Три мифа об отношениях Беларуси с Евросоюзом

Последние полгода отношения Минска и Брюсселя развиваются так стремительно, что у белорусов нет времени разбираться в новых понятиях.

Скупые официальные сообщения белорусских властей и грубый перевод заявлений представителей объединенной Европы создали сразу несколько ошибочных стереотипов. В то время как белорусско-европейский диалог получил второе дыхание и девять месяцев на раскачку, самое время разобраться.

Миф первый: все упирается в Южную Осетию и Абхазию

Последние дни в российских изданиях снова появилась информация о первостепенной важности для Брюсселя вопроса непризнания Беларусью самопровозглашенных кавказских республик. Московская пресса тиражирует гневные рассуждения российских политиков о недопустимости давления на Беларусь со стороны ЕС.

Российский «Коммерсант» 17 марта пишет, что «ЕС и США уже давали понять, что если Минск выполнит настойчивую просьбу Москвы и признает независимость Абхазии и Южной Осетии, его налаживающиеся отношения с Брюсселем вновь могут быть свернуты».

Чтобы не допустить признания Минском кавказских республик, считает издание, Евросоюз сделал жест и продлил мораторий на действие санкций в отношении белорусских чиновников до января 2010 года.

16 марта, отвечая на вопросы журналистов, генеральный секретарь Совета ЕС Хавьер Солана объяснил позицию ЕС. Да, Европа не признала независимость этих стран и надеется, что те, кто с ней сотрудничает, будут придерживаться той же позиции.

Между тем сам факт признания не может помешать Беларуси развивать отношения с ЕС и даже войти в новую европейскую политику «Восточное партнерство». Европейские дипломаты неохотно, но соглашаются: сложностей в этом случае не избежать, однако перечеркивать нормализацию глупо. Европа стремится защитить белорусскую независимость.

Важнее для Минска, пожалуй, такой вопрос: в какое время ЕС будет проще смириться с этим вынужденным шагом? В январе было объявлено, что вопрос о признании Южной Осетии и Абхазии Палата представителей рассмотрит на весенней сессии, которая начнется 2 апреля. Однако и поныне вопрос не включен в повестку дня. Есть вероятность, что он будет отложен до осени.

В беседе с БелаПАН пресс-секретарь МИД Беларуси Андрей Попов напомнил, что в качестве официального условия развития двухстороннего сотрудничества эта тема Брюсселем никогда не выдвигалась.

Сейчас непростое время, заявил БелаПАН политический обозреватель брюссельского онлайн-издания «Еврообозреватель» Эндрю Реттман. С одной стороны, никто не хотел бы, чтобы казалось, что независимое государство шантажируют ее же решением, с другой стороны, у Беларуси не должно сложиться впечатление, что это решение не будет иметь последствий.

По мнению Реттмана, в целом у ЕС сочувственное отношение к Беларуси. В Европе готовы простить Минску признание самопровозглашенных республик. Вопрос, как отреагирует Грузия, говорит он. В конце концов, как участники «Восточного партнерства» представители Тбилиси и Минска должны будут сесть за общий стол.

Миф второй: приглашение Лукашенко в Прагу — это и есть билет для Беларуси в «Восточное партнерство»

Окончательного решения о включении Беларуси в политику Восточного партнерства нет. Ожидается, что сама новая программа будет одобрена лидерами стран ЕС на Европейском саммите 19-20 марта в Брюсселе. Возможно, тогда же будет оглашено решение об участии в ней Минска.

Во время мирового экономического кризиса ЕС рассчитывает с помощью программы защитить и Беларусь, и свои интересы от чрезмерного влияния России. Эксперты говорят о том, что важная роль Беларуси в «Восточном партнерстве» сыграла свою роль в продлении моратория на визовые санкции. В противном случае политический сигнал был бы другим: никакого партнерства. Сейчас же можно ожидать, что Минск официально включат в программу.

Но есть и другой вопрос. 7 мая в Праге пройдет учредительный саммит «Восточного партнерства», на который должны собраться главы шести стран-участниц и 27 стран ЕС. Естественно, что обсуждается возможность пригласить Александра Лукашенко. Но, во-первых, передвинув встречу с еврокомиссаром Бенитой Ферреро-Вальднер, белорусский президент показал, что не на все согласен. А во-вторых, Беларусь может представить и другой высокопоставленный чиновник.

Миф третий: без заморозки санкций невозможен диалог

Прямое увязывание санкций и развития диалога неверно. Диалог не остановился бы, даже если бы список невъездных решили вернуть к жизни. Визовые санкции раньше не мешали еврочиновникам приезжать на переговоры в Минск, а белорусским представителям — из «черного списка» или же нет — посещать конференции для встреч с коллегами.

Продолжение частичного моратория на список невъездных параллельно с продлением замораживания счетов 36 белорусских чиновников — говорят только о том, что ЕС продолжает развивать отношения с Беларусью, положительно оценивая отдельные шаги и критикуя общую ситуацию в стране.

«Мы должны дать шанс белорусам, как иначе? — заявил накануне министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт. — Иначе вырастет давление со стороны России». При этом эстонский министр призвал не оставлять попыток предотвратить признание Минском Южной Осетии и Абхазии.

По мнению обозревателя Эндрю Реттмана, последнее решение об очередной приостановке санкций показывает, что в Брюсселе балтийский подход победил голландский. Так, Литва считает, что, в какой-то степени закрыв глаза на нарушения сегодня, можно в долгосрочной перспективе стимулировать перемены в Беларуси. Нидерландам же необходимы пошаговое подтверждение изменений и краткосрочная стратегия построения отношений.

Евросоюз обещал вернуться к вопросу санкций в январе следующего года и, при наличии условий в стране, полностью отменить все ограничительные меры. Полная отмена покажет, что отношения Минска и Брюсселя, а значит и перемены в Беларуси, перешли на новый уровень, уверен Реттман.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *