Мартынов: «Мы не хотим политических лобызаний с ЕС»

Начиная с войны в Грузии прошлым летом Беларусь посылает дружеские сигналы Западу. Министр иностранных дел С.Мартынов требует снятия санкций в отношении своей страны.

Интервью Министра иностранных дел С.Мартынова для газеты «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг»

Сергей Мартынов. Фото: telegraf.by

Сергей МартыновГосподин Министр, полтора десятка лет Ваша страна не стремилась иметь дел с Западом. Несколько месяцев назад она начала искать сближения с Европой.

Европейский Союз после своего расширения на Восток является, наряду с Россией, нашим важнейшим соседом. У нас 1000 километров общей границы. Мы — страна с быстро растущей экономикой, а ЕС уже сейчас является нашим вторым по величине торговым партнером. Мы также и транзитная страна между Европой и Азией и следим за тем, чтобы нелегальные мигранты и наркоторговцы не проникали ни к нам, ни в ЕС. Обе стороны, таким образом, просто обязаны развивать партнерские отношения.

Когда-то менеджеры Международного валютного фонда (МВФ) были для Президента Лукашенко «мошенниками», но теперь он хочет, чтобы МВФ выделил его стране 2,5 миллиарда долларов. Беларусь стала банкротом?

Моя страна — не банкрот. В 90-х годах МВФ выдвинул условия, которые мы не могли принять. Сегодня МВФ не использует подобные методы, и это имеет свои причины: наша экономика сильно выросла. Сегодняшний мировой экономический кризис, естественно, коснулся и нас, хотя у нас виной тому не финансовые спекуляции. Как страна-экспортер мы сейчас столкнулись с неплатежеспособными клиентами. Поэтому мы получили кредит МВФ для обеспечения «подушки безопасности».

Россия уже помогла одним миллиардом, запрошен другой. Какие политические условия выдвигает Москва.

Никаких. Россия заинтересована в дальнейшем развитии наших тесных экономических отношений. Наш товарооборот составляет 35 миллиардов долларов ежегодно, больше, чем объем ее торговли с Украиной или Казахстаном — при том, что население Беларуси насчитывает всего 10 миллионов человек. Мы являемся одним из ведущих мировых производителей тракторов. Шесть процентов тракторов, выпускаемых в мире, выпускается у нас. Тридцать процентов большегрузных автомобилей на мировом рынке также производится в Беларуси. Бόльшая доля компонентов для всей этой техники закупается в России. Россия почувствовала бы, если бы у нас возникли экономические проблемы. Союз России и Беларуси очень успешно развивается и у него есть большое будущее. Поэтому Россия дает нам деньги взаймы без каких-либо политических условий.

Россия хочет, чтобы Беларусь признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Почему Вы медлите?

Августовский конфликт между Грузией и Россией имеет глубокие корни. Шесть государств бывшего Советского Союза, входящие в ОДКБ, включая Беларусь, осудили действия Грузии. Мы все выразили наше понимание действий России. Мы очень внимательно изучаем в настоящее время развитие ситуации в Южной Осетии и Абхазии. Ситуация весьма сложная, поэтому мы пока не приняли решения, признаем ли мы эти республики или нет.

Но Вы понимаете, что ЕС полностью отменит санкции в отношении Беларуси лишь в том случае, если Вы признаете территориальную целостность Грузии.

Я не слышал о существовании такого условия. Конечно же мы обсуждаем проблему признания. Но ни один из наших партнеров по переговорам в ЕС никогда не выдвигал это в наш адрес официально в качестве предварительного условия.

Что Беларусь еще намерена предпринять, чтобы санкции ЕС были отменены?

Отмену санкций мы воспринимаем не как благотворительность. Они должны быть отменены, если обе стороны желают более тесно сотрудничать в экономической сфере. Обе стороны заинтересованы в этом. У Евросоюза есть определенный набор ожиданий, которому мы идем навстречу: реформа избирательного законодательства и соблюдение прав человека также относятся к ним. Нам не нужна «бархатная», «оранжевая» или какая бы то ни была революция. Наша страна развивается эволюционным путем. И форсировать это развитие не может ни ЕС, ни США, ни кто-либо другой. Эти преобразования — реакция нашего правительства на то, что необходимо нашему обществу. В 90-е годы нашей стране была необходима сильная власть. В противном случае мы бы пали жертвой хаоса после распада Советского Союза. Теперь же общество созрело для нового этапа.

В августе президент Лукашенко отпустил 8 последних политзаключенных.

Это были не политзаключенные. У этих людей, возможно, были другие политические взгляды. Но ЕС счел уместным настаивать на их освобождении. Мы готовы помогать друзьям и пошли им навстречу. Это был дружественный жест.

Буквально на днях двое из этой группы снова были арестованы. Белорусские оппозиционеры говорят, что ваше правительство, тем самым, «плюнуло Европе в лицо». Почему вы сделали это?

Не совсем разумно так говорить. Мы, в конце концов, не глупцы. Мы не арестовывали бы безосновательно людей, особенно если бы это могло ухудшить наши отношения с ЕС. Этим гражданам в законном порядке должно быть предъявлено обвинение, поскольку у правоохранителей имелись достаточные основания подозревать их в криминальной деятельности. Здесь нет никакой политической подоплеки.

Президента Лукашенко слывет «последним диктатором Европы». Является он таковым?

Германии не следует использовать клише, придуманные другими. Это выражение появилось с подачи нашего «большого друга» Кондолизы Райс. Но оно абсолютно неверно. Да, Президент Беларуси обладает широкими властными полномочиями, предусмотренными конституцией. Но чтобы преодолеть развал и разруху после коллапса Советского союза это было просто необходимо. Поэтому сегодня мы — экономически сильная страна. Наш Президент — очень сильная личность. Но он ни в коем случае не является диктатором.

Когда мы увидим его в Брюсселе, подписывающим от имени Беларуси торговые контракты с ЕС?

Визиты — не самое важное. Мы хотим не политических лобызаний с ЕС, похлопываний по плечу, обниманий и поцелуев перед камерами. Мы — серьезная и прагматичная нация. Поэтому мы хотим серьезных и прагматичных экономических отношений на равноправной основе. Ключевым понятием в данном плане является недопущение дискриминации Беларуси.

Может ли Беларусь когда-нибудь стать членом ЕС или даже НАТО?

Этого, конечно же, нет в наших сценариях на обозримую перспективу. Но времена могут измениться.

 
Пресс-служба МИД Беларуси

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *