Лукашенко могут пригласить не в Прагу, а в Брюссель

Если версия издания «Коммерсант-Украина» верна, то Лукашенко 100% не пригласят в чешскую столицу. Его пригласят в… Брюссель.

Брюссель В последние недели чуть ли не главной целью ряда внутренних противников Лукашенко стала борьба за то, чтобы он не получил пригласительный билет в Прагу на учредительный саммит «Восточного партнерства». От такой ошибки Европу эмоционально предостерегают бывший политзаключенный Александр Козулин, экс-спикер Станислав Шушкевич. Мол, за какие заслуги? Сами же называли здешний режим диктатурой — и сами же собираетесь брататься с человеком, который эту мрачную систему в центре Старого Света создал и лелеет!

По словам политолога Валерия Карбалевича, задача не пустить официального лидера Беларуси в Прагу превратилась для иных политиков в азартное спортивное состязание.

Так вот, «Коммерсант-Украина» узнал: майский саммит может быть перенесен из чешской столицы в Брюссель. По техническим, так сказать, причинам (в Праге Конгресс-центр якобы уже зарезервирован под другое мероприятие — вот какой у них там разгул демократии!). Так что требование самых непримиримых оппонентов Лукашенко — не пускать его в Прагу! — может быть парадоксальным образом удовлетворено.

Понятно, что, если серьезно, дело совсем не в месте проведения мероприятия. Оппозицию раскололо отношение к новой политике Брюсселя в белорусском вопросе. Если говорить проще, то замысел евросоюзовских стратегов таков: вовлечь страну, такую как она есть, в новый проект, а ценностные проблемы (демократия, права и свободы) решить потом, постепенно. Иначе говоря, погрузить этот крепкий орешек в химический раствор европейских процессов, который понемногу разъест авторитарную скорлупу.

Критики же новой линии ЕС из лагеря белорусской титульной оппозиции твердят, что Европа таким образом изменяет своим ценностям, идет на беспринципный торгашеский альянс, де-факто укрепляет диктатуру.

В этом вопросе коренным образом разошлись, в частности, два бывших оппозиционных кандидата на президентских выборах 2006 года. На пресс-конференции 25 марта один из них, Александр Милинкевич, сообщил, что накануне долго беседовал с Александром Козулиным, но общего языка не нашли.

«У нас противоположные позиции. Я — за сотрудничество с Евросоюзом, Козулин — за изоляцию. Я вижу угрозу для независимости, а Козулин не видит», — сообщил лидер движения «За свободу». Он полагает, что оппозиция сегодня должна не столько обижаться на Европу и апеллировать к ней, сколько искать пути влияния на белорусское общество.

Понятно, что схема максималистов: пускай сначала режим станет мягким и пушистым, а потом уже можно вести речь обо всех этих «партнерствах» — абсолютно нереалистична. Как отмечает аналитик Юрий Дракохруст, новая программа ЕС изначально не рассчитана на отличников демократизации (достаточно вспомнить свежий референдум в Азербайджане). Между тем этот поезд уже должен тронуться. И выбрасывать из него Беларусь означает разрушить весь замысел: программа окажется априори щербатой.

Ну а лидера движения «За свободу» оппоненты определенно обвинят (и уже обвиняют) в ренегатстве. Мол, потворствуешь диктатуре.

И здесь вырисовывается тонкая диалектика: где кончается режим и где начинается Беларусь?

Добавим: раскрошить «Восточное партнерство» со своей стороны стремится Москва. Неудовлетворенность проектом высказал на днях в Брюсселе министр иностранных дел России Сергей Лавров. В частности, испортить перспективу Беларуси в новой программе хотят через принуждение Минска к признанию Южной Осетии и Абхазии. Это сильно обидит и Брюссель, и Тбилиси (Саакашвили ужо сказал, что за один стол с Лукашенко в таком случае не сядет).

Кроме Беларуси, слабыми звеньями нового проекта Москве видятся Армения и Молдова: их тоже есть чем прижать.

В Киеве, между прочим, также капризничают: мол, нам это «Восточное партнерство» ничего нового не дает, мы созрели для более тесных отношений!

Далее, в самом ЕС нет идиллии по отношению к «Восточному партнерству». Франция и другие южные страны больше смотрят в сторону Средиземноморья. И, соответственно, тянут в ту сторону короткое одеяло ресурсов.

Ну и, наконец, белорусские власти также не торопятся слишком хлопать в ладоши новому брюссельскому замыслу. Лукашенко своим особым политическим нюхом чувствует хитрый подкоп под любовно построенную им систему. И поэтому Минск постарается выковыривать из «Восточного партнерства» лишь изюминки отдельных прагматических выгод. И чтобы без этих демократических закидонов. Короче, не учите жить, лучше помогите материально!

Так вот, весьма вероятен сюжет, когда Европа в конце концов просто плюнет: не хотите — как хотите!

Так что — мое личное мнение — факторов, которые в сумме могут торпедировать новый проект, и так слишком много, чтобы еще и те в нашей стране, кто декларирует во всех листовках европейский выбор Беларуси, де-факто топили его под предлогом непримиримой борьбы с диктатурой. Ей-богу, есть большое пространство для борьбы с диктатурой, кроме как бомбить Брюссель эмоциональными обращениями (при том что ставить вопрос о большей прозрачности и критериях диалога Минск — ЕС вполне правомерно).

Вопрос же о приглашении/неприглашении определенного лица в один из городов ЕС хоть и достаточно принципиален, но по своему весу несравним с вопросом исторического выбора Беларуси. Страны, которая рискованно балансирует сегодня между демократическим Старым Светом и — скажем так — Азиопой.

(Отдельная тема: а хочет ли сам Лукашенко в Прагу? Не исключено, что ему удобнее дистанцироваться от процесса, чтобы не дразнить Москву.)

Возможно, через несколько лет именно с весны 2009 года будет отсчитываться возвращение Беларуси в русло европейской традиции. Наши города еще пять веков назад имели Магдебургское право. Сегодня вырисовывается уникальный исторический шанс — снова интегрироваться в общеевропейский контекст. По мне, так надо использовать его любым образом. Вырываться из Азиопы. Как в том старом анекдоте — помните? — хоть тушкой, хоть чучелом.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *