Погуляли, поговорили, пообщались…

Фото РИА НовостиАнтураж встречи президентов России и Беларуси 19 марта в подмосковном Завидово вполне способен затмить сами переговоры. Картинку для массового зрителя лидеры стран создали шикарную — неспешная прогулка по весеннему парку, дымящийся в хрустале чай, камуфляжный костюм Александра Лукашенко и унты Дмитрия Медведева. Разговор один на один, подальше от лишних ушей, главы двух стран вели уже после классических, в камерной обстановке президентской резиденции, переговоров в узком и расширенном составе.

«Масса вопросов, которые просто нужно согласовать. Я также вас обещал проинформировать по многим вопросам, и я выполню свое обещание. Словом, есть сегодня о чем поговорить в этом прекрасном уголке России», — сказал в начале встречи Лукашенко.

«Так и сделаем. Погуляем, поговорим, пообщаемся», — ответил ему Медведев.

Исходя из скупых официальных сообщений, можно сделать вывод, что лидеры Лукашенко и Медведев говорили обо всем. В большинстве случаев эффективность таких бесед равнозначна эффективности бесед «ни о чем». Но, как кажется, четверговая встреча президентов — это не тот случай.

Накануне визита Лукашенко в Россию достаточно широко обсуждалась вероятность того, что основным вопросом в повестке дня встречи президентов может быть перспектива вступления Беларуси в Восточное партнерство — европейский проект, который официальная Москва считает чуть ли не антироссийским.

И, как сообщает пресс-служба Кремля, Лукашенко и Медведев за рабочим обедом обсудили «вопросы взаимодействия России и Белоруссии с Европейским Союзом».

Не исключено, что фактически выписанный Минску Брюсселем пригласительный билет в Восточное партнерство уже стал новым предметом торга в отношениях Беларуси и России. И не столько потому, что эта проблема так уж сильно волнует Россию, где, следует полагать, европейские перспективы Беларуси оценивают весьма скромно. Скорее, что здесь работают иные механизмы.

Поясним. Беларусь и Россия хоть и связаны узами союзного брака, но союз этот во многом остается фиктивным и уж точно неравным. Беларуси от России и ранее, и сегодня нужно гораздо больше, чем России от Беларуси. Нужны углеводороды не по мировым ценам, нужны рынки сбыта для отечественной продукции, нужна, в конце концов, помощь живой наличностью. Неравнозначность возможностей вынуждает в большинстве случае Беларусь выступать просителем, а Россию, в свою очередь, требовать за свои услуги определенную плату. Причем, иногда брать приходится не только то, что требуется, но и то, что предлагают.

В таком контексте, как кажется, и следует рассматривать выставленный Минском на кон билет в Восточное партнерство. В Кремле, следует полагать, уже просчитали, что вступлением в Восточное партнерство Беларусь может лишить себя многих преимуществ, которые дает ей союзническое сотрудничество с Россией. В первую очередь, преимуществ экономических.

Тем более что экономические коврижки, которые сулит Восточное партнерство — вопрос весьма отдаленного будущего. А Россия, вот она — рядом, и готова подставить плечо.

В Завидово на переговорах президентов присутствовали и министры финансов двух стран, которые уже 20 марта встретятся вновь — на заседании совместной коллегии для, как сообщает пресс-служба российского президента, «дальнейшего обсуждения вопросов предоставления кредитов и использования других форм экономического взаимодействия».

Беларусь, как известно, запросила у России дополнительный кредит в 100 млрд. российских рублей. Но запросила не в очень подходящее время — сразу после весьма теплой встречи Лукашенко и Ющенко, который в то время на пару с Тимошенко воевал с Россией на газовом фронте. Тогда в Москве на очередную кредитную просьбу Минска отреагировали без особого энтузиазма. Сейчас же, похоже, к этой теме стороны готовы вернуться.

Равно как актуализировалась и принятая в ходе февральского заседания Высшего госсовета совместная программа по преодолению последствий экономического кризиса. Один из основных ее пунктов — допуск белорусской продукции в систему государственных закупок России и возможность наших предприятий использовать российские меры господдержки.

То есть, те белорусские фабрики и заводы, которые попадут в vip-список, будут иметь в России те же права, что и, собственно, российские. Белорусская сторона предложила наделить такими преференциями 15 предприятий, а первыми к процессу подключить четыре флагмана — МАЗ, «Гомсельмаш», МТЗ и «Бобруйскагромаш». Такими же правами в Беларуси будет обладать и ряд российских предприятий — квартет первопроходцев составят КамАЗ, ЗиЛ, ГАЗ и «Россельмаш».

Вероятно, белорусские власти рассчитывают, что допуск к бюджетным ресурсам России позволит оперативно и с определенной выгодой разгрузить склады, забитые вмиг ставшей неликвидом продукцией.

Впрочем, понятно, что впустив белорусские предприятия в свой бюджетный огород, Россия также рассчитывает на определенные уступки со стороны официального Минска. Спектр интересов Кремля по-прежнему широк — геополитика и экономика. Первый пункт, судя по всему, предполагает со стороны Беларуси некие шаги, подтверждающие лояльность и союзничество. Второй более многогранен. В частности, «Газпром» все еще не теряет надежды получить полный контроль над белорусской газотранспортной системой.

«Значительная часть» встречи в Завидово, информирует кремлевская пресс-служба, «была посвящена взаимодействию в энергетической сфере». В итоге президенты достигли договоренности о создании рабочей группы, «которая в течение месяца должна подготовить предложения о дальнейших шагах для развития российско-белорусского сотрудничества в электроэнергетике, атомной энергетике, по кооперации в газовой сфере, сотрудничеству «Газпрома» и «Белтрансгаза».

Семи часов, в течение которых общались Лукашенко и Медведев, судя по всему, оказалось недостаточно. Президенты договорились продолжить разговор в самое ближайшее время. При этом пресс-службы обоих глав государств констатируют, что по всем вопросам было достигнуто взаимопонимание сторон, а встречу называют успешной.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *