Минску не страшны пять эластичных условий Европы

Визит еврокомиссара Ферреро-Вальднер в Беларусь, дважды перенесенный, в итоге попал в яблочко. После молочной войны, когда Минск и Москва незамысловато бросались комьями навоза, элегантная дама из Брюсселя предстала как поэтичный символ Старого Света, готового обаять «последнюю диктатуру» своей мягкой силой.

И Александр Лукашенко, только что обличавший посягательства восточной империи, не чураясь сильных выражений, 22 июня подарил высокой гостье целый букет возвышенных метафор. В том духе, что Европе не обойтись без своего сердца — Беларуси и т.п.

Обаятельная госпожа комиссар была в Минске не менее патетична: «Если белорусы выберут Европу, их будут ждать с распростертыми объятиями».

Но поэзия поэзией, а между тем аналитики дружно твердят: сегодня в подходе ЕС к белорусскому вопросу правит бал прагматизм. Еще конкретнее — геополитика. Грех упустить момент, когда можно выхватить самую советизированную республику из российской скороварки и вставить в обойму лояльных соседей (злые языки называют это санитарным кордоном против России).

Съевшие зубы на политкорректности Хавьер Солана в феврале и теперь вот Бенита Ферреро-Вальднер общались с Лукашенко столь идиллично, будто и не было десятилетия жестких резолюций евроструктур с осуждением постыдного пятна «последней диктатуры» на респектабельном костюме Старого света.

При всем прагматизме нового подхода ЕС г-жа еврокомиссар, однако, не могла просто так вот взять да и отодвинуть в сторону высокие принципы. Во-первых, noblesse oblige, во-вторых, белорусская оппозиция уже проела Брюсселю плешь за «игры с диктатурой».

Так что чаяния были аккуратно артикулированы. Заметим, что титулованные европейские эмиссары стали крайне деликатными в формулировках. На этот раз посланница Брюсселя говорила уже не о 12 требованиях Евросоюза, а лишь о «просьбах», не все из которых, мол, еще выполнены.

По словам Ферреро-Вальднер, ЕС ждет продолжения прогресса в пяти основных областях. Это:

• реформа избирательного законодательства;

• обеспечение свободы объединений;

• создание условий для деятельности неправительственных организаций;

• свобода прессы;

• снятие ограничений для свободы личности.

Так вот, представляется, что на фоне крутых разборок с Москвой пожелания Брюсселя кажутся белорусскому начальству детским лепетом.

Тем более что есть уже долгий опыт «братской интеграции», когда здешние деятели ловко кормили Кремль с ложечки сладкой кашкой обещаний. Вот-вот сольемся в экстазе единения, а пока дайте денег (можно натурой — дешевыми энергоносителями).

Сейчас подобная метода обращена и на Запад. Главное — имитировать. Якобы идет — как это говорят яйцеголовые? — напряженный поиск парадигмы сближения. На деле — тянуть резину. И уступать по мелочам, когда голые обещалки уже не катят.

Полгода Минск снимал сливки с предыдущей порции мелких уступок. Тогда пустили в киоски две опальные газеты, зарегистрировали движение «За свободу», а вот интернет-СМИ, напротив, пообещали не охватывать обязательной регистрацией (что в Беларуси может быть сродни кастрации).

Но этот ресурс исчерпан. Г-жа еврокомиссар дала понять, что до декабря, когда ЕС вернется к вопросу замороженных визовых санкций против белорусского начальства, надо бы в «хрустальный сосуд» (как возвышенно назвал страну Лукашенко) подбросить щепотку либерализма.

И знаете, компромисс между Минском и Брюсселем здесь вполне вероятен. Скажем, проект изменений в избирательное законодательство уже подготовлен. И хотя председатель Центризбиркома Ермошина поспешила заявить, что революционных изменений не предвидится (кто бы сомневался!), реверанс перед ОБСЕ (а значит, и перед ЕС) сделан. При этом принципиальные предложения белорусской оппозиции (начиная с обязательного включения ее представителей в избирательные комиссии), судя по всему, остаются за бортом.

Минский аналитик Андрей Федоров считает, что подобных косметических улучшений можно ожидать и по остальным четырем пунктам нынешнего подсокращенного списка условий ЕС. Так, власти могут пустить в подписку и киоски пару-тройку региональных негосударственных газет, зарегистрировать отдельные не делающие погоды НПО. Вот вам и формальный прогресс в медиасфере, в третьем секторе.

Ну а что касается иных свобод, то в белорусских условиях можно почитать за благо уже то, что не бьют по почкам и не волокут в кутузку за любой политический перформанс или просто оппозиционный значок на майке.

В принципе хватательные рефлексы силовых структур никуда не делись, но брутальности, наглой душиловки стало поменьше. Да, оппонентам режима чуть легче дышать, но это облегчение — как в старом анекдоте про куплю и последующую продажу козы. Стране еще далеко хотя бы до относительной демократической оттепели начала 90-х, которая, к слову, и дала старт феноменальной политической карьере агрария А.Лукашенко.

Почти никто не сомневается, что через год с хвостиком он будет баллотироваться в президенты на четвертый срок. И уже потому ожидать сейчас серьезных изменений в заточенной под авторитарного харизматика политической системе не приходится.

Но фишка в том, что сегодня Брюссель охотно подхватывает игру в либерализацию. Так что микродозы вполне прокатывают.

Понятно, Европа тоже хитрит, надеется взять свое исподволь. Как замечает Андрей Федоров, «фактически это и есть пошаговая стратегия». Если не получается «всё сразу», то вполне годится и принцип «капля камень точит», считает минский аналитик.

Во всяком случае, белорусскому начальству даже чисто по-человечески куда приятнее культурный треп с евродамой, нежели нервные «стрелки» с крутыми московскими братанами.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *