Беларусь — Запад: опыт санкций


 
31 января Совет министров иностранных дел Евросоюза должен принять решение о санкциях против белорусских властей. В частности, речь идет об ограничительных мерах в отношении группы официальных лиц. Они рассматриваются как несущие ответственность за нарушения прав человека в ходе президентской кампании и по ее завершении. Это не первый случай введения санкций против отдельных белорусских чиновников и режима в целом. Какими были предыдущие меры? Что послужило причиной их применения? Каков был эффект?

Наложение на Беларусь разного рода ограничений началось в 1996 году и было вызвано проведением конституционного референдума, который Запад счел недемократичным и нарушающим баланс ветвей власти.

В декабре 1996 года Европарламент остановил ратификацию Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и Евросоюзом. На тот момент его ратифицировали 8 стран ЕС из тогдашних 15, причем ситуация заморожена по сей день.

В сентябре следующего года в результате срыва властями всех попыток Евросоюза организовать их переговоры с оппозицией Совет ЕС ввел в действие ряд существенных ограничений на двустороннее сотрудничество.

В частности, были сокращены программы технической помощи, а двусторонние контакты осуществлялись с лицами не выше уровня заместителя министра. ЕС также пообещал содействовать тому, чтобы международные финансовые институты сохраняли «избирательный подход» к новым просьбам официального Минска о займах.

Любопытно, что формально то решение до сих пор так и не отменено. Возможно, потому, что год спустя его затмил знаменитый «канализационный скандал» вокруг дипломатических резиденций в Дроздах. Вследствие изгнания оттуда ряда послов стран ЕС, Совет Евросоюза запретил выдачу виз в свои страны 131 высшему белорусскому чиновнику, начиная с Александра Лукашенко и завершая заместителями министров. Санкции были отменены после урегулирования конфликта, в феврале 1999 года.

Это стало первым случаем введения запретов на въезд, но, увы, далеко не последним. В ноябре 2002 года, в ответ на выдавливание из Беларуси Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ все тем же Советом ЕС было принято решение о запрете Александру Лукашенко и еще семерым представителям высшего руководства страны въезда на территорию стран союза, кроме Португалии.

Последняя в то время председательствовала в ОБСЕ, и в Лиссабоне опасались, что такая мера помешает принятию решений на предстоявшей в Порто ее ежегодной встрече министров иностранных дел. Запрет был снят в апреле следующего года, когда в Минске начал свою деятельность Офис ОБСЕ.

Не остался спокойным в этом плане и 2004 год. В сентябре в черном списке оказались Владимир Наумов, Виктор Шейман, Юрий Сиваков и Дмитрий Павличенко, подозреваемые в причастности к исчезновению оппозиционных белорусских политиков и журналиста в 1999 и 2000 годах.

А в декабре за нарушения демократических норм при проведении второго конституционного референдума такой же каре были подвергнуты глава Центризбиркома Лидия Ермошина и начальник минского ОМОНа Юрий Подобед. Кстати, с них эти ограничения не сняты по сей день.

Кроме того, ЕС решил тогда ограничить контакты с официальным Минском до «абсолютного минимума»: переговоры с белорусским правительством могли вестись только от имени страны-председателя ЕС, верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности, Еврокомиссии и так называемой тройки (ЕС — ОБСЕ — Совет Европы).

Наконец, в апреле 2006 года, после очередных президентских выборов, также вызвавших у Запада много вопросов, под визовый запрет попал еще 31 чиновник во главе с Лукашенко. Месяцем позже было утверждено применение против них же и финансовых санкций. А в октябре к этому списку были добавлены судьи, вынесшие приговоры активистам инициативы «Партнерство», и государственные обвинители на этих процессах.

В связи с некоторыми шагами белорусских властей по либерализации режима в сентябре 2008 года на применение мер против этих лиц был наложен мораторий, который несколько раз продлялся и действует до настоящего времени. Однако, как представляется, на сей раз он будет отменен.

Помимо ЕС, санкции против Беларуси вводили также Соединенные Штаты. Что касается визовых запретов, то они практически полностью совпадали с европейскими. Разница лишь в том, что Вашингтон их не замораживал.

Вдобавок Вашингтон несколько раз прибегал также к санкциям экономического характера. Так, в августе 2004 года Министерство финансов США обвинило белорусский «Инфобанк» в отмывании денег для режима Саддама Хусейна.

Но наиболее известным актом стало, безусловно, замораживание в ноябре 2007 года активов концерна «Белнефтехим», а также расширение списка попавших под эту меру предприятий в марте 2008 года.

Это привело к острому дипломатическому конфликту, в результате которого штат сотрудников дипломатических представительств обеих стран был сокращен до минимума. Такая ситуация сохраняется и поныне, хотя осенью 2008 года из-под санкций были выведены два объединения — лидская «Лакокраска» и «Полоцк-Стекловолокно».

Есть разные мнения относительно эффективности упомянутых мер. Очевидно, что к кардинальной смене внутриполитической ситуации в Беларуси они не привели.

С другой стороны, не исключено, что без применения санкций эта ситуация могла быть значительно хуже. Так, по мнению ряда аналитиков, экономические санкции США сыграли не последнюю роль в освобождении в 2008 году видного оппозиционера — бывшего кандидата в президенты Александра Козулина.

www.naviny.by

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *