Зенон Позняк: Пора расставить все точки над «i»

Узурпатор доволен собой и безнаказанно любуется тем, что натворил. Поэтому все сейчас зависит от белорусского общества и его способности к борьбе за национальные интересы.

О событиях 19 декабря, своей версии их возникновения, а также о нынешней ситуации в Беларуси на Радио «Свабода» рассуждает председатель Консервативно-христианской партии БНФ Зенон Позняк.

«Прошло более 40 дней после милицейского нападения на народ 19 декабря прошлого года в день выборов в Минске. Узурпатор доволен собой, хвалится, что без его команды ничего не делалось. Словом, безнаказанно любуется тем, что натворил.

В обществе тем временем проходит первый стресс, и оно с удивлением и страхом начинает присматриваться к тому, что происходит. Для некоторых это как пробуждение после долгого сна. Трезвые рациональные голоса были изначально, но они терялись в сфере эмоций и возмущения, и хуже всего — в воздухе искусственной героизации захвата заложников — кандидатов в президенты, действия которых впечатляюще противоречили понятию пафоса.
 
Сложность в том, что в это время нельзя было делать политической оценки их поведения, чтобы не давать возможности для подлых спекуляций и подтасовок со стороны режима. Все они были схвачены незаконно, и, чтобы прекратить массовые репрессии, надо было ликвидировать основание — освободить заложников из тюрьмы. (Отмечу, что реальных провокаторов, организованных режимом, тех, что били стекла, как раз и не задержали.)
 
Антинародному режиму, по большому счету, все равно, кто там был и что там было на самом деле, так как действует уже схема организованной им провокации против всего белорусского народа (точнее — против сознательной и активной его части). Эту схему сейчас и раскручивают. Сотни людей сгребли с площади, не разбираясь (даже вместе с агентурой), и тут же начались планомерные репрессии в системе ползучего геноцида белорусов, который лукашистский режим ведет уже 16 лет. Маховик закручен, машина уничтожения заработала.
 
Для того, чтобы завести эту машину, режиму нужны были не только исполнители (милиция и КГБ), но, прежде всего, — сообщники, статисты и управляемая оппозиция.

Наша многолетняя методическая работа по бойкоту фальшивых выборов режима дала свои плоды в 2008 году. Ситуация подтвердилась на местных выборах в 2009-м. В это время люди перестали ходить на режимные выборы, возникли новые настроения в обществе, появились определенные признаки национальной консолидации. Необходимо было развивать и расширять такие тенденции. Президентские выборы планировалось встретить жестким бойкотом, чтобы не дать возможности режиму сорвать этот общественный протестно-консолидированный процесс.
 
Опасность, однако, исходила от Евросоюза (который мог снова погнать свою зависимую оппозицию на тупиковые выборы) и из Москвы, откуда ожидалась масштабная провокация.

Тем временем угроза пришла непосредственно из режима. Притом тактически и стратегически план режима был настолько дерзок, что позже нам пришлось отказаться от пропаганды площади и на ходу ему противостоять, определяя приоритеты в действиях, но (что фатально) потеряв политическую инициативу. Инициативу перехватил режим.
 
На избирательную арену выпустили большую группу так называемых «демократических» кандидатов в президенты и подставных лиц, обеспечивших им регистрацию и возможность публично высказываться. Их высказывания, призывы и критика режима (в основном вполне обоснованная) толкнули на голосование тех, кто не собирался голосовать. Люди услышали критические, резкие слова кандидатов и поверили в иллюзию победы. Фальфисикационная машина (где голоса не считают) снова получила свой наполнитель (свое «топливо» для работы) — электорат, который пришел голосовать. Остальное уже не имело значения. Машина сделала свое дело.
 
Здесь еще раз отмечу общее положение. Диктатора невозможно победить на выборах. Таких примеров история не знает. Но путем системного избирательного сопротивления его выборы можно опрокинуть, подвесить диктатора над пустотой без формальной и реальной опоры на большинство людей, подтолкнуть процесс ослабления диктатуры и усиления консолидированного общества. Метод на выборах для этого существует только один — бойкот. Бойкотом выборы не выигрывают. Бойкот выборов — уничтожает, так как при диктатуре выборы — это оружие диктатуры. Бойкот — это народная борьба, которая имеет продолжение.
 
Опасность бойкота как раз прекрасно понимает «простой» «колхозный» Лукашенко (который своей грубой первобытной политикой все время подтверждает, что на всякого евромудреца хватает простоты). Группу демократических кандидатов (клоунов, как называли их в дискуссиях) он не только использовал для отказа части людей от бойкота, но еще и использовал для прикрытия заранее задуманной провокации с «массовыми беспорядками».
 
Ситуация для белорусов могла стать просто трагической, если бы провокация не провалилась. Говоря лапидарно, режим не сумел ее «профессионально» организовать и осуществить. (Сыграла закономерность, что подлые дела делают, как правило, глупые люди.) Провокаторы оскандалились.

Нынешняя возня режима, стремление сшить из своего провала «массовые беспорядки» (которых не было) и нарисовать «государственный переворот» вызывает в обществе только возмущение и злость, работает против режима.
 
Но это чужой режим. Ему абсолютно не нужны мысли и настроения людей в то время, когда он вершит «великую историческую задачу — уничтожение белорусской нации» (Лукашенко, 2006 г.)
 
Грубая провокация и насилие, что сделал над людьми Лукашенко, вновь показала особую никчемность и полную безответственность перед народом так называемой «подставной» оппозиции — этого побочного создания Ганса Вика и КГБ.

Все спарринг-кандидаты призвали людей прийти голосовать и попутно рефреном звучало — придти на площадь. Но сразу было видно (и оказалось потом), что никакого единого плана действий на площади у них не было. И не могло быть, ведь для этого нужен один общий лидер, одна общая идея, одна общая задача и структурная организация, способная организовать порядок и процесс событий. Такого не существовало. Людей звали бездумно, а некоторые спарринг-кандидаты еще приговаривали, что до конца режима Лукашенко осталось столько и столько дней, что 20 декабря все проснутся в новой Беларуси и т. д. То есть свербезотказность в политике, так как такие пустые фразы абсолютно ничем не были обеспечены. Тем временем наивные люди могли им поверить. А потом — разочарование.
 
Я уже писал раньше, что когда спарринг-кандидаты пришли на площадь, то все они растерялись, никто не знал, что делать. Тогда придумали новость. Посовещались и объявили, что создали между собой «Правительство народного доверия». Аж стыдно даже пересказывать, что взрослые люди имеют такие подростковые литературные представления о политической борьбе. Для таких политиков — это словно развлечение, игра «в партизаны».

Понятно, что в такой атмосфере для агентуры не представляло никакого труда. Подтолкнуть людей на проспект и повести на площадь Независимости. Туда безвольно потянулись и спарринг-кандидаты. Но куда? Зачем? Они ведь уже не управляли этой массой людей.
 
Можно задать много вопросов, но они бессмысленны для безответственных инфантильных провальщиков.
 
Даже уже будучи «в мешке», на площади перед статуей Ленина, когда провокаторы режима начали бить стекла, остановить их, схватить и отдать милиции — было делом (если судить по опыту Народного Фронта) всего двух-трех минут. Но, повторяю, для этого нужно было иметь ответственность за организацию серьезного дела и наличие самой организации. Спарринг-кандидаты и здесь показали себя как клоуны, не способные адекватно оценить, что происходит, и принять решение.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *