Минск усиливает ставку на третий мир


«Альтернативу России Лукашенко нашел в Китае», «Лукашенко нашел третью точку опоры» — такого рода заголовками отреагировали на визит белорусского официального лидера в Китай московские СМИ. Перед этим был визит Александра Лукашенко в Турцию, на очереди — Иран. Минск, зажатый между Кремлем и Западом, в трудный период избирательной кампании явно усиливает ставку на третий мир.

Как известно, для белорусского руководства главным критерием эффективности сотрудничества с той или иной страной является объем экономического взаимодействия. На соответствующей векторной «диаграмме» можно выделить следующие основные составляющие: российскую, западную и еще одну, представляющую собой совокупность менее крупных. Самые же значительные партнеры Беларуси после России и ЕС — Китай, Венесуэла и Иран.

Какую роль могут сыграть упомянутые векторы в текущей электоральной кампании?

Очевидно, что наибольший интерес вызывает российское направление, поскольку именно оно является самым важным. Не вдаваясь в обсуждение причин кризиса двусторонних отношений, отметим, что сейчас знак этого вектора быстро меняется: с прежнего огромного плюса он все более переходит в минус.

Более того, есть серьезные основания полагать, что такая тенденция сохранится и в обозримом будущем. Как-то слабо верится, что после всех громких взаимных обвинений в духе информационной войны, в том числе на самом высоком уровне, белорусско-российские отношения смогут вернуться в интеграционное русло.

Одних призывов, озвученных на брифинге в Москве 13 октября главой администрации российского президента Сергеем Нарышкиным, для восстановления прежнего уровня отношений мало. А на столь же щедрые преференции, как прежде, Москва идти, судя по всему, не собирается.

Как следствие, прежнее мощнейшее материальное и политическое содействие Москвы белорусскими властями не просто утрачено. Следует ожидать наращивания ее информационного и экономического давления, выдержать которое без серьезных имиджевых потерь внутри собственной страны будет чрезвычайно трудно.

Правда, из-за отсутствия у Кремля реальных возможностей добиться своей цели в ближайшее время непосредственно на грядущих белорусских выборах такая стратегия, скорее всего, не скажется. Брифинг Нарышкина, возможно, и продиктован осознанием, что с наскока «белорусский вопрос» Кремлю не решить. Однако в перспективе положение нынешнего руководства Беларуси выглядит крайне непростым.

На западном направлении сохраняется сложившаяся за два последних года ситуация, которую можно охарактеризовать как «неустойчивое равновесие». Ни одна из сторон не предпринимает каких-либо мер, способных изменить баланс.

Возникшее было определенное движение навстречу друг другу было застопорено откровенным нежеланием белорусского руководства «поступаться принципами». Некоторые его внутриполитические действия были негативно восприняты в Брюсселе и столицах государств-членов ЕС.

В то же время и возвращения к жесткой конфронтации не произошло. В ряде заявлений официального Минска даже выражалась готовность к расширению сотрудничества. Однако поскольку было ясно, что под этим понималась исключительно экономическая сфера, к каким-либо переменам это не привело.

Соответственно, следует ожидать, что и в отношении выборов политика Брюсселя в целом останется прежней.

В еще большей степени это относится и к Вашингтону, поскольку Соединенные Штаты всегда занимали более непримиримую позицию. К тому же во взаимоотношениях с Вашингтоном не имело места вообще никакого движения.

Таким образом, официальному Минску не удалось компенсировать потери на восточном направлении приобретениями на западном. Соответственно, не оставалось иного выхода, как искать поддержки на оставшемся направлении, то есть в так называемом третьем мире.

Недавние поездки высшего руководства в Турцию и Китай, равно как и готовящийся визит в Иран, наглядно подтверждают, что именно этому сейчас уделяется приоритетное внимание.

Можно констатировать, что здесь удалось добиться успехов: рост товарооборота выглядит внушительно. Вдобавок, что для белорусских властей также немаловажно, такие страны никогда не волнует внутриполитическая ситуация у их партнеров. Так что в плане оценки выборов все будет в порядке.

Однако при всех реальных достижениях говорить о том, что этот вектор заменяет собой остальные, пока явно преждевременно: масштабы все же несколько не те.

Таким образом, развитие событий позволяет сделать вывод, что давно декларированная белорусская многовекторность сегодня, под давлением неблагоприятных обстоятельств, наполняется реальным содержанием, причем достаточно динамично.

Подобные перемены были бы позитивными в том случае, если бы все компоненты усиливались, пусть с разной скоростью. Но пока наблюдается менее благоприятная картина.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *