Не только Цхинвали и Сухуми стоят на пути Беларуси к «Восточному партнерству»

На шансы Беларуси стать полноценным участником «Восточного партнерства» сильно повлияет признание независимости Южной Осетии и Абхазии, и еще более — избиение демонстрантов и наличие политзаключенных.
 
Высказывания европейских чиновников и политиков относительно того, как повлияет признание Минском независимости Южной Осетии и Абхазии на решение Брюсселя о включении Беларуси в программу «Восточное партнерство», звучат все чаще. Эксперты не уверены, что само признание состоится, и по-разному оценивают последствия такого шага для будущего отношений ЕС и Беларуси, передает «Немецкая волна».
 
«Вне европейского контекста»
 
Сначала непризнание мятежных грузинских провинций с возможным участием Беларуси в «Восточном партнерстве» официально никак не связывалось. Гораздо более важным условием считалось дальнейшее продвижение Минска по пути демократизации.
 
Ситуации изменилась после заявления глава МИД председательствующей сейчас в ЕС Чехии Карела Шварценберга, который прямо пообещал Беларуси «очень и очень серьезные проблемы с участием в «Восточном партнерстве», если признание независимости мятежных грузинских автономий все же состоится. По выражению Шварценберга, в таком случае возникает риск для Беларуси «оказаться вне европейского контекста».
 
Потом недвусмысленно высказалась по данному вопросу и еврокомиссар по внешней политике Бенита Ферреро-Вальднер. По ее мнению, признание белорусским парламентом независимости Южной Осетии и Абхазии «испортит отношения с ЕС», а также «затормозит существующие процессы и наметившееся сближение курсов».
 
Европа надеется, Беларусь медлит с ответом
 
Посетивший в конце февраля Минск глава делегации Европарламента по связям с Беларусью Яцек Протасевич объясняет, что ЕС не отклоняет никакой из вариантов – от полноценного присоединения Беларуси к программе «Восточное партнерство» до отсутствия ее в составе участников. Протасевич убежден: то, каким образом в итоге решится этот вопрос, во многом зависит от самой Беларуси.
 
Как замечает Паскаль Жоанэн, генеральный директор фонда Робера Шумана, Евросоюз своими действиями хочет показать, что Беларусь может сделать свой выбор, за который придется нести ответственность. При этом выбор, двигаться в направлении ЕС, по словам Жоанэна, налагает на Минск определенные обязательства.
 
В свою очередь руководитель департамента Восточной Европы МИД Швеции Юхан Фрисель выражает надежду на то, что Беларусь уважает принцип территориальной целостности и суверенитет Грузии.
 
Все решит сам Лукашенко?
 
Директор лондонского Центра европейских реформ Чарльз Грант высказывается более определенно. По мнению Гранта, ЕС, конечно, будет разочарован, если Беларусь признает Южную Осетию и Абхазию. Однако, указывает Грант, если это будет единственная плохая новость из Минска, она не обязательно вызовет негативные последствиям. Такие события, как избиение демонстрантов или наличие политзаключенных, добавляет Грант, имеют для Евросоюза гораздо большее значение.
 
Официальный Минск пока медлит с однозначным ответом. Правитель Беларуси Александр Лукашенко заверяет, что решение будет принято новым составом «парламента», который соберется на первую сессию уже в апреле, и принято якобы «не под давлением России». Как заявил Лукашенко, он хотел бы, чтобы эта тема прозвучала в обществе, и чтобы главу государства не обвинили в том, что подконтрольная ему «палатка» приняла решение. После того, как, отмечает Лукашенко, свою точку зрения выскажут и элита, и народ, и «палатка», он будет принимать решение.
 
Руководитель немецкой общественной организации «Права человека в Беларуси», экс-глава миссии ОБСЕ в Минске Ханс-Георг Вик уверен, что Лукашенко лукавит, когда говорит, что вопрос признания независимости Южной Осетии и Абхазии зависит от «парламента». Вик не сомневается, что Лукашенко скажет «палатке», какое решение надо принимать, и она именно так и поступит.
 
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *