Евросоюз отхлестал Минск. Символически

 
31 января 158 белорусских чиновников, включая Александра Лукашенко и двух его старших сыновей, стали невъездными в Европу. Этот беспрецедентно длинный черный список, по замыслу, должен выглядеть фишкой решения Совета ЕС о наказании режима.

В вину ему вменяется брутальный разгон Площади 19 декабря, на финише президентских выборов, и невиданная в Беларуси волна репрессий против политических оппонентов, не схлынувшая и доселе. В то же время, по предварительным данным, от финансово-экономических санкций, к которым призывали пассионарные евродепутаты, прагматики-министры воздержались.

Выборы-2010 мы как бы уже проехали

Накануне «судного дня» белорусские власти пошли на паллиативные шаги: выпустили нескольких узников «американки» — печально знаменитой тюрьмы КГБ. Но, во-первых, ее покинули далеко не все фигуранты дела «о массовых беспорядках», во-вторых, «выпустили» — это громко сказано.

Так, экс-кандидату в президенты поэту Владимиру Некляеву под домашним арестом возбранено не то что открывать виртуальное окно в мир (интернет, телефон — низ-зя!), но даже подходить к окну квартиры. А уж интервью прессе — ну вы смеетесь!

В такую же ситуацию утонченной пытки поставили журналистку Ирину Халип, жену другого экс-кандидата — Андрея Санникова. В средневековье просто отрезали языки, а теперь — видите, как далеко шагнул гуманизм!

Эти якобы послабления не могли, конечно, остановить запущенный в Брюсселе механизм принятия решения — и в силу бюрократической инерции, и в силу того, что Европе надо сохранить лицо. Ведь она уже заявила, что будет разговаривать с режимом только после того, как в Минске освободят всех политзэков и прекратят репрессии.

Другое дело, что сторонники лозунга «Давить диктатуру!» наверняка разочарованы: резолюция в таком виде — мол, как мертвому припарка. К черному списку белорусской номенклатуре не привыкать.

Зная это, Европарламент 20 января рекомендовал исполнительным структурам ЕС «применить экономические санкции и заморозить всю макрофинансовую помощь через кредиты МВФ, операции Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития».

Но в сегодняшней резолюции Совета ЕС таких пунктов нет. «Не прохонже» и предложение евродепутатов приостановить участие госструктур Беларуси в «Восточном партнерстве» (оставив это окно для гражданского общества).

Да, и еще: повис в воздухе призыв Европарламента к новым выборам в Беларуси. Ясное дело, власти так бы и разогнались… Но теперь дело выглядит так, что эту станцию — выборы-2010 — как бы вообще уже проехали. Европа уже не цепляется к ходу кампании (а ведь вопросов было ой как много!) и долбит фактически в одну точку: кончайте людей давить!

Брюссель не любит резких движений

Накануне много говорилось о том, что на сей раз Вашингтон и Брюссель ударят по белорусскому режиму дуплетом. Но если Америка традиционно по-ковбойски крута, то Европа не любит резких движений.

Конечно, откажись она от нашенской солярки да калия — белорусские начальники сразу закрутились бы как ужи на сковородке. Но Европа решила не обострять. Санкции же США сами по себе не столь уж болезненны, ведь белорусско-американская торговля уже и так съежилась до минимума.

Европейский прагматизм особенно наглядно проявляется в позиции и действиях стран Балтии. Ту же солярку в больших количествах закупает Латвия. А Литва заметно пополняет свой бюджет за счет перевалки белорусских грузов.

«В условиях, когда у Европы нет общего видения, как вести себя в “белорусском вопросе”, верх берут не радикальные мнения, вроде предложений ввести экономические санкции, а скорее половинчатые, символические меры», — отметил в интервью для Naviny.by вильнюсский политолог Вадим Вилейта.

По его словам, в Литве тоже нет единства в подходах к отношениям с Минском. «Но, кажется, преобладает мнение, что не нам, мол, делать большую европейскую политику и к тому же учить жить соседей-белорусов», — добавляет наш собеседник.

Клайпедский порт очень зависит от белорусских грузов. Литва устала от экономического кризиса, из которого едва-едва вышла. Потому в общественном мнении преобладает настрой не ругаться с соседями. И президент Даля Грибаускайте «в целом действует сообразно “социальному заказу”», считает литовский эксперт.

Как раз на Литву Минск, похоже, и делает сейчас ставку, стараясь расколоть Европу. Эмиссары из белорусской столицы, включая Владимира Макея — главу администрации белорусского президента, были замечены в январе в тамошней президентуре.

Своя солярка ближе к телу

Да, паллиативные полушаги типа перевода отдельных узников под домашний арест не способны сразу изменить скверный тренд в отношениях белорусских властей с ЕС. Но наверняка усилятся голоса явных и замаскированных адвокатов Минска. Вот, мол, видите, идут положительные сигналы! Так что нам бы не перегнуть палку!

Такие аргументы были популярны в течение двух лет «политики втягивания». Но реально это привело к брутальной зачистке политической и гражданской альтернативы в Беларуси.

Купится ли Европа второй раз — вот в чем вопрос. Пока выразительного ответа нет.

С другой стороны, пенять на нее — непродуктивное занятие. У Европы свои интересы, ей тоже своя рубашка ближе к телу. И наивно думать, что люди из брюссельских кабинетов будут костьми ложиться за светлое демократическое будущее синеокой республики.

Белорусские аналитики разделились во мнениях. Одни считают, что зря ЕС так миндальничает: экономические санкции были бы весьма действенны именно сейчас, когда режим на подсосе, но в то же время боится сдавать ключевые позиции России. Мол, угроза финансово-экономического бемца вкупе с российским давлением быстро принудила бы Минск быть посговорчивее с Западом.

Другие же кивают на примеры типа Кубы. Дескать, санкции только укрепляют диктатуру, а белорусы фантастически терпеливы, в этом плане властям сказочно повезло. Белоруса на гвоздь сажай, а он — “можа, так і трэба”!

Две Беларуси

Впрочем, белорусы — они тоже разные. И вопрос не только в том, насколько сильно будет прессинговать Запад, но и в том, насколько расширится база для перемен, для европеизации внутри самой страны. Так что в сегодняшних намерениях Евросоюза есть явно перспективная компонента — это усиление помощи гражданскому обществу страны.

В частности, позиция ЕС такова: применяя санкции к верхушке режима, в то же время шире открывать дверь рядовым гражданам.

Впрочем, и это красиво звучит лишь в общем и целом. Однако надеяться на то, что инертный, осторожный Брюссель реализует в обозримой перспективе, скажем, простое, но кардинальное предложение депутата бундестага Марилуизе Бек — вообще отменить визы для белорусов — это из сферы фантастики.

Скорее всего, будут мусолить, опять же, паллиативы — типа брать за визу не 60, а 35 евро, хотя такса тут отнюдь не главное.

Но, как бы там ни было, третий сектор, равно как и политическая оппозиция, на два года почти выпавшие из «прагматичного диалога» Брюсселя с Минском, теперь снова пожинают плоды европейского внимания.

Белорусские демократы критиковали Европу за уклон в «реалполитик», и теперь она как бы старается компенсировать это упущение.

«Впрочем, это не компенсация, а возвращение к здравому смыслу, — отметил в интервью для Naviny.by белорусский аналитик-международник Андрей Федоров. — Ведь изменить Беларусь в конечном итоге могут только сами белорусы. А для этого нужны, в свою очередь, сдвиги в массовом сознании».

Сегодня в одной стране — это стало расхожим тезисом для социологов — сосуществуют две Беларуси. Одна дремотно переваривает предвыборную добавку и верит басням БТ. Другая — корчится от боли и задыхается от политической асфиксии.

Да, тут нет голодухи, что революционизировала массы в Тунисе, Египте, других арабских странах. Но разве относительно сытая пайка — карт-бланш, чтобы безнаказанно давить инакомыслие в центре Европы ХХІ столетия? Это плохая стратегия для любой, даже исключительно изворотливой и поднаторевшей в популизме власти.

Может быть, сегодняшний звоночек Брюсселя Минску и не надрывен, не пронзителен, но лучше его услышать.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *