Отец белорусской автократии подарил букет метафор матери «Восточного партнерства»

 

Высокая гостья из Европы вдохновила Александра Лукашенко на поэтический стиль. Той концентрации метафор, что прозвучали из его уст 22 июня на встрече с еврокомиссаром по внешней политике Бенитой Ферреро-Вальднер, могут позавидовать даже авторы лирических сонетов.
 
Он говорил о белой сорочке дипломата (это, мол, не его стиль, а его стиль — искренность); о мосте между Западом и Востоком; о нефтяных, газовых и транспортных артериях, что пролегли через его страну; о двух монстрах — России и Евросоюзе, с которыми надо одновременно ладить. И наконец предложил — что бы вы думали? — сердце.

Высокая гостья тоже демонстрировала в Минске поэтический стиль. В частности, заявила на встрече с общественностью в отеле «Европа»: «Я, если позволите, мать «Восточного партнерства».

Поэзия, впрочем, шла в одной упряжке с прагматизмом. Лукашенко искренне заявил, что хочет от Старого Света инвестиций, технологической модернизации. «А что мы положим на чашу весов в отношениях с Европой?» — задался он риторическим вопросом. И выложил козырь-образ: «Европа не может быть без своего сердца».

Если же без поэзии, то козырями Беларуси названы транзитное положение и функция фильтра от нелегалов, наркотрафика, радиоактивных материалов, других нежелательных для старушки Европы раздражителей. Ни слова о демократических реформах, правах человека и других «эфемерных вещах».

Впрочем, и госпожа еврокомиссар упоминала об этих материях как-то вполголоса. Госпожу Вальднер обрадовало, что хозяин встречи «очень внимательно прислушался» к тому, что она говорила. По ее словам, Беларуси нужно «дать время» для реформ и при этом «настроиться позитивно». Между тем гостья тоже демонстрировала символы прагматизма: обменялась с министром иностранных дел Мартыновым текстами меморандума о взаимопонимании в области энергетики (тоже звоночек Москве) и привезла в Минск 10 миллионов евро на продовольственные программы. Беларуси также обещано открыть европейские рынки.

«Не думаю, что задача демократизации Беларуси для Брюсселя сейчас на первом плане, — полагает политолог Валерий Карбалевич. — Прежде всего ЕС преследует геополитические цели».

Визит Ферреро-Вальднер случайно наложился на фон недавней молочной войны с Россией. Но Лукашенко не упустил случая прозрачно намекнуть, что Евросоюзу не грех учесть усердие белорусского начальства в плане защиты суверенитета от империи. «Чего мы хотим от Европы? Чтобы европейцы понимали, что Беларусь — не только географический центр этого континента, здесь живут очень порядочные, честные, трудолюбивые люди, здесь существует независимое суверенное государство, и посягать на это, как бы кому-то ни хотелось, мы позволить не можем».

Подтекст: под Кремль не ляжем, но и вы оцените, не требуйте чересчур много (а еще лучше: помогите материально)!

Молочную же войну Минск по большому счету выиграл. И сейчас в голосе российского начальства доминируют нотки примирения. Как сообщает издание «Русский Newsweek», «в Москве признают, что дело зашло слишком далеко. Реакция с российской стороны была излишне эмоциональной, говорит чиновник Белого дома. Бомбить белорусов из всех орудий Москва не будет».

Визит г-жи Ферреро-Вальднер, пожалуй, только усилит кремлевские фобии.

Рискну спрогнозировать, что на эскалацию газового конфликта Россия сейчас не пойдет. Есть ряд сдерживающих моментов. Это и тучи на газовом фронте с Украиной, и боязнь очередного асимметричного ответа со стороны Беларуси (как было на пике молочной войны: вот сейчас наши таможенники будут разбираться с вашими фурами по полной программе, а там и совсем границу поставим по всем канонам). И, наконец, традиционный экзистенциальный страх российских элит, что коварный Запад — чик! — и отрежет последнего союзника.

По мнению Карбалевича, Кремль сейчас, напротив, обмозговывает, как бы это задобрить Лукашенко, чтобы присоединился к решениям последнего саммита ОДКБ. Короче, за демарш (помните, он не полетел тогда в Москву) надо еще и доплачивать. Ведь иначе затеянное Кремлем «антиНАТО» будет выглядеть совсем уж бутафорской структурой.

«Ресурс политики качелей для Лукашенко отнюдь не исчерпан, — полагает эксперт. — Белорусская сторона пустила в ход далеко еще не все аргументы». В частности, отмечает собеседник, Москва опасается потерять два важных военных объекта на белорусской территории (РЛС под Ганцевичами и узел связи ВМФ под Вилейкой). Или, как минимум, получить за них астрономический счет.

По мнению Карбалевича, Россия может уменьшить преференции Минску, но целиком от них не откажется.

Другой минский эксперт Андрей Федоров тоже отмечает, что Россия смягчила тон и «дает Лукашенко возможность отыграть назад». По мнению эксперта, российский грант Минску напрямую зависит от того, насколько тамошние стратеги бояться потерять «белорусский балкон».

Действительно, в Москве вроде и понимают, что никакие танковые или авиационные армады через Беларусь не хлынут. Но рациональное мышление дает сбой от простенькой страшилки, отлично усвоенной Лукашенко: хотите НАТО под Смоленском?

Так что Москва будет еще долго проплачивать белорусскому режиму условную лояльность. Правда, «снимать сливки преференций станет тяжелее», добавляет Федоров.

Что же касается европейского вектора, то тут эксперт прогнозирует мелкие уступки вроде аккредитации «вражеских голосов». На проведенных недавно в Праге консультациях с ЕС по правам человека белорусские официальные лица намекнули, что спутниковый телеканал «Белсат», «Радыё Рацыя», «Европейское радио для Беларуси» имеют шанс легализоваться.

Похожий прогноз и у Валерия Карбалевича. По его мнению, Минск сделает какой-то минимум демократической косметики (например, второстепенные изменения в избирательное законодательство). А Евросоюз сделает вид, что это «обнадеживающие сдвиги». «Такая игра будет длиться как минимум до следующих президентских выборов, — прогнозирует эксперт. — Что же будет дальше — непредсказуемо. Посмотрите, что делается в Иране».

Замечу, однако, что в Иране, при всей его специфике, политика несравненно более конкурентна, чем в автократическом «сердце Европы». Белорусская же оппозиция пока, похоже, в патовой ситуации. Избирательная система, заточенная под «элегантные победы» одного политика, к следующим президентским выборам (в конце 2010 или в начале 2011 года) принципиально не изменится. Кроме того, обострились проблема ресурсов и междоусобица в самом оппозиционном лагере.

Для Европы же еще один, четвертый срок Лукашенко — как ни цинично это с точки зрения здешних демократов — вряд ли выглядит трагедией. Свое молчаливое согласие на это Брюссель может расценить как приемлемый промежуточный ход в долгосрочной геополитической комбинации. Лишь бы только был выставлен на белорусскую внутриполитическую сцену какой-то минимум декораций, «дающих надежду».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *