Спасет ли белорусский Гавел страну?

Если такой человек и появился бы сейчас в Беларуси, то граждане бы его просто не заметили.
 

Эксперты «Завтра твоей страны» говорят, что это результат того, что более шестнадцати лет в обществе царят двойственные стандарты, когда люди готовы, как в советские времена, забыть про совесть, порядочность, мораль, чтобы выжить и приспособиться.

В некоторых восточноевропейских государствах на переломных этапах развития появлялись лидеры, которые кардинально изменяли ситуацию в своих странах в сторону демократии.

Для Польши знаковой фигурой до сих пор является Лех Валенса, который в то время возглавлял профсоюз «Солидарность». В Чехии таким деятелем стал литератор Вацлав Гавел. Оба — лауреаты Нобелевской премии. Возможно ли появление своего Гавела в Беларуси?

Доктор философских наук, профессор Геннадий Грушевой считает, что у белорусов свой Гавел уже есть.

— Просто он уже никогда не станет президентом — это совесть нашей нации Василь Быков, — говорит Геннадий Грушевой. — Если бы этот человек решился стать публичным политиком, я думаю, вряд ли кто-то устоял бы против того морального авторитета, который он имел.

Эксперт полагает, что сегодня искать в Беларуси таких людей, как Адамович и Быков, бесперспективно. И не потому, что нет столь же глубоких, талантливых, искренних, преданных гуманизму личностей, как Гавел. Просто сейчас, по мнению Геннадия Грушевого, общество находится в иной фазе существования.

— Настолько понизился уровень общественной морали и дезориентировано общественное сознание, что даже если бы сегодня был такой человек, то лишь малая толика общества почувствовала бы, что надо верить ему, идти за ним и быть рядом с ним, — считает Геннадий Грушевой. — Это, к сожалению, великая трагедия и результат того, что более шестнадцати лет у нас царит такая модель двойственных стандартов, когда люди готовы, как в советские времена, забыть про совесть, порядочность, мораль, чтобы выжить и приспособиться.

По мнению эксперта, белорусам еще предстоит пройти свой путь длиною в три-пять лет, перестраивать модель общественного сознания, чтобы люди, подобные Гавелу, стали по-настоящему авторитетными лидерами нации.
 
— Я был бы очень рад, если бы у нас появился свой Гавел. Я знаком с его творчеством. Как человек он мне очень симпатичен, — говорит поэт Геннадий Буравкин, который встречался с известным чешским литератором в Нью-Йорке, когда был постоянным представителем Беларуси в ООН. — Я бы, конечно, не хотел, чтобы наш белорусский Гавел оказался в тюрьме, как это в свое время было с настоящим Гавелом. А в остальном, считаю: у нас есть писатели такого интеллектуального уровня и такого уровня таланта. Так что все возможно.

По мнению Геннадия Буравкина, белорусский Гавел должен быть в душе белорусом, блюсти белорусские интересы, знать Беларусь и характер белорусов, но кое в чем он должен быть более требовательным к себе и более дальновидным, чем сограждане, которые не заглядывают в будущее.

— Появлению своего Гавела мешает то, что белорусы очень мало знают свою интеллигенцию, как и свою историю, литературу. Это самая большая беда, — считает поэт. — И как только пришло бы это знание, возможность сравнивать интеллектуальный уровень руководителей и нашей интеллигенции, все было бы намного проще.
 
Геннадий Буравкин тоже считает, что Василь Быков имел все для того, чтобы стать духовным отцом и духовным судьей Беларуси и белорусов на современном этапе развития.
 
— И мне сегодня очень не хватает Алеся Адамовича с его умением стратегически мыслить, с его характером борца. Он не оглядывался. Если видел беду для своей земли, тут же рвался в бой, — говорит Геннадий Буравкин.

Поэт называет еще одну, может быть, не очень политизированную личность — Янку Брыля, позиция и отношение которого к тому, что происходит с белорусами и в их душах, была важна для очень многих в нашей стране.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *