Беларусь — США: друзья прилетели

Лукашенко на встрече с американскими сенаторами30 июня Александр Лукашенко опоздал на встречу с украинским спикером. Объяснился: «Наши друзья прилетели издалека через океан, у них было к нам много вопросов». Своими новыми друзьями Лукашенко с фирменной хитрецой назвал трех американских конгрессменов. При том что люди с Капитолийского холма попортили ему изрядно крови. В частности, приняв в свое время исполненный антидиктаторского пафоса «Акт о демократии в Беларуси». Во как меняются времена!

Еще в прошлом году бушевала белорусско-американская дипломатическая война. По полной программе — с отзывом послов и битьем всей прочей посуды на кухне двусторонних отношений. Объявленные персонами нон-грата заокеанские дипломаты и морпехи спешно эвакуировались на джипах в Вильнюс. Миссия супердержавы в Минске скукожилась до пяти сотрудников. Казалось, этот выжженный пейзаж — на десятилетия.

Но последний год оказался периодом метаморфоз. Другая, уже самая натуральная война грянула на Кавказе. ЕС вздрогнул — и перезагрузил отношения с «последней диктатурой Европы». По принципу: своя геополитическая рубаха ближе к телу. В итоге изменилась вся конфигурация отношений Минска с Западом.

И вот Александр Лукашенко встретился с американскими конгрессменами. Причем из числа самых непримиримых борцов с деспотизмом. Так, сенатор Бенджамин Карден возглавляет Хельсинкскую комиссию конгресса, а депутат Кристофер Смит известен как один из вдохновителей «Акта о демократии в Беларуси».

«Акт» действует и поныне. Но де-факто американцы явно смягчились. Известно, например, их влияние на МВФ. Между тем фонд только что дал Беларуси дополнительно миллиард долларов кредита.

И это не просто скорая антикризисная помощь. Этим миллиардом, заметьте, изящно утерли нос Кремлю. Россия ведь затормозила последнюю траншу своего займа, поставив условием, как уверяет Лукашенко, признание Абхазии с Южной Осетией. Минск уперся. 30 июня, к слову, финиш сессии белорусского парламента. Теперь вопрос о кавказских республиках отброшен как минимум до октября (а может, и навсегда). И миллиард от МВФ выглядит как бонус Минску за геополитическое упорство.

Награда выдана, обратите внимание, вразрез с одной из ключевых идей «Акта о демократии в Беларуси»: никакой финансовой помощи диктатуре!

Так что лед тронулся.

В принципе он тронулся еще в августе прошлого года. Как только из тюрьмы вышли Козулин и другие фигуранты западного списка политзаключенных, в Минск прилетел эмиссар Вашингтона. Опередив, между прочим, на неделю, представителя куда более близкого нам географически Евросоюза.

Но потом ЕС наверстал свое и даже обошел Штаты в налаживании диалога с Беларусью. Американцы остановились на маленьком послаблении — временно вывели из-под санкций два предприятия «Белнефтехима». Брюссель же совершил настоящий прорыв.

В белорусском демократическом сообществе, надо отметить, далеко не все в восторге от такого кульбита евродипломатии, но факт есть факт. Страну, которую пассионарные депутаты в Страсбурге еще недавно клеймили как черную дыру Старого света, ЕС уже принял в свою новую программу «Восточное партнерство».

Дело зашло так далеко, что российских стратегов с невиданной силой гложет страх утраты последнего союзника. Последние обострения отношений между Минском и Москвой — это ведь еще и своеобразные сцены ревности.

Лукашенко тонко чувствует момент и выжимает максимум из западного тренда. Вот и теперь на встрече с американскими конгрессменами он поставил планку на крутую высоту. Мол, мы готовы восстановить посольства, но вы сначала отмените санкции. Причем если уж рубить, так под самый корешок. То есть аннулируйте, друзья-конгрессмены, этот злосчастный «Акт о демократии»!

Понятно, что Вашингтон особо не разгонится. Есть принципы и всё такое. К тому же, как отмечает минский политолог Андрей Федоров, администрации Обамы пока явно не до Беларуси. За полгода новый глава Белого дома, кажется, ни разу даже не упомянул о синеокой республике.

Вторая причина, по которой Вашингтону не с руки торопиться в белорусском вопросе, тоже весьма банальна. «США несравненно меньше, чем страны Европы, зависят от связей с Беларусью», — отмечает Федоров.

Действительно, для Брюсселя Беларусь — это транзит, источник нефтепродуктов, фильтр от нелегалов, элемент пояса добрососедства (или, если хотите, санитарного кордона между Евросоюзом и Россией). Потому с точки зрения европейских политиков усиление прагматичного, геополитического подхода к отношениям с белорусским режимом вполне оправданно. При этом Европа довольствуется минимальными, декоративными уступками в области демократии.

«США же будут ждать большего», — полагает Андрей Федоров. Что не помешает на практике применять смягченный подход и, «если понадобится, подставить плечо».

Как видим, уже понадобилось, и этот миллиард от МВФ — наверняка не последний широкий жест Запада. Геополитическая игра стоит свеч.

Санкции же Вашингтона и ранее не были критичными для Беларуси. В частности, потому, что Брюссель не горел желанием открывать второй фронт экономического давления. На тему санкций, к слову, автор этих строк, попав в декабре прошлого года в Белый дом, слегка поспорил с Бушем-младшим, излишне верившим в прямолинейные методы.

А уж теперь, когда ЕС начал совсем другую игру, американцам (хоть в иных вашингтонских кабинетах и считают европейских политиков мягкотелыми) и вовсе не с руки ужесточать подход к белорусскому вопросу.

На встрече с конгрессменами Лукашенко ковал железо: мол, пора бы Штатам осознать бесперспективность подхода с позиции силы. И поставил в пример Европу, с которой у нас тоже, мол, был сложный период. Но европейцы, так сказать, на глазах исправляются…

«Сейчас Беларуси от Запада нужно одно: деньги. И как ни удивительно, в Беларусь пошли кредиты, — отмечает белорусский аналитик Валерий Карбалевич. — Иначе говоря, прекращение вражды с Европой, использование тактики балансирования между Востоком и Западом дает положительный эффект».

Эксперт считает, что официальный Минск вошел в азарт. Тем более что потенциал политики качелей достаточно велик, еще много неосвоенных резервов. Что показало, например, руководство Киргизии, сначала получив деньги от Москвы за закрытие американской авиабазы, а потом — согласившись за вознаграждение от США открыть ее под новой вывеской.

Сейчас у Минска — пик игры на трендах и противоходах. Москву напрягают игрой на европейском векторе, американцам ставят в пример «реалполитик» Брюсселя, Западу продают непризнание кавказских республик, с Кремлем ведут торг насчет единой системы ПВО и КСОР ОДКБ… Внешняя политика Минска действительно становится более гибкой и многовекторной. Правда, с налетом авантюрности. Амплитуда летающих взад-вперед качелей становится более рискованной.

С точки зрения национальных интересов такое вот маневрирование — все же лучше, чем мертвая привязка к Москве, которая фатально вела бы к инкорпорации. Но будущее все равно туманно. Не хочется в империю, однако и «проклятое буржуинство» таит опасности для жесткой автократической конструкции белорусского политического режима. Качели раскачиваются.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *