Поблажки для оппозиции — игра на европейского зрителя

Объединенная Европа продолжает следить за Беларусью. Это со всей наглядностью продемонстрировал состоявшийся 20 октября рабочий визит президента Литовской Республики Дали Грибаускайте. Официальный Минск тоже выразил заинтересованность в продолжении и расширении контактов. Таким образом, внешне все прошло гладко, однако это не означает, что в дальнейшем никаких проблем не возникнет.

 

Александр Лукашенко

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
«Беларусь стремится к тому, чтобы после выборов никто пальцем на нас не показывал. Действующему президенту это совершенно не нужно».

Можно сказать, что литовский президент посетила Минск сразу в трех «шляпах». Она выступала еще и как член «тройки» ОБСЕ, поскольку в следующем году Литва будет председательствовать в этой организации, и как представитель Евросоюза. Впрочем, ныне главным требованием обеих организаций остается проведение предстоящих президентских выборов в соответствии с демократическими стандартами, и это неоднократно подчеркивалось высокой гостьей во время официальных мероприятий.

Со своей стороны, белорусское руководство не слишком акцентировало внимание на ОБСЕ. Причем вовсе не потому, что, как допустил литовский политолог Томас Янелюнас, после выборов Литве, возможно, придется применять санкции против Беларуси от имени этой структуры. Здесь белорусским властям опасаться нечего: под крышей ОБСЕ наверняка найдутся единомышленники, прежде всего в Центральной Азии, у которых имеют место точно такие же проблемы. Просто хорошо известна не слишком высокая степень влиятельности ОБСЕ.

Другое дело Евросоюз, поэтому со стороны белорусского руководства всячески подчеркивалась готовность к продолжению диалога с ЕС. В том числе было обещано обеспечить надлежащие условия проведения избирательной кампании.

Александр Лукашенко подчеркнул: власти постараются, чтобы после президентских выборов «на нас никто не показал пальцем». Было обещано не препятствовать приезду наблюдателей за выборами и их работе, а также всячески способствовать тому, чтобы кандидатов в президенты было как можно больше. По словам белорусского руководителя, «в этом наша прямая заинтересованность».

Действительно, в последнем сомневаться не приходится. Чем больше зарегистрированных претендентов, тем больше шансов на то, что действующий глава государства сможет одержать очередную победу уже в первом туре, причем даже в более или менее справедливых условиях.

Если же учесть четко отработанные властями методики обеспечения нужного им результата, то исход кампании выглядит тем более предрешенным.

Тем не менее, нельзя сказать, что в этом плане совсем ничего не изменилось по сравнению с ситуацией пятилетней давности. Отдельные сдвиги, вроде разрешения почти беспрепятственного сбора подписей за оппозиционных кандидатов, да еще под национальными флагами, безусловно, произошли.

Другое дело, что такого рода поблажки не могут привести к кардинальным переменам. Поэтому вопрос, в какой мере они удовлетворят Брюссель, остается открытым.

Не стало неожиданным также публично выраженное желание Лукашенко обсудить перспективы проекта «Восточное партнерство». Хорошо известно, что именно экономическая составляющая взаимодействия с ЕС является не просто доминирующим, а, по сути, единственным объектом интереса белорусских властей.

В целом можно констатировать, что стороны друг друга выслушали, и это само по себе неплохо. Другое дело — насколько восприняли аргументацию друг друга. Однако реальных оснований ожидать некоего прорыва в плане демократизации белорусской внутренней политики не имеется.

Таким образом, перед Евросоюзом остается дилемма: продолжать свою нынешнюю политику постепенного вовлечения Беларуси в европейское пространство или же вернуться к более или менее жестким мерам.

В среде белорусской оппозиции есть сторонники как первого, так и второго подхода. У последних визит вызвал преимущественно негативные эмоции. По их утверждениям, своим поступком президент Литвы выразила политическую поддержку Александру Лукашенко накануне президентских выборов (хотя все поведение высокой гостьи никоим образом не подтвердило такую точку зрения).

Думается, что более целесообразно сохранить существующие подходы со стороны ЕС. Во-первых, нынешняя стратегия применяется всего два года, тогда как прежняя действовала более десяти лет. Во-вторых, она дала хоть какие-то положительные результаты, чего о предшествующей сказать нельзя.

Да, в таком случае процесс преобразований будет долгим и трудным. Однако иной реалистичной схемы пока не видно.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *