «Вещи вроде того, что сделал господин Козулин, негативно влияют на возможность сотрудничества демократических сил внутри страны и на отношение к ним за рубежом». 
 
«Этот досадный факт если не свидетельствует о амбициозной попытке узурпации коалиционной вывески или манипуляции ею, то, по крайней мере, ставит под сомнение возможность действительно приличной совместной работы оппозиционных сил в рамках Координационного совета», — посетовал Александр Милинкевич на сайте Pyx.by.
 
В интервью газете «Народная воля» Александр Козулин назвал эти претензии смешными и странными: «Во-первых, никаких обращений от имени Рады я никому не передавал. Во-вторых, текст обращения, который получил министр иностранных дел Голландии, был согласован с Александром Милинкевичем. Мы вместе обсуждали его по пунктам. Мы — это не только я и Милинкевич, тогда было бы непонятно, кому верить, но также Денис Садовский, Ева Некляева и Юлия Слуцкая. Просто не понимаю, зачем главе движения «За свободу» снова начинать ссоры в оппозиционной среде».
 
В ответ движение «За свободу» опубликовало этот документ, который вызвал бурное обсуждение в оппозиционых кругах. Например, текст с русского языка на английский был переведн с помощью Google Translite. Да и содержание вызвало споры.
 
Между тем, эта история, пожалуй, стала единственным информационным поводом из стана демсил в последнее время.
 
Уголовное дело о массовых беспорядках 19 декабря, по сути, парализовало деятельность оппозиции внутри страны. Хотя то, как прошли выборы, и поствыборная ситуация требуют от нее как минимум работы над ошибками, а не борьбы за статус и ресурсы за рубежом.
 
Что делать белорусской оппозиции дальше?
 
Заместитель председателя движения «За свободу» Виктор Корнеенко полагает, что наиболее важной первоочередной задачей оппозиции является освобождение политзаключенных и прекращение волны политических репрессий:
 
— Но это краткосрочная задача. Она не позволяет говорить о перспективах оппозиции вообще. Тут речь идет о том, что, как говорится, своих надо защищать. Что касается долгосрочной перспективы, то тут у меня большие сомнения в том, что белорусская оппозиция сможет вместе вырабатывать стратегические планы.
 
По мнению Корнеенко, сейчас не столь даже важны идеологические расхождения:
 
— В Беларуси существует (и существует давно) множество политиков, которые считают, что работу в стране кто-то должен сделать за них. И причем довольно нахально требуют выполнить эту работу Европу, США, то есть не партнерства ищут, а подобно маленьким детям настаивают на поддержке старших. Расценивать такие свои требования как справедливе — это очень серьезное заблуждение многих наших политиков. Вот, в частности, история с Александром Козулиным — яркий тому пример: «Откройте нам офисы в Европе, центры по всему миру!». Так вот, центры надо открывать в Беларуси. Мне кажется, ряду политиков просто не хватает обычного совершеннолетия. И линия водораздела в нашей оппозиции проходит здесь: или мы самостоятельные люди, которые могут что-то сделать (да, это не исключает поисков партнерства и в Европе, и в США, но партнерства, а не защиты отеческой), или мы постоянно кричим: «Помогите! Нас бьют!». Но тогда надо понимать и учитывать интересы Европы в Беларуси, понимать всю политическую конъюнктуру, как бы это ни было порой неприятно нашей оппозиции, к сожалению.
 
По словам Корнеенко, движение «За свободу» сегодня ведет консультации и с НГО, и с многими политическими субъектами, «чтобы убедить их в том, что нам надо выработать нашу стратегию, полагаясь на свои силы, и, конечно, выстраивая партнерские отношения с международным сообществом».
 
— Но, я думаю, единства, к большому сожалению, у оппозиции не будет, — полагает Корнеенко. — Громко кричать о том, что у нас плохо, — это малоперспективно. Декларация Координационного совета демоппозиции – жесткая, ответственная и достаточная. Вот в рамках этого документа и можно выстраивать свои отношения с Европой. Но когда политики по-своему собираются использовать этот бренд, то ничего хорошего из этого не выйдет. Наверное, некоторым деятелям не хватает элементарной политической культуры. Есть исчерпывающий перечень проблем, изложенный в декларации, – и точка! Все остальное – создание центров, еще чего-то там, принятие новых заявлений является абсолютно лишним. Вносить что-то там от себя, не оговаривая с партнерами, — так единства не достигают. Это порочная практика. И у народа Беларуси такие действия определенно не найдут поддержку.
 
Политолог Юрий Чаусов назвал обращение, которое на днях передал министру иностранных дел Голландии Козулин, сырым:
 
— Похоже, что обращение действительно не было согласовано, так как текст, если рассматривать его даже только на лингвистическом уровне, не соответствует статусу серьезного документа. Мое впечатление, что действительно в рамках Совета, в которую вошли все, есть группы, которые видят функции этого органа в освобождении политзаключенных, прекращении репрессий, а есть те, кто вышел за рамки мандата и стал говорить, к примеру, о создании тренинговых центров в Гааге и т.д. Мне кажется, нужно тут разделять краткосрочные и долгосрочные цели оппозиции. Президентские выборы завершены – это факт. Больше выиграют сейчас те силы, которые раньше остальных поймут, что уже нужно работать на следующую кампанию – выборы парламентские.
 
Юрий Чаусов отметил, что у властей есть стремление сохранить модель циклов: выборы – конфликт – торг политзаключенными — так называемая либерализация – новые выборы:
 
— Говорить о том, что это пессимистичный сценарий, не приходится. Потому что сейчас этот кругооборот белорусской внешней политики осуществляется в период все большей и большей политической зависимости Беларуси от европейской гравитации. Это данность, в рамках которой и нужно строить свои стратегии. Условно говоря, мы сейчас находимся в лете 2006-го, и мы знаем, что будет дальше. Будет некое ослабление давления. Другой вопрос, как это будет использовано гражданским сектором, политиками.
 
Политолог Владимир Мацкевич говорит, что новые генерации сами собой, из ниоткуда не возникают:
— Пока сегодняшние лидеры оппозиции будут делать все, чтобы удержать свои мнимые статусы, на их место никто другой не появится. Нужно спросить себя: а что такое сейчас эта оппозиция? Большинство там представляют сами себя, выдвигают какие-то программы и проекты, которые полезны только им. И доверие к такой оппозиции у гражданского общества, среди протестного электората очень и очень низкое. А чтобы бороться за повышение этого доверия, идти навстречу гражданскому обществу — я этого не вижу в действиях нынешних лидеров.
 
По мнению Владимира Мацкевича, скорее всего, размышления после шока, вызванного событиями 19 декабряи уголовным делом о массовых беспорядках, не приведут к принципиальной смене подходов и действий оппозиции:
 
— Если не постарается кто-нибудь и не начнет консолидацию более широких кругов гражданского общества и демократической оппозиции, расширяя поле, на котором привыкли работать сегодняшние лидеры партий. Это нужно делать, потому что сегодня нет выхода за пределы оппозиционного гетто. Сами по себе события 19 декабря показывают, что почти никто не предсказывал и не ожидал такого количества людей, пришедших на Площадь протестовать. Зачем они туда пришли? А они пришли не поддержать альтернативных кандидатов, они, скорее, вышли, чтобы выразить свой протест — против несправедливых выборов, против манипуляций, даже против людей, которых судьба выбросила в качестве кандидатов в президенты, хотя они не имели ни влияния, ни известности в обществе.
 
Мацкевич подчеркивает:
 
— Электоральная база, широкая база, с которой надо работать, есть. Но нет сейчас среди партийных функционеров тех, кто бы имел волю и разум, чтобы с этой базой на самом деле работать.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *