Лукашенко нужна Европа


Вице-спикер белорусского парламента Виктор Гуминский сообщил о том, что его страна собирается вновь стать членом Парламентской ассамблеи совета Европы (ПАСЕ), из которой ее исключили в 1997 году. Представитель ПАСЕ Синикка Хурскайнен, приехавшая в Минск, в свою очередь сразу сказала, что главным условием для возвращения Белоруссии в эту организацию является отмена смертной казни.
 

Свое заявление зампредседателя палаты представителей Национального собрания (нижней палаты парламента) Виктор Гуминский сделал на встрече с докладчиком парламентской ассамблеи Совета Европы по Беларуси Синиккой Хурскайнен. «Мы действительно хотим сотрудничать с ПАСЕ, хотим развивать отношения, и рано или поздно мы будем равноправными членами Парламентской ассамблеи Совета Европы», – сказал он.
 

Статуса специально приглашенного члена ПАСЕ (ступень перед вступлением в эту организацию) Беларусь лишилась в 1997 году, когда Совет министров Евросоюза не продлил соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Минском. Таким образом страну исключили из кандидатов на вступление в ПАСЕ. К 1997 году причин для недовольства Лукашенко в Европе накопилось предостаточно. Здесь и откровенно пророссийский курс, и давление на прозападную оппозицию, и новая конституция, установившая в стране режим единоличной власти президента. Последней каплей, переполнившей чашу европейского терпения, стали парламентские выборы 1997 года, результаты которых, по мнению ПАСЕ, были полностью сфальсифицированы.
 
С тех пор отношения белорусских властей и этой организации напоминали вялотекущую «холодную войну». ПАСЕ постоянно критиковало Лукашенко за нарушение демократических принципов, тот без конца обвинял европейцев в поддержке белорусской оппозиции и вмешательстве во внутренние дела страны. И вот в Минск одновременно приехал и докладчик ПАСЕ, а Гуминский выступил с неожиданным заявлением (а в том, что оно сделано с санкции Лукашенко, усомнятся разве что очень наивные люди). Ответ Хурскайнен прозвучал весьма обнадеживающе для Минска. Она сказала, что главным препятствием на пути вступления Беларуси в ПАСЕ является то, что в этой стране до сих пор не отменена смертная казнь. «Этот вопрос является не единственным, но главным», – сказала она. Получается, что к второстепенным вопросам Хурскайнен отнесла свободу СМИ, ситуацию с правами человека и демократией. То есть то, с чем в Беларуси совсем плохо и что Лукашенко вряд ли решится исправить, в отличие от смертной казни, мораторий на которую белорусские власти вполне могут ввести: ввели же его в России. Тем не менее, как уверен заместитель института стран СНГ Владимир Жарихин, и в случае установления моратория и даже отмены смертной казни шансов на возвращение Беларуси в ПАСЕ на самом деле не так уж много. «Сейчас, после многолетней информационной компании против Лукашенко, которая велась на Западе, там будет очень трудно объяснить общественному мнению, почему Белоруссия возвращается в ПАСЕ. Придется забыть слишком многое из сказанного ранее. Поэтому я думаю, что миссия Хурскайнен окончится ничем», – сказал он «НИ».
 
Сомнительно, что и белорусские власти строят иллюзии на счет их скорой реабилитации на Западе. Напрашивается вывод, что разгадку заявления Гуминского следует искать в Москве. Сейчас отношения между Россией и Беларусью находятся на самой низкой точке за все время правления Лукашенко. По российскому телевидению открыто критикуют белорусского лидера, что приводит его в почти нескрываемую ярость. Лукашенко уже позволяет себе антироссийские демарши – вспомним хотя бы июльский визит «заклятого друга» России, грузинского президента Михаила Саакашвили, а также фактический отказ признать независимость Абхазии и Южной Осетии. К тому же практически свернут проект создания Союзного государства России и Беларуси.
 
В сложившейся ситуации действия Лукашенко похожи на новую попытку добиться от России очередных экономических уступок путем политического давления.
 
Геннадий САВЧЕНКО, «Новые Известия»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *