Шансы Лукашенко: девять к одному

 

Посол России Александр Суриков все-таки капнул бальзама на душу белорусскому официальному лидеру. Неприятные для здешнего начальства заявления о поставке нефти по биржевым ценам и т.п., прозвучавшие на пресс-конференции 23 декабря в Минске, дипломат сдобрил панегириком. «Вот Александр Лукашенко — ведущий политик, и мы признаем это однозначно. Вот с этим политиком мы и будем работать, строя планы на будущий год, но не с тем, о ком вы думаете», — сказал Суриков, отвечая с долей полемики на журналистский вопрос.
 
ведущий политик Александр Лукашенко

Тут надо в двух словах обрисовать историю вопроса. Месяц назад, принимая белорусских журналистов в Барвихе, Дмитрий Медведев не исключил, что может подобным образом пообщаться и с оппозиционными политиками соседней страны. Вот теперь Суриков и успокоил (а кого-то и огорчил): мол, о подготовке такого мероприятия речи нет. И вообще, Кремль не намерен поддерживать здешнюю оппозицию, тем более что она слаба.

Читай: на грядущих выборах Кремль вновь готов поддержать Лукашенко. При том что периодически с ним воюет на разных фронтах — от молочного до информационного. К слову, и в Барвихе Медведев пенял белорусскому коллеге на недипломатичность в оценках фигур российского правительства. Проще говоря, заступился за Кудрина и Путина, коим в уходящем году и впрямь досталось на орехи от импульсивного белорусского партнера.

Не исключено, кстати, что намерения Москвы перейти на биржевые цены спровоцируют новые филиппики из тех же уст. Но, как видим, российское руководство вновь декларирует поддержку Лукашенко в ритуальном действе, призванном формально закрепить очередную пятилетку его правления (выборы ожидаются в начале 2011 года).

Впрочем, минский аналитик Роман Яковлевский не склонен слишком доверять заявлениям Сурикова: «От Москвы можно ожидать сюрпризов, и не исключено, что посол просто усыпляет бдительность».

Другие же независимые обозреватели сходятся во мнении, что хотя российская правящая элита и не питает особо теплых чувств к скользкому и в то же время взрывному белорусскому партнеру, но у Москвы фактически нет вариантов.

Причем ее слабость в белорусском вопросе констатируют, что характерно, и российские политологи. Так, Анна Куреннова в интервью агентству Regnum сказала: «Своим заявлением Суриков обнажил наши слабые места. Мы абсолютно несостоятельны на белорусском направлении, мы не проводим там никакой политики». Богдан Безпалько, заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ, также сетует: «Российская власть работала только с Лукашенко и не пыталась сформировать в Беларуси какие-либо структуры. (…) Все его телодвижения в западную сторону абсолютно безнаказанны, потому что противопоставить этому что-либо невозможно».

Ну разве что на нервах поиграть. Это, к слову, и сделал Медведев в Барвихе, вызвав публичное раздражение Лукашенко самим фактом встречи с негосударственной белорусской прессой. Но дальше уколов дело не идет. Сильного, реалистичного сценария замещения власти в Беларуси у Кремля нет.

«Возможно, перед выборами-2011 Москва еще пощекочет Лукашенко нервы, но в итоге, пусть и косвенно, его поддержит, — прогнозирует минский политолог Валерий Карбалевич. — А какие варианты? Реальных соперников не видно. Тем более — сильных фигур пророссийского толка».

Да, это важный момент. Как ни парадоксально, но в самой пророссийской из постсоветских стран, к тому же при обильной риторике в пользу братской интеграции, так и не проросли жизнеспособные структуры промосковской ориентации, не сформировался слой элиты такого толка.

И дело, пожалуй, не только в лености российских стратегов. Просто белорусы и русские, вопреки конъюнктурным заявлениям, вовсе не один народ. А уж за постсоветские годы и номенклатура, и бизнесмены, и прочие элиты, и даже в массе своей простой люд распробовали на вкус плоды суверенности. Так что этот поезд — ну-ка быстренько создадим там свою базу влияния! — для Москвы, пожалуй, уже ушел.

И с Лукашенко воленс-ноленс продолжают играть еще и потому, что нутром чуют: любой новый правитель синеокой республики с гораздо большей вероятностью станет уводить ее в Европу. Во-первых, потому, что не связан многолетними интеграционными клятвами. Во-вторых, европейский тренд Беларуси не случайно начался уже при нынешней — достаточно совковой и абсолютно чуждой демократическим ценностям — правящей верхушке.

С Россией, на которую наползает ворох системных проблем, Беларусь связана, по сути, лишь энергетической пуповиной да наезжеными путями сбыта товаров. В Европе же — инвестиции, технологии, короче — перспектива модернизации.

Ага, так вас там и ждут! — пишут на форумах российские патриоты. Гляньте, дескать, в какой дыре прибалты. Да, но лучше ли им было бы под патронажем Москвы? По крайней мере, сейчас, в кризисную ломку, ЕС вкачивает, например, в Латвию огромные деньги. Да и белорусские финансы устояли благодаря МВФ.

Россия же продинамила Минск с траншем обещанного кредита, а теперь устами посла Сурикова предлагает нефть по биржевым ценам (вот вам и таможенный союз, ребята, и ЕЭП!). Так надо ли удивляться, что даже Лукашенко пошел на прагматичный диалог с проклятыми буржуинами?

Тем более что они явно разуверились в возможности какой-то цветной революции в белорусских болотах. «На следующих выборах Европа будет слабее поддерживать оппозицию, нежели это было в 2001 и 2006 годах, — предполагает Валерий Карбалевич. — Что означает де-факто принятие белорусского статус-кво».

Таким образом, бессменный президент, находясь между российским молотом и западной наковальней, пока умудряется не только выкручиваться, но и — наряду с жесточайшей критикой — получать с обеих сторон фактическую поддержку (с Запада только за последние дни получены кредит Всемирного банка и очередной транш МВФ).

Роман Яковлевский, впрочем, предполагает, что Лиссабонский договор поможет сделать политику Брюсселя, в том числе и в белорусском вопросе, более выразительной и принципиальной. По мнению эксперта, Запад попробует искать перспективных оппонентов действующего президента в среде номенклатуры.

Отметим, однако, что доселе номенклатурным выдвиженцам не удавалось создать сильную альтернативу. К тому же они показательно карались (тюремная эпопея Александра Козулина — наглядный пример). Итог: номенклатура запугана. Добавим: народ в основном инертен, безразличен к политике, и кризис только усугубил этот пофигизм.

Что подводит к неутешительному выводу: здешнее прозябание — это, вероятно, надолго. И проблему не спишешь на одного лишь авторитарного Лукашенко. Тут все хороши. Великодержавные амбиции Кремля, резиновый прагматизм Европы, индифферентность массы народонаселения (можно и еще пальцы загибать) — вот слагаемые безысходного застоя по-белорусски.

Впрочем, по словам Карбалевича, «любые выборы таят в себе элемент непредсказуемости, даже если кажется, что все под контролем, все схвачено. Так что при 90% шансов Лукашенко на очередную победу 10% на неожиданности надо оставлять».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *