Безмозговия

Войны любят только идиоты. Еще военные, но они умные. Они на этом деньги и «звездочки» зарабатывают. Еще политики любят повоевать. Они за воинственной риторикой часто скрывают свои собственные ошибки. Окучивают и дурят электорат. Отвлекают от насущных проблем. Играют на эмоциях и опасных стадных инстинктах. Как на стадионе.

 
 

Есть НАШИ и НЕНАШИ. Оппоненты, соперники и даже враги. Выбор определения зависит не только от количества выпитой водки и уровня дохода. Обыкновенный человек весьма податлив на пропаганду телевидения и попсовых государственных газет типа «СБ». Еще он реагирует на политиков, что на «голубом экране». Сегодня они нам говорят, что НАШИХ бьют, обижают. Как будто в нашу деревню приехали парни из соседней и побили одного из наших. Пацаны должны за себя постоять. Честь и силу показать. По понятиям поступить. К сожалению, такая логика используется сегодня в отношениях между руководством России и Беларуси. По мнению белорусских властей, это в нашу «деревню» пришли чужие и обидели нас.
 

За кого воюем
 

В справедливой, честной системе сильный заступается за слабого. Помогает ему и защищает от всяческих напастей. В Беларуси, как и в любой другой стране, помогать слабым — это обеспечивать низкие цены на продукты питания, жилищно-коммунальные услуги, топливо, транспорт и лекарства. Помогать слабым — это предоставлять им право выбора товаров и услуг наилучшего, с их точки зрения, соотношения цена/качество. Еще поддержка слабых — это беспристрастный, доступный для обыкновенного человека суд и некоррумпированая милиция. Чтобы одинаково защищала права человека с доходом 50 долларов и 1миллион долларов в месяц.
 

Последние 15 лет российское руководство бесперебойно поставляло Беларуси газ, нефть и электроэнергию по ценам, которые были существенно ниже мировых. Еще условия поставки были очень благоприятные. Чего стоили только схемы поставок товаров в расчет за проданный нашей стране газ и электроэнергию. Побывала Беларусь и нефтяным оффшором, и газовой Меккой, т. е. когда мы могли вообще игнорировать затраты на газ — таким он был дешевым.
 

Молодцы наши власти, что договаривались, что так долго имели такие выгодные, уникальные условия покупки энергоресурсов. Раз Кремль/Газпром/Нефтянка соглашались и чуть ли не каждый год подписывали разные договора, значит, им тоже это было выгодно. Как вы понимаете, выгода может быть не только в монетарной форме.
 

Российские дешевые энергоресурсы позволяли белорусскому руководству защищать слабых. Тарифы на электроэнергию и ЖКУ долгое время были на очень низком уровне. Продажи нефтепродуктов в Европу позволяли стабилизировать белорусский рубль, наполнять бюджет, а также увеличивать зарплаты и пенсии. Это была реальная поддержка людей с малым достатком и низким доходом. Конечно, нефтебароны России и Беларуси, как и другие операторы энергетического рынка, зарабатывали большие деньги, но и обыкновенным людям перепадало.
 

Скромные и наглые нефтебароны
 

Партнеры в лице руководства РБ и РФ, в основном, ладили. Иногда были вспышки гнева и обмен «горячими» словами. Были попытки отделить мухи от котлет. На горячую голову вспоминали окопы Великой отечественной, ПВО и православное братство восточных славян. Однако ничто так не объединяет распорядителей чужого (чиновников, олигархов и политиков обеих стран), как подковерный дележ энергетической ренты, т. е. больших денег. Причем существенная часть их них в случае прозрачной, прямой торговли между нашими странами должна была попадать или в бюджет или обеспечивать снижение цен для потребителей. Многие годы дележ шел успешно. Эксцессов не было. Нефтяной бум прямо и косвенно стал источником десятков тысяч многомиллионных и даже миллиардных состояний, в первую очередь, в России.
 

Нефтяной и газовый рынки — это не продажа бутербродов или кофе. Вход на него жестко контролируется на самом высоком уровне власти. Случайных людей здесь нет. Списки представителей народа, которым позволено зарабатывать большие деньги, согласуются гораздо скрупулезнее, чем бюджет страны или Основные направления денежно-кредитной политики. Недавно Кремль любезно назвал нам имена белорусских нефтяных «героев». Это Юрий Чиж со своими структурами, Николай Воробей, Анатолий Тернавский, Владимир Брынцалов, Михаил Гуцириев, семья Бажановых. Вне зависимости от того, паспорта каких государств у этих господ в кармане, их можно считать первыми гражданами «союзного государства». Они в полной мере используют то аморфное правовое образование, смысл которого обыкновенным людям до сих пор не понятен.
 

К числу нефтяных «баронов» относятся также руководители и правительственные кураторы ЗАО «Белорусская нефтяная компания», РУП «ПО «Белоруснефть», ОАО «Нафтан» и ОАО «Мозырский НПЗ». Всего человек двести из коммерческих, административных и силовых структур. Именно они делают так, что формально переработка нефти в существующей налоговой и административной среде чуть ли не убыточна. Это для самих НПЗ, о рыночной капитализации и легальной прибыли которых никто особо не печется. «Сливки» нефтяных схем, в том числе «черных», оседают далеко за пределами Беларуси и России.
 

«Легенда» больше не работает
 

Политическим прикрытием или легендой для нефтебаронов были проекты «союзное государство» и «таможенный союз». Именно они позволяли сохранять внушительную ценовую вилку как между мировой ценой сырой нефти и ценой для Беларуси, так и в экспортной пошлине в РФ для всего внешнего мира и для Беларуси. «Интеграция» стала идеологемой энергетических проектов. А. Лукашенко при всех его политических и PR-талантах не смог бы ее поддерживать сам, без активного участия его российских лоббистов (военных, отдельных нефтебаронов, РПЦ, сторонников перезагрузки советской империи).
 

Все они прекрасно видели, что реальной свободы в перемещении товаров, услуг, денег и рабочей силы между нашими странами больше не становится. Нетарифные ограничения, бюджетные субсидии, налоговые каникулы, особые цены на сырье, льготные кредиты отдельным экспортерам, квоты и особый режим сертификации — все это ставит жирный крест не только на таможенном союзе, но даже на зоне свободной торговли. Грешили протекционизмом и применением дискриминационных мер правительства Беларуси и России. Однако лоббистская сила сторонников реальной свободы в торговых отношениях между РБ и РФ не могла противостоять мощному напору энергетических лоббистов с обеих сторон. Понятно, что они делили не скромный бюджетный пирожок Беларуси, а огромный ресурсный торт России.
 

Нефтяная «война» сегодня — это в значительной степени, конфликт коммерческий. Нефтебароны и олигархи обеих стран перестали устраивать правила дележа нефтяного пирога. Российские нефтебароны и их кураторы захотели бÒльшую часть нефтяной ренты, владение белорусскими НПЗ и полного контроля над транзитными путями своей нефти, газа и электроэнергии в Европу. Интересы российского малого бизнеса, обыкновенных людей, которые могли бы получать выгоду от работы в Беларуси и от потребления белорусских товаров, нефтебаронов РФ не интересуют.
 

За многолетнюю поддержку белорусской экономики Кремль желает больше влияния на белорусскую внешнюю и оборонную политику. Через близкие себе коммерческие структуры он не прочь прикупить привлекательные белорусские активы, а также, в конце концов, добиться свободной конкуренции с белорусскими товарами на нашем внутреннем рынке. Естественно, по правилам и стандартам России.
 

Нефтяная «война» в исполнении белорусских властей — это тоже защита интересов отечественных нефтебаронов. Чиновники в администрации президента, министры прекрасно знают, что никакой свободы торговли между РБ и РФ нет. Ведь именно они утверждали квоты в розничной торговле на отечественные товары (90% продовольственные и 80% непродовольственные). Именно они всячески мешают импорту то ограничениями на покупку валюты, то сертификатами, то особым режимом проведения тендеров. Телефонное право в нашей стране тоже никто не отменял.
 

Перегнутая палка
 

Если бы наше правительство заботилось о потребителях, обыкновенных людях, оно бы всячески поддерживало открытую конкуренцию, в том числе с российскими производителями. Оно бы никогда не довело до такой острой фазы конфликта, когда доходит до откровенного шантажа друг друга. Даже если А. Лукашенко долгое время удавалось выторговывать себе и Беларуси комфортные условия поставок энергоресурсов, нужно было чувствовать меру и не наглеть. Перегнешь палку — получить ответ эмоциональный и беспощадный.
 

Кремль и В. Путин сегодня — это не одно и то же, что в начале 2000-х. Ресурс интеграционной жвачки практически истощен. Стало приторно и противно. Золотое время для приватизации белорусских активов на высокой фазе бума упущено. Это в 2007-первой половине 2008-го года можно было просить за белорусские НПЗ миллиарды долларов за контрольный пакет. Сегодня, когда Россия быстро строит обходные транзитные пути вокруг нашей страны (сам факт принятия руководством РФ такого решения является стратегическим провалом нашего руководства), когда кризис резко ограничивает свободу бюджетного маневра, когда высока концентрация субъективного негатива между руководителями РБ и РФ, требовать от Кремля/Путина сохранения режима статус кво 2003-2008гг., т. е. энергетического субсидирования белорусской экономики — это перегибать палку.
 

Сегодня А. Лукашенко отказывается принять дотацию в объеме около 1,8млрд. долларов (~4% ВВП), требуя почти в 4 раза больше, т. е. около 20% ВВП. Он готов продавать предприятия нефтехимии только по «старым ценам», да еще с двадцатью двумя условиями. Очевидно, вне расчета остается тот факт, что без российской нефти белорусские НПЗ стоят копейки, что без российской нефти транзитные нефтепроводы в Европу превращаются в никому не нужный кусок ржавеющей трубы.
 

Белорусские правители, попав в ловушку собственных ошибок и хитроумных схем выманивания дешевых энергоресурсов, пытаются шантажировать Кремль/Путина высокими тарифами на транзит нефти. К переговорам по нефти вдруг присовокупили тарифы на транзит электроэнергии в Литву и Калининградскую область. Мухи и котлеты как были, так и остаются в одном хрупком интеграционном сосуде. Не ровен час, от белорусской стороны в ход пойдут аргументы типа «А мы вам услуги нашей ПВО бесплатно оказываем. А мы единственные дружим с вами против Запада. И интересы РПЦ у нас непоколебимы. А память славных военных лет вообще бесценна. И в НАТО мы не просимся — ведь тоже не за бесплатно. Если вы нас нефтью добьете, мы разрушим ваши имперские амбиции выходом из таможенного союза и поставим крест на «союзном государстве». Монетизация данных аргументов находится в сильной зависимости от крепости иммунитета И. Сечина и В. Путина от старых интеграционных догм и схем. Еще — от желания и способности А. Лукашенко предложить новые схемы дележа нефтяной и энергетической ренты.
 

Что будет: варианты выхода из нефтяной «войны»
 

Кремль/Путин рано или поздно договорятся с А. Лукашенко. Ведь речь не идет ни о демократии, ни о легитимности белорусской власти, ни тем более об «оранжевой революции» в РБ на деньги российских нефтебаронов. Конфликтующие стороны подергают друг друга за чубы, пощекочут нервы общественности горячими высказываниями — и утвердят новые схемы дележа нефтяной и энергетической ренты. Сохранение власти и надежды на реализацию своих планов (у каждой стороны они свои) ценнее, особенно при отсутствии реального альтернативного плана у обеих сторон.
 

Новые энергетические схемы опять же будут реализовываться за счет российского (в больше степени) и белорусского бюджетов. В конечном итоге, затяжной энергетический конфликт не нужен ни Кремлю/Путину, ни А. Лукашенко. ЕС очень нервничает по поводу даже гипотетической угрозы срыва поставок энергоресурсов. За свое спокойствие они готовы платить и поддерживать любые режимы, которые гарантируют поставки нефти и газа. Нефтяная «война» не добавляет электоральной поддержки ни руководителю РБ, ни Путину/Медведеву. Стороны могут найти компромисс по вопросам объема беспошлинной нефти для внутреннего потребления в Беларуси, по цене на нефть и собственности «Нафтана». Толлинг или дележ экспортной пошлины — схем скрыть от бюджетов РБ и РФ сверхдоходы от продажи нефти и нефтепродуктов в ЕС можно придумать много. Кремль преуспел в этом во время переговоров с Украиной, да и белорусские нефтебароны не понаслышке знают, как работать через оффшоры и заниматься трансфертным ценообразованием.
 

Конфликт закончится, но горький осадок останется. Равновесия будет недолгим и шатким. Борьба продолжится на продовольственном, машиностроительном, автомобильном, мебельном и других рынках. Борьба не по правилам ВТО, не честная конкуренция по стандартам ЕС, а отношения по понятиям — каждый по своим.
 

Президентские выборы в Беларуси не за горами. А. Лукашенко кровь из носа нужны экономические и социальные показатели. Не на бумаге, а в кармане и желудке у номенклатуры и электората. При всей горячей преданности Петра Прокоповича и денежного печатного станка НБ РБ их не добьешься без энергетической поддержки Кремля/Путина. Помимо нефтегазового козыря они наверняка попытаются монетизировать свободный доступ белорусских товаров на российский рынок. Как противовес требованиям белорусских властей предъявить свой счет восточному соседу.
 

Белорусско-российские отношения вступили в продолжительную фазу перетягивания каната. Жертвами будут, в первую очередь, обыкновенные люди и малый бизнес. Именно на них будет выливаться протекционистская озлобленность и глухая административная обида национальных бюрократий. Нам не избежать роста цен на топливо, ЖКУ и транспорт. Не обойдется без сокращения доходов бюджета. Увеличится число предприятий-банкротов и «лишних» людей на заводах, которые ориентированы только на российский рынок. Будет ломка от сокращения дозы дешевых энергетических «наркотиков».
 

Богатые нефтебароны обеих стран едва ли будут плакать. Не пересядут Ю. Чиж, Н. Воробей и их кураторы во власти из шикарных иномарок на «Саманды». А вот привыкший к халяве электорат впервые за долгие годы на своей шкуре почувствует холодное дыхание настоящего экономического кризиса. Ребята, и стоит ли за это и за этих ввязываться в нефтяную войну с Россией?
 
Ярослав Романчук, romanchuk-jaroslav.blog.tut.by

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *