Лукашенко советует Европе набраться терпения

В отношениях с Беларусью Евросоюз допускает методологические ошибки. Так считает президент Беларуси Александр Лукашенко, поделившийся своими наблюдениями с вручавшими ему верительные грамоты новыми послами 11 государств, в том числе пяти стран ЕС.

«Вы должны понять, что нас не надо ставить перед выбором: или Евросоюз, или Восток, Россия», — заявил Лукашенко. По его словам, и Евросоюз, и Россия по-своему интерпретировали многовекторность Беларуси: «К сожалению, в Европе это услышали и забыли, а в России предпочли не слышать».

Еще одна методологическая ошибка европейцев, считает Лукашенко, состоит в том, что Евросоюз считает, будто Беларусь «находится в такой ситуации, что у нее нет иного выхода, как только идти в каком-то заданном направлении». «Если Европейский союз желает нам добра и исходит из того, что заявляет публично, то мы это принимаем и будем в этом направлении действовать, — сказал президент Беларуси. — Но, к сожалению, имеющаяся у меня информация свидетельствует об обратном. Давайте отойдем от принципа публично говорить одно, а реально делать другое».

Вручавшим ему верительные грамоты послам, в первую очередь европейским, президент Беларуси заявил, что не будет делать сиюминутных шагов в угоду Европе накануне принятия каких-либо решений в отношении страны.

«Вы должны понять нас: мы можем пойти на условия и уступки, но только те, которые не противоречат интересам нашего народа и наших соседей, — подчеркнул Лукашенко. — Мы находимся накануне заседания ЕС по вопросам политики в отношении Беларуси. Я вас убедительно прошу: если вы будете исходить из того, что сейчас на Беларусь и Лукашенко можно нажать, и он выполнит все условия, которые написаны нашей оппозицией и переданы Брюсселю, давить на любую страну бесперспективно, давить на страну, которая является сердцем европейского континента, — чудовищно».

Лукашенко посоветовал европейцам набраться терпения: «Лукашенко не вечен. Но пока здесь президент Лукашенко, он избран народом, то надо набраться терпения и вести с ним диалог».

Лукашенко не впервой пенять на несовершенство подходов Брюсселя к диалогу с Беларусью. Чаще всего белорусский лидер указывает на неверно расставленные Европой приоритеты. Старушка, мол, тратит силы на то, чтобы убедить Минск перейти на демократические рельсы со всеми нематериальными выгодами такого перехода, тогда как Беларусь предлагает всю себя Европе в конкретных областях сотрудничества — энерготранзит, борьба с нелегальной миграцией и наркотрафиком. С точки зрения белорусских властей, усилия и успехи официального Минска на этих направлениях стоят того, чтобы прикрыть глаза не только на неразвитость демократических институтов, но и на такую абсолютно дикую для современной Европы вещь, как узурпация власти.

Расхождения во взглядах на природу власти у белорусского президента и Европы лежат не в политологической плоскости, а, скорее, в ментальной. Демократию, то есть власть народа, современная белорусская власть понимает принципиально иначе. Вместо «я — это народ» у нас укоренился иной принцип — «народ — это я». Убежденного в справедливости такой формулы заставить увидеть разницу фактически невозможно. Вероятно, поэтому все внешние попытки открыть глаза на естественную природу вещей встречают отпор, а иногда получают и контрудар.

Так случилось с белорусской оппозицией, загнанной в политическое гетто и низведенной до уровня «отморозков», так было с третьим сектором, в котором все выбивающиеся из властной системы координат организации приказали долго жить, контрудар получила и пресса, которую либо взяли на короткий поводок, либо административными и экономическими методами выдавили из информационного пространства.

Поэтому же не клеится и диалог с Европой. Стороны не просто говорят на разных языках, они, складывается впечатление, с разных планет.

Впрочем, Европа, не раз подвергавшая сомнению легитимность власти Лукашенко, на современном этапе отношений с Беларусью этот вопрос вынесла за скобки. Сказалась, конечно, и неэффективность многолетней политики изоляции. Но гораздо большее влияние оказали геополитические перемены. Активно теплеть отношения с Минском начали аккурат после российско-грузинского военного конфликта. Агрессивное поведение Кремля взволновало не только Брюссель, но и Минск.

Европа ускоренными темпами взялась за реализацию политики «Восточного партнерства». Участие Беларуси в этом своего рода санитарном кордоне по юго-западным границам России, с точки зрения европейских стратегов, будет способствовать и постепенному втягиванию нашей страны в европейскую орбиту. А там, мол, и до полной победы демократии не далеко.

Возможно, такая тактика европейцев — на время заморозить принципиальность своих позиций, сузить круг базовых ценностей и в целом опуститься до уровня оппонента — наиболее эффективна в диалоге со стороной, органически не способной воспринимать чуждую своим понятиям позицию. Но узнать это можно лишь опытным путем, на который, вероятно, потребуются годы и годы.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *