Песни партизан


На войну с Россией Александр Лукашенко ни за что бы не решился, если бы не открытие второго фронта — западного, пишет журналистка Ирина Халип.
 
Когда в Москве заседала ОДКБ, в Минске совещались местные пограничники. Их чеканные лица тут же транслировались на белорусские телеэкраны, и господа офицеры твердо обещали: «Мы готовы в кратчайшие сроки ввести на границе с Россией пограничный и таможенный контроль. Нам поручил это глава государства. Для обеспечения паритета». А потом объясняли: со стороны России и пограничный, и таможенный контроль присутствовал всегда, а вот белорусы пропускали российский транспорт на свою территорию без всякого контроля. Теперь пора с этим заканчивать, потому что, оказывается, границу с государствами Евросоюза и Украиной белорусские граждане пересекают в течение 10—15 минут, а на границе с Россией маются по несколько часов.
 
Во всех телерепортажах почему-то особенно подчеркивалось: с российской стороны на границе с Беларусью решают оперативные служебные задачи пять отделов пограничной службы ФСБ России. Раньше слово «ФСБ» как-то вообще не произносилось. Погранвойска — и ладно. Теперь белорусская пропаганда начала пугать народ эфэсбэшниками, подступившими вплотную к границе. Впрочем, совсем недавно и россияне, и белорусы наивно полагали, что никакой российско-белорусской границы не существует, — с тех самых пор, как в 1996 году Лукашенко и Черномырдин, пыхтя, выкапывали пограничные столбы лопатами. Оказывается, все это время ФСБ толклась на восточных рубежах Беларуси? И, пользуясь отсутствием контроля с белорусской стороны, могла творить все, что захочет?..
 
Может, и могла, но отнюдь не все. Утверждения некоторых российских газет, что ФСБ России и КГБ Беларуси — близнецы-братья, которые могут вместе дружно свалить надоевшего Лукашенко, — явное преувеличение. Что, ФСБ не знает, что разыскиваемый ею Борис Березовский — частый гость в Минске? Знает. Но это ничего не меняет. Вышедшая из белорусской тюрьмы помощница американского адвоката Эммануила Зельцера Владлена Функ, арестованная вместе с ним в Минске, на прошлой неделе дала интервью агентству «БелаПАН». Она рассказала, что Борис Березовский приезжал в Минск, когда Зельцера и Функ, представлявших интересы сводного брата Бадри Патаркацишвили в деле о наследстве, судили якобы за использование поддельных документов: «В зале суда Березовский появился в сопровождении вооруженной охраны. По сути, он ничего не мог показать по обвинению в коммерческом шпионаже. По его словам, Бадри Патаркацишвили имел инвестиции в размере 150 миллионов долларов США в нефтеперерабатывающей отрасли в Беларуси. Якобы они были вложены в предприятие «Нафтан». Эти показания были словесные, соответствующие документы не предъявлялись. Однако суд в Нью-Йорке имеет информацию обо всех активах Патаркацишвили: в Беларуси у него собственности нет».
 
Кстати, еще один объявленный в федеральный розыск — Михаил Гуцериев — бежал из России через столицу Беларуси. И прежде чем отправиться на европейские просторы, спокойно прожил несколько дней в арендованном коттедже под Минском — в то самое время, когда российские телеканалы сообщали об объявлении Гуцериева в розыск. А потом пересек белорусскую границу в аэропорту Минск-2. Белорусские пограничники были прекрасно осведомлены о розыске. Но почему-то не поспешили задерживать Гуцериева и передавать его российским коллегам. И где, спрашивается, сотрудничество двух братских спецслужб?
 
Кроме того, белорусский КГБ вовсе не так силен и влиятелен, как российская ФСБ. Лукашенко, конечно, любит и бережет свою спецслужбу: платит хорошие зарплаты и позволяет зарабатывать крышеванием проституции и наркоторговли. Но к пирогу не подпускает и близко. Пример — бывший председатель КГБ Степан Сухоренко, который попытался оттяпать кусок, за что и поплатился должностью. Был снят за коррупцию. Недавно Лукашенко с удовольствием рассказывал, каким нечистым на руку оказался председатель: «У нас председатель КГБ недавно слетел с должности. Он наличными платил строителям своего дома, прямо из пачки. Приглашаю: «Где взял деньги?» «Мне в России дали взаймы». — «Скажи адрес». Проверили, адреса нет. Вот и всё, прогнали». Кстати, Сухоренко легко отделался: сидит послом в Армении. В прошлом году два полковника КГБ — начальник управления по борьбе с организованной преступностью Михаил Михолап и начальник управления кадровой и идеологической работы Александр Метелица — за коррупцию угодили за решетку на 6 и 8 лет. Тоже ведь не мелочь — начальники серьезных управлений. Так что с силовиками, которые начинают подползать слишком близко к большим деньгам и серьезным делам, у Лукашенко разговор короткий.
 
Кстати, теперь у российских спецслужб еще меньше возможностей влияния на ситуацию в Беларуси: Лукашенко назвал нелегитимным соглашение о создании коллективных сил оперативного реагирования в рамках ОДКБ. А ведь именно эти «коллективные силы» по первоначальному замыслу могли бы обеспечить легальный доступ на территорию страны все тех же эфэсбэшников. Но Беларусь для КСОР закрыта.
 
Единственное оружие ФСБ против Лукашенко — это информация. Несомненно, о похищениях и убийствах белорусских оппозиционеров российскому ведомству известно очень многое. В конце концов за похищение и убийство оператора российского Первого канала Дмитрия Завадского (он исчез в 2000 году, тело так и не обнаружено) осуждена группировка, которую возглавлял некто Валерий Игнатович — бывший офицер, служивший в подразделении ГРУ Минобороны России в Чечне. И кто знает, не привлекались ли к такого рода спецоперациям российские «смежники» белорусского эскадрона смерти? ФСБ, видимо, знает. И скомпрометировать Лукашенко перед всем миром не просто предположениями, а доказательствами российским спецслужбам ничего не стоит. Доклад бывшего начальника минского СИЗО Олега Алкаева о расстрельном пистолете, который у него по приказу командования забирали именно в те дни, когда в Минске бесследно исчезали оппозиционеры, покажется простым эпизодом, если «федералы» обнародуют то, что известно им об этих убийствах. Но ФСБ на это не пойдет. Взрывоопасная информация имеет свойство взрываться в руках источника. И если ФСБ вступит в информационную войну, кто знает, в какой стране вдруг может всплыть нечто подобное — к примеру, правда об убийстве Александра Литвиненко?..
 
Но в окружении Лукашенко есть другая, не чекистская, группировка. И ее цель — сохранить режим, но при этом сделать его легитимным на Западе. В этой группировке — люди, в отличие от погоревшего на пачке долларов председателя КГБ, имеющие доступ к пирогу. В первую очередь это старший сын Лукашенко Виктор, состоящий при папе в должности помощника по национальной безопасности, глава администрации Владимир Макей, заместитель главы администрации Наталья Петкевич, министр иностранных дел Сергей Мартынов. Виктор Лукашенко вместе с папой, Наталья Петкевич и еще семь человек входят в американский черный список. Указ о финансовых санкциях в отношении этих чиновников был подписан Джорджем Бушем 16 июня 2006 года и с тех пор продлевается ежегодно. В последний раз его продлил уже Барак Обама. Указ блокирует их собственность и право на собственность в США, счета и возможность финансовых операций. Американским компаниям и частным лицам запрещено заключать сделки с должностными лицами из этого списка. А им хочется иметь возможность использовать собственные авуары, да еще и сохранить Лукашенко во власти. Потому что они прекрасно понимают: в другую власть им уже не встроиться.
 
И для этой группировки война с Россией — действительно мать родна. Потому что она дает шанс аккуратно, на фоне пролитого молока, вмонтировать режим в западное сообщество. Европа может быть только рада тому, что Россия остается вообще без союзников. Москва отказала в полумиллиардном кредите — МВФ тут же объявил, что дает еще миллиард. Украина вознамерилась немедленно возобновить поставки электроэнергии в Беларусь. В Минск срочно едет еврокомиссар по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер, потому что Лукашенко просил ее приехать как можно скорее. 23 июня в Страсбурге Беларуси, скорее всего, вернут статус в Совете Европы. А там уже недалеко до полного признания, если Лукашенко правильно поведет себя перед Западом. Во всяком случае, четверо из того самого американского списка «лиц, подрывающих демократические процессы в Беларуси», уже отправлены в отставку, а именно: председатель КГБ Степан Сухоренко, министр внутренних дел Владимир Наумов, командир спецназа внутренних войск Дмитрий Павличенко и секретарь Совбеза Виктор Шейман (трое последних подозреваются в причастности к убийствам оппозиционеров).
 
На войну с Россией Лукашенко ни за что бы не решился, если бы не открытие второго фронта — западного. Того самого, который поддержит, обеспечит кредитами, инвестициями и гуманитарной помощью и поможет победить. У России в этой войне шансов нет. Поэтому высокопоставленные кремлевцы, оставаясь неназванными, лишь многозначительно вздыхают: «Кажется, кому-то надоело быть президентом Беларуси…» Но на то они и анонимные источники, что могут говорить все. Знаете, что говорят белорусские генералы, — точно так же, не под запись? «А мы российскую РЛС взорвем!» Но ничего подобного официально они не скажут. Так что анонимные разговоры — это всего лишь тайные мечты Москвы и Минска.
 
Ирина Халип, «Новая газета»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *