Владимир Семашко: Беларусь должна стоять на двух ногах — одна в России, другая — в Европе


Возможностей общаться с журналистами в ходе поездки в Прагу на учредительный саммит «Восточного партнерства» у белорусской делегации было не много. Но первый вице-премьер Владимир Семашко рассказал о результатах и планах на будущее в самолете на обратном пути 8 мая. Уже почти ничто не отвлекало, только стюардесса нервничала, что пассажиры не пристегнуты.

— «Восточное партнерство» предоставляет Беларуси возможности в четырех конкретных областях.

Так, мы надеемся, что программа позволит нам создать необходимые условия, чтобы резко увеличить объем экспорта в страны ЕС. Объединенная Европа — это огромное сообщество с почти 500-миллионным населением и огромный рынок. И мы должны думать о том, как продать туда больше и больше, чтобы возможности торговать расширялись вплоть до зоны свободной торговли.

Кроме того, мы заинтересованы, чтобы как минимум Беларусь вернули в Обобщенную систему преференций. От лишения льготных тарифов мы сильно не пострадали, но что было бы, если бы в 2008 году эти экономические санкции не ввели? В этом году льготы мы частично отрегулировали, в частности по поставкам текстиля. И рассчитываем, что к 2010 году все экономические санкции будут сняты.

Во-вторых, последние лет семь у нас средний годовой темп роста ВВП 9,5%, а темпы роста инвестиций в основной капитал 20-30%: 23% в прошлом году и даже в сложный первый квартал этого года — 20%. Пока мы развивались за счет своих средств — инновационных фондов и белорусской банковской системы, и сейчас важно сохранить такой темп. Все прекрасно понимают, что прежние достижения были на оборудовании и технологиях прошлых лет. «Восточное партнерство» позволит нам модернизироваться и продолжить инновационно-инвестиционный путь развития страны. Мы заинтересованы создать такие инструменты, чтобы быстро перевооружить нашу экономику.

Неделю назад я был в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР), в Праге также была встреча, министр встречался с руководством ЕС, говорили о Европейском инвестиционном банке, у которого еще больше возможностей. Мы объясняли, что операции этих банков в Беларуси должны быть увеличены в разы. Это же долгосрочные кредиты на очень выгодных условиях, они нужны нашей экономике.

С другой стороны, кредиты — это не главное. Для меня очевидно было, когда мы по прилете 6 мая встретились с деловыми и банковскими кругами Чехии, что после потепления на политическом уровне они готовы прийти к нам с инвестициями — создавать иностранные и совместные предприятия, покупать на взаимовыгодных условиях. Так, у нас излишки продуктов питания, мы не знаем, куда их в сыром виде продать, а переработав, можем направить на европейский рынок. Новые предприятия — благо для страны. Это рабочие места, рост бюджета, ВВП, инвестиций.

Есть и третий аспект. Мы часто эксплуатируем тезис о своем транзитном статусе, но мало сделали, чтобы он реализовался. Сегодня стоит вопрос не только о транзите газа и нефти в Европу, но о транзите из России или из Беларуси электроэнергии, вопрос наращивания транзита газа: «Ямал-Европа-2» — это актуальный проект, им надо заниматься.

Еще, конечно, автомобильный и железнодорожный транзит. Только по Беларуси экспортно-импортный транзит ежегодно 100 млн. тонн. Плюс надо развивать транзитные магистрали. С помощью ЕБРР мы модернизировали трассу Брест — Минск — Москва и уже полностью с ним рассчитались. За эту дорогу не стыдно перед европейцами. Украина предлагает развить автомобильный коридор Юг — Север, соединить страны Черноморского и Балтийского бассейна. Это выгодно всем, в том числе России. ЕБРР мы также предложили проекты электрификации железных дорог.

Важно в этой связи также развитие пограничной инфраструктуры, чтобы оформление грузов занимало минуты.

Четвертое направление работы — упрощение визового режима. Пока для белорусов откровенно дискриминационный визовый режим: сложная бюрократическая процедура, высокий консульский сбор. Это маленькая проблема, но она затрудняет общение людей, особенно молодежи. Да и у коммерсантов было бы больше возможностей. Как говорит президент, по малой ложке, но продавать: по 10-20 тракторов, но реализовывать.

Вот четыре направления сотрудничества в рамках «Восточного партнерства». И мы только в начале пути. Раз в два года будут встречаться президенты и задавать направление, минимум раз в год премьер-министры или главы МИД уточнят отдельные политические вопросы. Наработка проектов будет идти в рабочих группах по формуле ЕС+6. Надо быть активными. Не Еврокомиссия будет писать проекты, мы должны проявлять инициативу. Ехать, искать, какая страна, какая фирма готова прийти и вместе с нами строить, а ЕС не только не будет препятствовать, но помогать — выделять субсидированные, дешевые кредиты.

— Минск готов быть активным и предлагать свои проекты?

— Безусловно. В Праге мы подписали декларацию о сотрудничестве в области энергетики, которой предусмотрены проекты между Минэнерго, ЕС и Еврокомиссией в газовой сфере, сфере транзита на полтора года вперед.

— Беларусь еще подписала декларацию о «Восточном партнерстве»…

— Она не подписывалась, но готовилась совместно, мы ее одобрили. При этом наш МИД был самым активным. Больше всего существенных поправок было сделано нами, и 95% принципиальных изменений было принято. В частности, что этот союз — экономический и социальный и не направлен против кого-либо, не имеет целью создание новых разделительных линий в Европе.

Сейчас также стоит вопрос о том, чтобы доработать и подписать Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС. В новых условиях надо возобновить переговоры по этому документу. Он был разработан еще в 1993-94 годах, а в 1996 году заморожен.
— Насколько важно для Беларуси участие в «Восточном партнерстве»? Оппозиция называет день старта этой политики историческим.

— Оппозиция странно рассуждает. Пять лет назад они кричали «трэба бегчы ў Еўропу», а когда по инициативе Европы мы начали сближаться, то оппозиция пытается нас освистывать. Конечно, это лишает их последнего козыря…

Мы довольны результатами поездки. Беларусь должна стоять на двух ногах. Иметь отличные отношения с Россией, нам ее никто никогда не заменит, там мы основные энергоносители на льготных условиях получаем, там во многом наш рынок, наши связи. А с другой стороны, мы должны работать с Европой.

Мы не случайно дошли до Южной и Центральной Америки, Катара, Кувейта, Бахрейна. Такая многовекторная политика дает свои результаты — у «Белоруснефти» за прошлый год 62 млн. долларов чистой прибыли. Мы должны быть диверсифицированы, искать, куда продать свои продукты, а не «караул, катастрофа, кризис!». Продать своих товаров и услуг на 35-40 млн. долларов кажется нерешаемой задачей, пока не разделишь ее на большое количество стран. Мы должны работать активно и добиваться равных условий, без дискриминации.

Самое главное, что «Восточное партнерство» создаст более благоприятные условия для продвижения наших товаров на европейский рынок. По совокупности цены, качества, надежности и сервиса они абсолютно конкурентоспособны.
 
Марина РАХЛЕЙ, Прага — Минск

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *