Президентские выборы: шесть сценариев

Президентские выборы в Беларуси уже не за горами. Несколько политиков уже заявили о своем желании участвовать в предстоящей кампании. В этом материале мы решили рассмотреть возможные варианты сценариев предстоящих выборов, а также ряд проблем, с которыми придется столкнуться кандидатам.
Сценарий первый, традиционный
 

Такое название он получил потому, что к его реализации в последнее десятилетие с той или иной долей успеха стремится оппозиция. В этом материале мы по ряду соображений, речь о которых пойдет ниже, будем различать демократически настроенную часть общества (условно назовем ее демократической общественностью) и политическую оппозицию, под которой в данном случае будем подразумевать политические партии, различные движения и общественные объединения. Очевидно, что оппозицию сегодня поддерживает далеко не вся демократическая общественность.
 

Итак, первый сценарий предусматривает участие в кампании традиционной группы кандидатов – действующего главы государства, единого кандидата от оппозиции, выбранного более или менее прозрачным и понятным способом, и третьей фигуры – скажем, лидера белорусских либерал-демократов Сергея Гайдукевича. Рискнем предположить, что в этом случаеи все закончится традиционно – очередной «элегантной победой» господина Лукашенко. Второе место с большим отрывом от главы государства получит кандидат от оппозиции, а третье достанется Гайдукевичу.
 

Почему? Да потому, что единый кандидат от оппозиции будет опираться на те же структуры, что и прежде, рассчитывать на те же коммуникационные каналы. В минусы запишем и существенное снижение рейтинга политической оппозиции в обществе – по ряду объективных и субъективных причин она давно перестала играть заметную роль в жизни страны.
 

Значительная часть демократической общественности относится к нынешней оппозиции довольно скептически. Почему и как это произошло – тема отдельного разговора. Главное в том, что у значительной части общества, в том числе и у части демократической общественности, нет доверия к оппозиции.
 

Кроме того, весьма сомнительно, что традиционная оппозиция сможет выдвинуть действительно сильного кандидата. По крайней мере, анализируя список фамилий сегодняшних оппозиционных лидеров мы не нашли персоны, более-менее подходящей на эту роль.
 

В общем, первый сценарий представляется тупиковым с точки зрения возможности победить. И в то же время именно он представляется наиболее вероятным. К сожалению.
 
Сценарий второй. Пара
 

В сущности, этот вариант уже предложил участник прошлой кампании Александр Милинкевич. Смысл сценария заключается в том, что оппозиция выдвигает двух кандидатов – условно говоря, правого и левого по взглядам и программам.
 

Левому кандидату, судя по всему, предстоит гораздо более сложная задача – действовать на электоральном поле действующего главы государства, отбирая его голоса. Правому несколько попроще – консолидировать вокруг себя большую часть демократической общественности.
 

Впоследствии один кандидат снимается в пользу второго. Вероятнее всего, правый под левого, поскольку в противном случае велика вероятность потери с таким трудом завоеванных голосов. Правые сторонники при таком раскладе никуда не денутся – не будут же они голосовать за Лукашенко.
 

Сценарий понятный, но опять-таки спорный. Во-первых, это уже было. Вспомним пару Владимир Гончарик-Семен Домаш на выборах 2001 года. Можно долго доказывать тезис, что в тот раз были не совсем удачные кандидаты. Но дело, скорее, не в персоналиях, а в схеме.
 

Во-вторых, кандидаты заранее увязаны в пару, а это существенно затруднит работу на чужом электоральном поле. Говоря по-простому, та часть общества, которая не поддерживает оппозицию, не поддержит даже левого кандидата, понимая, что это та же оппозиция, только в профиль.
 

Вдобавок возникает множество вопросов из серии как, когда и кому сниматься. Понятно, что эта проблема, по сравнению с описанными выше, имеет гораздо меньшее значение, и все-таки она способна внести излишнюю нервозность в кампанию.
 

Ну и, наконец, такой аспект – определять пару будут, судя по всему, те же самые оппозиционные структуры. В лучшем случае, проведя что-то типа очередного конгресса демсил с участием той же самой оппозиции плюс общественные объединения, в худшем – просто обсудив проблему на политсовете. Так или иначе, мы опять имеем дело с теми же персонами, что и варианте номер один, только в размноженном виде.
 

Далее следуют те же проблемы – структуры, каналы коммуникаций. Результат – примерно такой же, как и в варианте номер один. То есть отрицательный.
 

К этому же сценарию можно отнести его подвариант – выдвижение нескольких кандидатов от оппозиции, сливающихся впоследствии в пару, или в единого.
 

Вероятность такого сценария меньше, чем сценария номер один. И если предыдущий сценарий мы считали наиболее вероятным, то этот назовем возможным.
 

Сценарий третий. Преемник
 

Этот сценарий касается варианта ведения кампании со стороны власти. Суть его ясна из названия – выдвигается некая фигура, которая устраивает действующего главу государства и властную элиту.
 

Подробно останавливаться на это сценарии не будем, поскольку, во-первых, слабо верится в то, что действующий президент способен доверить свое будущее кому бы то ни было, во-вторых, в реализации такого сценария у власти попросту нет необходимости.
 

Запад уже продемонстрировал желание налаживать отношения с Беларусью вне зависимости от того, кто стоит у руля. Россия тоже не заинтересована в переменах, к тому же у нее хватает собственных проблем. В Кремле, похоже, решили махнуть рукой на Беларусь, на все союзные программы и планы объединения. Пусть все идет, как идет. Максимум, чего будет добиваться Россия, так это равных условий для своих субъектов хозяйствования да участия в приватизации.
 

Да и инструментов для влияния на происходящие в Беларуси события у России по существу нет. Те же телеканалы, еще несколько лет назад являвшиеся мощным пропагандистским оружием, Беларусь перекрыла своим вещанием. Создавать нечто новое Кремлю некогда и незачем. Может быть, когда-нибудь в будущем, но никак не сейчас.
 

Что касается белорусских властных элит, то большой тяги к переменам у них нет. Их устраивает, в первую очередь, то, что существуют понятные правила игры. Пусть жесткие, пусть порой кто-то идет на заклание, но зато все ясно и определенно. Да и на заклание, собственно, отправляют не так уж часто. Смена правил приведет к существенным пертурбациям, а в этом элиты не заинтересованы.
 

Отсюда вывод – преемник не нужен. Проблема решается гораздо проще. Поэтому и вероятность такого сценария расценим как крайне низкую.
 
Сценарий четвертый. Эффективная победа
 

Этот сценарий также относится к варианту кампании, ведущейся властью. Суть его в том, что в паре с действующим главой государства выдвигается еще один кандидат. Он заранее обречен на проигрыш, но об этом, естественно, никто не объявляет. Все делается «всерьез».
 

Этот кандидат критикует оппозицию и немножко власть, предлагает обществу программу, близкую к существующему в стране курсу. Частью общества он может быть воспринят как реальный конкурент господину Лукашенко. Для организации кампании псевдосоперника может быть задействована часть вертикали, что, с одной стороны, позволит ему создать необходимые структуры, с другой – добавит достоверности происходящему.
 

На фоне кампании такого кандидата блекнет кандидат (кандидаты) от оппозиции, и в финале мы наблюдаем борьбу действующего президента и выходца из его гнезда.
 

Понятно, что в итоге победу одерживает действующий глава государства. А бывший конкурент становится, скажем, лидером «конструктивной оппозиции».
 

Сценарий сложный, но зато после его реализации затыкаются рты всем недоброжелателям, твердящем о неравных условиях, фальсификациях, давлении со стороны власти и т.д. Какое давление, вот человек, сам из власти, критиковал, шел против… Ну да, проиграл, но вот он, в конструктивной оппозиции, а не в лагере…
 

В общем, полная демократия. Западу и сказать-то против будет нечего.
 

С помощью этого сценария власть имеет возможность победить не только эффектно, но и эффективно, закрыв все дискуссии о своей нелегитимности.
 

Правда, у данного варианта есть и существенные минусы. А вдруг, скажем, конкурент заиграется и поверит, что все это всерьез? Выдвигать заведомо слабого противника нет смысла, сценарий лишается достоверности, а выдвигать сильного опасно. Вдруг элиты предпочтут второго?
 

Учитывая крайний дефицит доверия друг другу, присущий всем, кто находится на вершине властной пирамиды, реализация такого сценария представляется довольно сомнительной. Да и не любит власть сложных комбинаций. Зачем, когда достичь желаемого можно и с меньшими рисками и трудозатратами?
 

В то же время у данного сценария есть ряд существенных преимуществ, поэтому и исключить его вероятность на сто процентов нельзя. Оценим его вероятность просто как низкую.
 
Сценарий пятый. Самозванец
 

Этот вариант предусматривает старт кандидата, который занимает какой-либо значимый пост в структуре власти и действительно решит рискнуть, выступив против системы. В прошлой кампании такую роль сыграл Александр Козулин.
 

Чем это закончилось для экс-ректора БГУ, все помнят. Поэтому желающие повторить его судьбу вряд ли найдутся.
 

Есть и еще одно существенное «но» — такому кандидату будет не на кого опереться. У него не будет структур (оппозиция свои вряд ли предоставит, вертикаль — тем более). Коммуникационные каналы у «самозванца» тоже будут жестко ограничены.
 

В общем, в таких условиях и стартовать-то глупо. Отсюда и вероятность сценария – крайне низкая.
 
Сценарий шестой. Кандидат от демократической общественности
 

Вспомним о принятом нами делении на оппозицию и демократическую общественность. Так вот, при таком сценарии выдвигается кандидат не от оппозиции, а от демократической общественности. Сильный, уважаемый лидер, способный сплотить нацию и повести за собой. Этакий Барак Обама, который крайне нужен сегодня Беларуси.
 

Такой кандидат мог бы работать на электоральном поле властей, оттянув на себя, при правильном ведении кампании, существенную часть голосов. В конце концов, у власти много проблем, и значительная часть граждан страны теоретически готова пойти на перемены за сильным новым лидером. Обязательное условие: этот человек не должен вызывать негатива и страха у элит.
 

Где взять такого кандидата? Не знаем. Если бы знали, то с радостью бы написали о нем. Но такой сценарий – единственный вариант победить на предстоящих выборах.
 

К сожалению, вероятность реализации этого сценария невелика. Более того – сегодня в Беларуси нет организаций, способных найти и выдвинуть такого кандидата. Остается лишь надеяться на чудо.
 

Хочется быть оптимистами, и все же вероятность этого сценария мы оцениваем как крайне низкую. Пожалуй, в этом случае, как в никаком другом, будем рады ошибиться.
 

Конечно, у такого кандидата, если все же допустить вероятность его появления, тоже будут проблемы как со структурами, так и с каналами коммуникаций. Кстати, эти два инструмента ведения избирательной кампании требуют детального анализа, поскольку столкнуться с проблемами при их использовании придется любым кандидатам. Кроме, понятное дело, кандидата от власти, где выстроена четкая и почти застрахованная от сбоев вертикаль.
 

Итак, структуры. В случае с оппозиционным кандидатом это будут структуры оппозиционных политических партий и общественных организаций. С одной стороны, они сравнительно немногочисленны – далеко не все, кто состоит в партиях, готов работать в кампании, тем более – в полную силу. И все же такие структуры – лучше, чем ничего.
 

При определенных условиях, как это уже бывало, часть структур политических партий может поддержать и кандидата от демократической общественности, и даже кандидата из лагеря власти. И все-таки кандидату от демократической общественности придется создавать свои структуры. Сделать это крайне непросто, и по сложности эта работа даже серьезнее, чем первичная раскрутка.
 

Если допустить, что выдвижение кандидата от демократической общественности все-таки возможно, создание структур для него надо начинать уже сегодня. По уму, готовиться надо было сразу по окончании предыдущей кампании, но что уже об этом говорить…
 

Главное тут помнить, что выехать лишь за счет оппозиционных партий, НГО и близких к ним организаций не получится. Дело не в том, что там плохие люди. Дело в косности этих структур, их привычке «откатывать кампанию» по привычному сценарию, и отношению к политической оппозиции у значительной части общества. Уповать лишь на них – значит, проиграть изначально.
 

Вторая проблема – каналы коммуникации. Здесь будущим кандидатам тоже предстоит решить архисложную задачу – найти пути, по которым информация будет поступать к целевым аудиториям. Да, в том или ином виде есть независимая пресса. Беда только в том, что с ее помощью можно лишь уговаривать уговоренных.
 

У кандидата как от оппозиции, так и от демократической общественности практически нет каналов для воздействия на колеблющийся и провластный сегменты электората. Листовки и прочий «самиздат» не дают требуемого эффекта – в обществе нет информационного голода. Это вам не конец 80-х, когда народ на улицах с руками отрывал любую печатную продукцию.
 
В стране идет не три канала ТВ, а несколько десятков. А по ним «Танцы на льду», «Comedy Club» и прочая дребедень, задача которой – забивать людям мозг. Современного человека тошнит от информации, и он сознательно и бессознательно защищается от нее. Да, имей демократический кандидат доступ к ТВ, ситуация была бы менее печальной, поскольку на сегодняшний день это единственный гарантированный источник для контактов с тем же провластным электоратом. Но этого нет.
 

Решение может быть одно – создавать новые каналы, используя нетрадиционные способы. Главное на первом этапе – понять ,что провести на требуемом уровне предстоящую кампанию, имея в запасе лишь независимую прессу, листовки да агитаторов «от двери к двери» не удастся. Понятно, что создать собственное ТВ или иное СМИ не выйдет. Поэтому лучшие умы из среды этой самой демократической общественности должны сегодня ломать голову – какие пути для коммуникаций с электоратом можно изобрести и использовать. Без этого кампания обречена.
 
Итак, пассив – маловероятный выигрышный сценарий, нехватка структур, отсутствие коммуникаций. Актив – очень хочется пожить в демократической стране. От того, как мы сможем решить вышеописанные проблемы, и зависит, будет ли в Беларуси свой Барак Обама.
 
 
Павел САМОХИН, ”Салiдарнасць”

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *