Для Беларуси «Восточное партнерство» пока имеет лишь символическую ценность

Евроскептики и еврооптимисты легко определяются и по отношению к политике «Восточного партнерства» Евросоюза. Скептики рубят с плеча: инициатива не несет ничего нового, она бесперспективна. Оптимисты предвкушают взаимовыгодные двусторонние и многосторонние программы и рост инвестиций. Количество еврореалистов так незначительно, что на общем фоне почти не заметно.

Учредительный саммит политики пресса и эксперты комментировали много и охотно. Французская Le Figaro пишет, что политика осуществляется под пристальным вниманием Москвы, вынуждая европейских дипломатов демонстрировать чудеса эквилибристики. В этих условиях страны-партнеры поднимают ставки, играя на соперничестве ЕС и России. Тем временем, объединенная Европа сталкивается с расколом в своих рядах, поскольку есть те, кто считает конфронтацию с Москвой бесполезной. Борьба за влияние только начинается, пишет автор статьи.

По мнению немецкой Die Welt, Россия воспринимает новый восточный вектор ЕС как провокацию, отношения Москвы и Брюсселя напряженные, и более неблагоприятный фон для старта программы трудно представить. Кроме того, бюджет «Восточного партнерства» ставит под сомнение серьезность намерений ЕС: мол, на спасение концернов выделяется в разы больше.

Американская The Wall Street Journal считает, что с помощью инициативы Европа пытается избежать повторения грузинского и газового кризисов. Однако ЕС может проиграть в конкурентной борьбе России, учитывая небольшой объем предложенных средств — 600 млн. евро для шести стран на 2010-2013 годы. Издание отмечает, что остаются вопросы распределения этих денег и критерии оценки реформ.

Европейские эксперты раскритиковали Брюссель за отсутствие смелости предложить странам Восточной Европы перспективу членства в объединенной Европе: мол, этим испорчено предложение Польши и Швеции. По мнению критиков, у ЕС нет ни восточной стратегии, ни представления о долгосрочном развитии сообщества.

Эксперты считают, что «Восточное партнерство» не направлено против кого-либо. Так, Россия может в любой момент присоединиться к ЕС и способствовать реализации реформ в странах Восточной Европы и Южного Кавказа, но для этого она должна признать их право на евроинтеграцию.

Раздаются и другие голоса. Президент Украины Виктор Ющенко назвал саммит инициативы «исключительно позитивным». Большой победой он считает возможность политического сближения с ЕС и экономическую интеграцию.

Профессиональный еврооптимизм излучал на пресс-конференции в Минске 12 мая глава представительства Еврокомиссии в Беларуси и Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра. По его словам, в рамках «Восточного партнерства» Беларусь получит ряд новых возможностей, которые для нее важны. Минску окажут поддержку в демократизации, эффективном госуправлении, экономической интеграции, обеспечении энергетической безопасности.

Между тем конкретизировать сроки и проекты европейский дипломат пока не в состоянии. В планах — и облегчить визовый режим, и поднять белорусские стандарты качества до европейских. Но это всё — планы. Которые, ко всему прочему, упираются в процесс расширения двусторонних отношений. А он, в свою очередь, зависит от политических, экономических и социальных реформ в Беларуси. Тейшейра призвал белорусские власти продолжить усилия, направленные на демократизацию и соблюдение основных прав и свобод.

Действительно, четких очертаний новая политика пока не имеет, все по местам расставит уже практика. Может оказаться, что правда как раз посередине: между еврооптимистами и евроскептиками.

Нет, правы могут быть все, считает политолог Юрий Чаусов, и пессимисты, и оптимисты, и реалисты, пока просто сложно говорить, как будет работать «Восточное партнерство». По его словам, есть серьезные опасения, удастся ли ЕС соотнести высокие ожидания с реальными механизмами. Наблюдатели уже разочарованы: декларация, принятая на саммите, оказалась слабой.

Основным элементом политики станут двусторонние отношения между странами-партнерами и ЕС, говорит политолог. По его словам, восточному вектору политики ЕС просто придается «новая опалубка, конфигурация, общее направление». Новая Вышеградская группа из «Восточного партнерства» вряд ли вырастет, скорее, новый ТАСИС, размышляет эксперт.

Для Беларуси важна уже конкретизация рамок восточной политики ЕС, она может стать трамплином для выхода на новый уровень взаимодействия с объединенной Европой, считает Чаусов. «Восточное партнерство» ценно для нас не само по себе и не как механизм обеспечения двусторонних контактов. По мнению политолога, его ценность для Беларуси больше символическая: это повод начать развивать отношения.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *