В вопросе санкций Евросоюз поставил многоточие…


 
 
31 января Совет министров иностранных дел Евросоюза и правительство Соединенных Штатов синхронно приняли решение о введении ряда ограничений в отношении Беларуси. Тем самым наступил момент, которого одни в стране ожидали с надеждами, а другие с тревогой. Теперь основной интерес заключается в том, какова будет ответная реакция официального Минска, и, разумеется, насколько эффективными окажутся принятые Западом решения.

К большому облегчению белорусских властей, их опасения в значительной степени не оправдались. Не секрет, что наибольшую угрозу для них представляла экономическая составляющая.

Однако, как и предполагалось большинством аналитиков, Европейский союз исключил ее из своих мер практически полностью.

Министры иностранных дел Евросоюза обсуждали этот вариант, но согласия не достигли. Так что пока ограничились черным списком чиновников, которым запрещен въезд в страны ЕС. В этом беспрецедентно длинном списке — 158 персон, начиная с Александра Лукашенко и двух его старших сыновей.

Вашингтон — тоже вполне ожидаемо — пошел дальше Брюсселя и прекратил действие документа, разрешавшего американским гражданам совершать сделки с двумя дочерними компаниями концерна «Белнефтехим» — ОАО «Лакокраска» (г. Лида) и «Полоцк-Стекловолокно». Таким образом, восстановлена в прежнем объеме ситуация экономических санкций, имевшая место летом 2008 года.

Однако если вспомнить, что в прошлом году товарооборот между Беларусью и США составил всего 285 млн. долларов, то становится ясно, что большого ущерба белорусской экономике это возобновление санкций не нанесет.

Что же касается основного пункта — введения визового запрета для большой группы белорусских официальных лиц, то это для них, безусловно, весьма неприятно, но отнюдь не смертельно.

Таким образом, можно считать, что пока официальный Минск отделался легким испугом. Поэтому обещанные белорусским внешнеполитическим ведомством «пропорциональные и адекватные по содержанию меры» вряд ли выйдут за рамки составления аналогичного перечня представителей Запада, которым запретят въезжать в страну.

Есть мнение, что у Минска по большому счету нет других возможностей для ответного удара. Но это не совсем так. Нельзя, например, исключать, что в случае сильного раздражения власти решатся на такие же действия в отношении дипломатических представительств ЕС, какие были предприняты в отношении посольства США в 2008 году, когда почти всему штату миссии было предписано покинуть Беларусь.

Понятно, что в конечном счете это ни к чему хорошему белорусские власти не привело бы, однако на некоторый, возможно, достаточно длительный период демократические силы утратили бы даже минимальную поддержку внутри страны.

Как бы там ни было, можно предположить, что сейчас Вашингтон и особенно Брюссель подвергнутся резкой критике со стороны тех, кто считает, что санкции должны были быть максимально жесткими, причем в первую очередь именно в экономической сфере.

Действительно, пока как-то трудно представить, что нынешние решения способны подтолкнуть белорусский режим к смягчению внутриполитической ситуации и прежде всего к освобождению политзаключенных.

В то же время следует отметить некоторые дополнительные обстоятельства. Так, упомянутый черный список не является окончательным, в нем могут оказаться новые фигуранты-чиновники. Далее, не исключено, что под санкции в итоге могут попасть и белорусские компании, в частности те, что торгуют вооружением.

Но наиболее существенным моментом, как представляется, является то, что Евросоюз все-таки прислушался к призывам обеспечить более быстрое и гибкое реагирование на происходящее в Беларуси. Теперь для принятия решений такого рода не требуется ждать следующего заседания Совета ЕС, это отдано в компетенцию главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон.

Таким образом, в случае каких-либо очередных антидемократических акций режима реакция может последовать незамедлительно. И, что крайне важно, в определенных пределах для нее, похоже, не потребуется согласований.

Пока трудно предсказать, как это скажется на эффективности поведения объединенной Европы. Но, по крайней мере, не стоит торопиться с ее критикой. Надо дать ей возможность проявить себя в новых условиях.

Наконец, нельзя забывать еще один пункт, может быть, наиболее принципиальный: для оказания поддержки демократии в Беларуси будет создан специальный Европейский фонд, и уже 2 февраля в Варшаве пройдет международная конференция доноров.

Такой подход — усиление поддержки гражданского общества — представляется вполне логичным, так как проблемы Беларуси должен решать ее народ и для перемен следует готовить прочную почву внутри страны, в сознании людей.
 
www.naviny.by

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *