Лиссабонское соглашение подхлестнет диалог Минска и Брюсселя


Четырехлетняя история реформирования структур и принятия конституции Евросоюза медленно идет к логической развязке. На днях, похоже, сдался даже закоренелый евроскептик — чешский президент Вацлав Клаус. Ведь только Чехия пока не подписала Лиссабонское соглашение.
 
Но завершается на самом деле еще более долгий процесс — фактически с начала XXI века расширявшаяся Европа разрабатывала изменения в уставные документы. Сложности, с которыми к общему знаменателю пытались прийти 27 стран, лишний раз подтверждают, какая непростая штука демократия. Что Беларусь может ожидать от изменяющегося соседа?
 
Лиссабонское соглашение — по сути, модифицированный проект конституции. После провала на референдумах в Нидерландах и во Франции в 2005 году первоначальный документ был доработан с учетом предложений и просьб стран ЕС. Новое соглашение о реформировании деятельности Евросоюза придет на смену договору Ниццы, который закрепляет права и обязанности евроструктур и стран-членов.
 
Так, ожидается, что с 1 января 2010 года и частично с 2014 года в силу вступит ряд нововведений, причем не все из них описаны детально. Так, искать водораздел компетенции между структурами и постами придется на практике.
 
Новый документ ратует за повышение эффективности объединенной Европы. Так, чтобы централизовать управление и защиту общих интересов, отменяется ротационное председательство стран ЕС и вводится пост президента Евросоюза. Тот будет избираться на два с половиной года и возглавит Совет ЕС, который регулярно заседает на уровне министров. В Совете ЕС будет председательствовать группа стран.
 
Появится также министр иностранных дел. Он совместит обязанности верховного представителя ЕС по внешней политике (ныне это Хавьер Солана), еврокомиссара по внешним связям (Бенита Ферреро-Вальднер) и возглавит Совет по международным отношениям. Вместе с президентом министр иностранных дел будет представлять ЕС на международных встречах от имени 27 стран-членов уже без того, чтобы предварительно согласовывать с каждой из них любой шаг.
 
Лиссабонское соглашение фактически означает, что странам ЕС придется отказаться от части суверенитета в пользу наднациональных органов. Отменяется и право вето: консенсус в любом решении уже не нужен. Больше станут значить кулуарные договоренности и то, какой вес столица имеет в Европе. С 2014 года голосование будет проходить по формуле квалифицированного, или двойного большинства — это 55% стран ЕС, где проживает не менее 65% населения.
 
При этом реформа позволит сделать политику объединенной Европы более скоординированной и эффективной: Брюссель заговорит одним голосом и станет полноправным субъектом международной политики.
 
Европарламент «супергосударства» получит статус полноценного законодательного органа, который будет избирать председателя Еврокомиссии. Сейчас Европарламент только одобряет кандидатуру, выдвинутую странами ЕС. Правда, в 2014 году количество евродепутатов несколько сократится.
 
Тогда же будет сокращено количество еврокомиссаров — сейчас их столько же, сколько стран в ЕС, а будет 2/3 от количества стран-членов. Не исключено, что появится комиссар ЕС по правам человека.
 
Кроме того, Лиссабонское соглашение закрепляет ряд основополагающих задач, которые раньше считались декларативными — это защита граждан ЕС по всему миру, экономическое, социальное и территориальное единство. Задачами ЕС также становятся создание внутреннего рынка и достижение полной занятости, социальной справедливости, высокого уровня защиты окружающей среды и т.д.
 
Впервые соглашение оговаривает процедуру выхода из состава союза, а также дает гражданам ЕС право предлагать изменения в законы.
 
Чехия осталась последней страной, которая не ратифицировала Лиссабонское соглашение. Парламент страны одобрил документ, но президент Вацлав Клаус, известный евроскептик, воодушевленный примерами Великобритании и Польши, пытается добиться уступок для своей страны. Впрочем, и он на днях дал понять, что готов подписать документ. В интервью газете Lidove Noviny, опубликованном 17 октября, Клаус заявил, что уже ничто не может помешать вступлению Лиссабонского соглашения в силу.
 
Предполагается, что соглашение начнет действовать с 2010 года. Поэтому, несмотря на то, что мандат Еврокомиссии нынешнего состава действителен до конца октября, он может быть продлен до конца года. К этому же сроку можно ожидать, что Европа определится с кандидатурами президента и министра иностранных дел. На эти посты прочат, соответственно, британского экс-премьера Тони Блэра и главу МИД Швеции Карла Бильдта.
 
Конечно, централизация власти в ЕС упростит принятие решений и контакты. И оппозиция, и белорусские власти будут знать не просто адрес офиса, но и фамилию человека, от которого что-то зависит. Вместе с тем, остается опасность, что решения в Брюсселе будут соответствовать шаблону или стереотипному представлению о ситуации, в частности белорусской. Также могут сузиться возможности для лоббирования и полемики в целом. Не говоря уже о том, что пока завершится процесс формирования новых офисов, ЕС будет совсем не до Беларуси.
 
Да, будет больше согласованности и ясности, но возможностей для дискуссии меньше не станет, считает обозреватель Роман Яковлевский.
 
По его мнению, можно ожидать корректировки политики ЕС в отношении Беларуси. Так, европейские послы уже сегодня говорят, что в Брюсселе стало меньше энтузиазма относительно скорых перемен в белорусской ситуации.
 
Яковлевский считает, что после реорганизации ЕС внешнеполитические решения, в частности относительно ситуации в Беларуси, будут более четкими и более обязательными. Так, с началом процесса нормализации отношений год назад из 12 рекомендаций было выделено пять, а потом почти забыли и о них. «После вступления в силу Лиссабонского соглашения станет сложнее тем, кто не склонен следовать рекомендациям, монолога больше не будет, будет диалог на ясных, четких условиях», — предполагает эксперт.
 
Обозреватель отметил, что лоббирование интересов со стороны бизнес-групп ослабнет, но только из-за отсутствия искомого результата: главный показатель — это возможности экономической системы, а она в Беларуси архаична.
 
По словам Яковлевского, вероятнее всего, что в ноябре министры иностранных дел, вернувшись к вопросу визовых санкций в отношении белорусских чиновников, которые были частично приостановлены, продлят эту приостановку.
 
Если бы Лиссабонское соглашение вступило в силу года четыре назад, и принцип большинства сменил принцип единогласия, то санкции в отношении Беларуси давно бы уже отменили, считает политолог Виталий Силицкий.
 
По его мнению, опасаться шаблонности решений президента ЕС, который избирается на 2,5 года, не стоит. Ее можно было скорее ожидать, когда приоритеты менялись каждые полгода вместе со страной-председателем ЕС.
 
По мнению Силицкого, ратификация документа положительно отразится на развитии диалога между Беларусью и ЕС. Так, большинство стран Евросоюза не занимают такой жесткой позиции по белорусскому вопросу, как Нидерланды: никакого диалога без демократизации. Поэтому диалог о правах человека и демократии будет развиваться.
 
Марина РАХЛЕЙ

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *