Белорусский орешек не по зубам старушке Европе?

Эхо конфликта вокруг Союза поляков докатилось и до Брюсселя. В понедельник об этом говорили министры иностранных дел ЕС. Сейчас функционеры и парламентарии объединенной Европы принимают оппозиционного лидера Александра Милинкевича и главу опальной ассоциации белорусских поляков Анжелику Борис. Ну и что, интересно, будет на выходе? А ничего! — предрекают эксперты.

С одной стороны, noblesse oblige — положение обязывает верхушку Евросоюза отреагировать на скандальный сюжет. К этому призывает уязвленная Варшава. Обозреватели добавляют: Союз поляков в Беларуси (СПБ) попал под раздачу вовсе не эксклюзивно, пошла волна репрессий против всей оппозиции.

«Война против СПБ — это не изолированное событие, а звено, составная часть нового политического тренда. Он означает конец игры в либерализацию, которая проводилась чуть больше года», — такой вывод делает белорусский политолог Валерий Карбалевич. Одной из причин он называет приближение президентских выборов.

Да, в такие периоды властям, которые и в принципе-то не блещут изящными манерами, становится и вовсе не до церемоний — как на внутренней арене, так и на внешней.

Но Валерий Карбалевич делает акцент на других моментах. Так, Минск явно разочаровался в плодах «прагматичного диалога» с Брюсселем. Пряники «Восточного партнерства» оказались дутыми.

Речь, однако, не о том, чтобы сворачивать отношения. Даже просто раскатывать по Италиям да Швейцариям белорусскому начальству — после изоляции и обидных ярлыков — безусловно приятно: ну так чья взяла? Вдобавок же оказалось, что говорить с Европой вполне можно и с примесью металла в голосе. А куда старушка денется?

Сегодня, наткнувшись на фирменный нахрап официального Минска, Европа растерянно чешет репу. Может, зря не послушали в 2008-м экспертов, советовавших принять некую дорожную карту нормализации отношений? Чтобы бонусы белорусским властям давались только за конкретные шаги в плане либерализации.

«Теоретически дорожная карта — красивая идея, — говорит минский аналитик-международник Андрей Федоров. — Но трудно представить, как бы ЕС ее реализовал».

По мнению эксперта, у Брюсселя нет структур и механизмов, которые позволяли бы реагировать гибко, оперативно в плане как выдачи пряников, так и демонстрации кнута. Да и кнута, собственно, нет.

Короче, старушка Европа оказалась банально слаба против здешнего спортивно накачанного авторитаризма с его силовыми приемами канадского хоккея.

Если разобраться, так и нечего было строить иллюзии.

Наверное, фрустрация — оттого, что ряд лет Европу параллельно мифологизировали, вольно или невольно наделяли сверхмогучими чертами и власть, и оппозиция.

Официальная пропаганда рисовала Старый Свет как органическую часть агрессивного Запада, щелкающего зубами санкций. Наделяла обличьем коварного монстра, подползающего к синеокой республике в натовском камуфляже. Брюссель на пару с Вашингтоном якобы спят и видят, как учинить тут цветную революцию. В принципе, то же, только в других категориях, вытекало из оппозиционного дискурса. Однако получился облом.

Сегодня в старушке Европе разочарованы как верхи, так и борцы с режимом. Первые удручены скудостью пряников, вторые — бескрылым прагматизмом новой линии в отношениях с Минском. Которая к тому же, кажется, зашла в тупик. Вот так-то: и оппозицию отдали на съедение, и от властей получили тряпкой по — гм-гм — лицу в виде наезда на Союз поляков да букета прочих репрессий.

Впрочем, Варшаве старые демократии сочувствуют скорее из приличия. А в принципе там хватает головных болей посильнее — от оползня евро по милости не в меру социалистической Греции до необходимости виртуально раздевать догола всех авиапассажиров по милости террористов-фундаменталистов. Плюс нон-стоп социальных протестов, когда бузят все по очереди — от увольняемых пролетариев до бравых летунов «Люфтганзы». И еще вагон и маленькая тележка проблем, которые напоминают: своя рубашка ближе к телу.

В общем-то, «Восточное партнерство» изначально не было неким проектом чудодейственной демократизации. Евросоюз всего лишь хотел создать на востоке пояс относительной стабильности. Грубо говоря, подушку безопасности между собой и Россией. Причем по возможности без лишних трат.

Короче, вроде бы и обозначили свое намерение играть на этом сегменте постсовка, но — вяло. Без той спортивной злости, с какой некоторые политики играют в хоккей на «Минск-арене».

Брюссель сказал «а», но не сказал «б».

Чем он мог бы пронять белорусское начальство сейчас? Деньги — это да. Но! Морковка Евросоюза — это на сегодня лишь 290 миллионов долларов вероятной макрофинансовой помощи. Белорусскому правительству на один зуб.

МВФ же, который питает Беларусь куда более солидными траншами, выглядит кошкой, которая гуляет сама по себе. Уже на мази второй стенд-бай. Бери не хочу!

«Лукашенко рационально рассудил, что можно продолжить диалог с ЕС с позиции силы, прекратить игру в либерализацию внутри страны и параллельно — подписать новое соглашение с Международным валютным фондом о выделении кредитов», — отмечает Валерий Карбалевич.

Евросоюз к тому же безобразно замариновал энергетические проекты, которые Минск с Киевом (энергоголод не тетка!) разработали и забросили в Брюссель еще по осени. И когда в январе Москва давила, Лукашенко, надо думать, ощутил острое одиночество. Скорее пассионарный заокеанский друг Чавес откликнется, чем не желающая дразнить российского медведя Европа!

Между прочим, теоретически Россия сейчас могла бы в два счета перекупить Лукашенко. Подбросить подарочек к выборам: кредит, газ подешевле, беспошлинную нефть.

Но это теория. Во-первых, Путин, который ничего не забывает, явно намерен по-самбистски дожимать белорусского соперника, нанесшего немало личных обид. Во-вторых, российские элиты нынче слишком мотивированы косить быстрые бабки.

И потому у Минска впереди, возможно, еще целая эпоха экстремального удовольствия в виде маневров между геополитическими полюсами — этих «медленных танцев на минном поле», как метко выразились эксперты BISS.

Крепкий белорусский орешек, будто намыленный, выскальзывает из геополитических щипцов. Взрыв изнутри авторитарной скорлупе пока не грозит. Ее расколет разве что экономика: модель хозяйствования архаична, завтра она не будет работать.

Но пока добрый МВФ едва ли не насильно кормит своими стенд-баями, настоящие экономические реформы тут видали в гробу. Не говоря уже о политических. Перетопчется старушка Европа.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *