Рейтинг Лукашенко устойчив к кризису

Независимый институт социально-экономических и политических исследований (Вильнюс) представил важнейшие результаты национального опроса в в Беларуси в декабре 2009 года. Главной его темой стала реакция белорусского общества на кризис.
 
Эксперты НИСЭПИ отмечают, что экономический кризис, который, по словам президента, «лишь закалил нас», стал проблемой номер один для большинства белорусов. Так, 81.3% опрошенных считают, что белорусская экономика находится в кризисе, для 52.4% 2009 г. оказался труднее 2008 г. (легче лишь для 7.6%), причем для 41.8% кризис «сказывается самым серьезным образом на повседневной жизни семьи» (практически не сказывается только для 10.8%). Например, 28.7% в течение последних 12 месяцев сталкивались с задержкой выплаты зарплаты или пенсии (причем 19% – несколько раз или ежемесячно), от 54% до 61% респондентов за этот же период приходилось откладывать покупку или сокращать расходы на покупку одежды, телевизора или компьютера, поездку на отдых во время отпуска. На вопрос: «Если говорить о жизни Вашей семьи, какие цели Вы и члены Вашей семьи ставите перед собой?» почти 40% ответили «жить не хуже, чем большинство семей в моем городе, районе», тогда как «жить лучше, чем большинство» стремятся только 26.5%. Поэтому среди проблем, наиболее остро стоящих сейчас перед нашей страной и ее гражданами, почти 80% назвали рост цен, 42.6% – обнищание населения, 39.5% – безработицу, 34.4% – спад производства, 25.5% – коррупцию, взяточничество (для сравнения: угрозу потери независимости Беларуси назвали только 4.3%).
 
Кризис выявил и фундаментальные изменения, произошедшие в структуре белорусского общества за последнее десятилетие: по мнению почти 40% опрошенных от кризиса в Беларуси сильнее других пострадали бедные и малоимущие, т.е. те самые «простые люди», которые когда-то были надеждой и опорой президента (только 3.3% сказали, что сильнее других пострадали работники властных институтов, чиновники). Неудивительно, что гораздо больше белорусов считают, что успешнее ведут борьбу с экономическим кризисом в других странах, чем в Беларуси (42.1% vs. 30.4%), а то, что белорусская экономика находится в кризисе, в значительной или полной мере считают следствием экономической политики руководства страны последних лет свыше половины населения (51.6%). Поэтому, несмотря на бодрые заверения властей, свыше половины населения (51.5%) ожидают окончания кризиса не раньше, чем через год (а почти четверть – после 2011 г.).
 
Все более обостряющееся чувство нарушенной социальной справедливости («нынешняя власть выражает интересы чиновников и бюрократов»), о котором мы писали недавно, приобретает все более заметный политический аспект – все большее число граждан чувствуют себя «не у дел». Так, в представлении почти половины населения (47.9%) понятие демократии, как и в большинстве стран мира, связывается, прежде всего, со справедливой системой управления государством с равным участием всех граждан (только 17.2% согласны с тем, что это «пустая болтовня, демагогия»). Однако на вопрос: «Какое влияние Вы можете оказывать на то, что происходит в микрорайоне, на своей улице?» 51.8% честно ответили «никакого», 62.7% не оказывают никакого влияния в своем городе (районе, селе), а 72.7% – в стране в целом. Сравнительный анализ показывает, что чувство «лишних людей» неуклонно распространяется по всему обществу: если в мае 2005 г. 54.5% респондентов считали, что «люди, как я, не могут влиять на то, какие решения принимают в нашей стране органы власти», то теперь таких уже 71.9%, если тогда 32.4% считали, что «люди, как я, не могут свободно выражать свои политические взгляды», то теперь таких 45.4%, если тогда 33.1% считали, что «люди, как я, совсем не могут влиять на то, как складывается их жизнь», то теперь таких 44.1%.
 
Немудрено, что большинство опрошенных (43.6%) не считают, что недавние изменения в избирательном законодательстве повысят уровень демократичности выборов в Беларуси (согласны с этим только 29.8%). Увеличивающийся разрыв между властью и народом, вероятно, объясняет критические настроения людей и по вопросам, далеким от «высокой политики». Так, почти три четверти опрошенных (74%) считают, что власти действовали совершенно неэффективно или недостаточно эффективно во время осенней эпидемии свиного гриппа (не смогли организовать эффективное лечение, обеспечение лекарствами и защитными средствами, скрывали информацию о реальных масштабах эпидемии и тем самым породили панику среди населения).
 
В то же время, не следует переоценивать протестный потенциал этих чувств: если бы завтра состоялись выборы президента Беларуси, 42.5% респондентов проголосовали ли бы за А. Лукашенко (для сравнения: за А. Милинкевича – 4.3%, за А. Козулина – 2.4%), т.е. его электоральная поддержка вернулась на докризисный уровень (в сентябре 2008 г. было 42.5%, а в сентябре 2009 г. – 39.4%). На вопрос: «Если в Вашем городе (районе) состоятся акции против ухудшения экономического положения, готовы ли Вы принять в них участие?» положительный ответ дали 14.2%, что на 3.7% меньше, чем в марте 2008 г. Если в сфере экономики тактика «кнута и пряника», используемая властями, уже дает ощутимые сбои, то в сфере политики остается еще достаточно эффективной. Об этом, в частности, свидетельствует и динамика отношения белорусов к строительству АЭС: если два-три года назад количество осуждавших этот спорный проект властей значительно превышало количество одобрявших, то сегодня оно практически сравнялось (37.1% vs. 36.8%). Иными словами, политические последствия экономического кризиса «зреют», но еще не наступили.
 
Геополитические настроения многих белорусов, как неоднократно отмечалось в аналитиках НИСЭПИ, в значительной мере также определяются не столько их базовыми ценностями, сколько текущими интересами. Так, заметное превышение числа сторонников европейского выбора над сторонниками российского (42.7% vs. 38.3%) в ситуации геополитической дилеммы «Россия или Европейский Союз», впервые зафиксированное в сентябрьском опросе, сегодня вернулось к балансу: 42.3% vs. 42.1%. Вопросы, являющиеся индикаторами геополитических ценностей, выявляют все ту же четверть населения, которая заявляла о своем европейском выборе еще десятилетие назад: 26.3% опрошенных считают благом обретение страной независимости потому, что «как независимое государство мы можем стать членом ЕС»; отвечая на вопрос об историческом пути Беларуси, 23.6% определяют его как «общий путь европейской цивилизации» (55% как «собственный, особый путь», 20.7% как «возвращение на советский путь»), а на вопрос: «Что лично Вы ждете от присоединения Беларуси к программе сотрудничества с ЕС – Восточному партнерству?» 21.2% ответили «чтобы Беларусь со временем стала членом ЕС». Это значит, что европейский выбор большинства белорусов эффективнее мотивируется не столько красочными буклетами с «рассказами о европейских ценностях», сколько конкретными преимуществами европейского образа жизни, получаемыми через личный опыт – доступные поездки в страны ЕС, потребление европейских товаров и осваивание европейских рынков белорусскими товарами, контакты и сотрудничество с европейскими коллегами, партнерами и т.п.
 
Представляют интерес также ответы белорусов на вопрос о гипотетическом участии в украинских президентских выборах, которые состоятся в середине января 2010 г. Доля белорусских абстинентов в украинских выборах сопоставима с долей украинских – почти 60% респондентов назвали своего кандидата на выборах в соседней стране. При этом белорусы показывают более «оранжевые» предпочтения, чем украинцы. Если в Украине Ю. Тимошенко несколько отстает от В. Януковича, а В. Ющенко – от них обоих, то в Беларуси они занимает примерно равные позиции (Ю. Тимошенко – 21%, В. Янукович – 19.9%, В. Ющенко – 14.6%).
 
Особое внимание в опросе было уделено проблеме национальной идентичности белорусов. В последнее время стали слышны голоса политиков и экспертов, с энтузиазмом неофитов «открывающих» для себя сложный, противоречивый, незавершенный характер этого явления. Парадокс заключается в том, что именно эти люди «встречали в штыки» такие оценки и выводы, предлагавшиеся НИСЭПИ еще в 1990-х годах (например, в известной статье Ю. Дракохруста «Белорусский национализм говорит по-русски», опубликованной в «БДГ» в 1998 г.). Сегодня бесспорным является факт, что две трети белорусов считают благом обретение страной независимости в 1991 г. (противоположного мнения придерживаются 20.6%) – на этом теперь старается «делать политику» не только оппозиция, но и власть. Однако содержательные характеристики этого «блага», они, как правило, либо «оставляют за кадром», либо интерпретируют исключительно исходя из собственных интересов. Но именно эти характеристики раскрывают уникальность национальной идентичности белорусов.
 
Так, на вопрос: «Скажите, что более важно – улучшение экономического положение Беларуси или независимость страны?» почти две трети (63.4%) выбрали улучшение экономического положения (независимость страны – 28.2%), на вопрос: «Какие государственные символы (герб, флаг) больше соответствуют историческому и культурному наследию белорусской нации – которые существовали с 1991 по 1995 годы (с гербом «Пагоня») или нынешние (напоминающие символы БССР)?» 54.7% ответили «такие символы, как сейчас» («такие символы, как до 1995 г. » – 27.7%); на вопрос: «Белорусы, русские и украинцы – это разные народы или три ветви одного народа?» две трети ответили «три ветви одного народа» («разные народы» – 30.6%); на вопрос: «Какой язык должен быть обязательным для использования в качестве официального в государственных учреждениях (правительство, армия, суды, школы и др.) – белорусский, русский или оба языка – белорусский и русский?» 65% ответили «обязательным должно быть использование и белорусского, и русского языков» (только белорусского языка – 16%, только русского языка – 14.9%), 60% дома чаще всего пользуются русским языком, 36.6% – смешанным, 3.4% – белорусским; из дюжины современных и исторических лидеров высшие оценки получили Владимир Путин (3.65 по 5-балльной шкале), Кастусь Калиновский (3.62), Петр Машеров (3.57) и Екатерина Великая (3.43), два последних места достались Иосифу Сталину (2.63) и Зенону Позняку (2.53). Не подтвердилась и известная «теория» о насильственном «замещении» «подлинных белорусов» «контрактниками с Востока» в период послевоенного восстановления и урбанизации: 82.3% опрошенных имеют хотя бы одного дедушку или бабушку, родившихся в Беларуси, а 55.6% – трех или всех четырех.
 
Анализ показывает также весьма устойчивый характер глубинных социальных структур и ценностей белорусского общества, который, вероятно, и определяет давно замеченную инертность или даже «сопротивляемость» радикальным переменам и инновациям. Так, больше обращают внимание на стремительный рост числа пользователей Интернета (сегодня им пользуются 41.4% белорусов, в том числе 24.7% ежедневно или несколько раз в неделю, тогда как еще весной 1999 г. общее число пользователей составляло лишь 4.2%, т.е. за десять лет рост в десять раз!), но не замечают, что количество православных составляет 78.5%, католиков – 13.1%, протестантов – около 1%, т.е. практически совпадает с конфессиональной структурой населения 1994 г.; такой же остается и религиозная практика: около половины населения посещают церковь несколько раз в год (раз в неделю и чаще – международный критерий оценки религиозного поведения – в храмы ходят менее 10%), и структура досуга: большинство предпочитают проводить его в кругу семьи (53.7%) или работая по дому (53.1%), по европейским стандартам, включая занятия спортом (11.7%) и отдых на курорте (3.4%) пока отдыхает явное меньшинство.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *