Официальный Минск приступил к активной фазе зимних маневров

Минск продолжает маневрировать между Россией и Западом. Лукашенко в Москве, чтобы получить кредит и другие преференции, вынужден был согласиться на единую с Россией региональную систему противовоздушной обороны. Вместе с тем министр иностранных дел Сергей Мартынов вскоре в Вильнюсе будет обсуждать Восточное партнерство — новый проект ЕС, имеющий целью ангажировать и Беларусь.

Вечером 3 февраля, после встречи Лукашенко с Медведевым, Мартынов энергично опровергал сообщения российских СМИ о якобы подписанном плане введения единой валюты. Мол, это некорректная журналистская интерпретация, на самом деле речь идет лишь о возможном придании российскому рублю статуса резервной региональной валюты.

Пыл министра понятен: единый рубль — это знак сдачи, финансовой (и не только) капитуляции перед Москвой. Западу же нужно послать сигнал: нет, Кремль нас голыми руками не возьмет!

Не будем ритуально повторять тезис о непрозрачности белорусско-российских отношений, что само по себе создает атмосферу перманентной тревоги в среде белорусских сторонников независимости. Отметим лишь, что, во всяком случае, в официальном перечне подписанных в Москве документов такого плана нет.

На практике же согласие на единый рубль может быть выжато, когда белорусские финансы окончательно запоют романсы.

В вопросе о единой региональной системе противовоздушной обороны Минск также долго и мастерски медлил. Одно дело — голословно заявлять о готовности белорусов лечь под танки ради Москвы (вербальные декларации к делу не пришьешь, да и откуда эти танки возьмутся). И совсем другое дело — когда надо де-факто жертвовать долей суверенитета в военной сфере. Во всяком случае, это должно быть хорошо проплачено, без экивоков подчеркивал Лукашенко.

Так что неожиданностью этот договор стал только для дилетантов. Эксперты знают: упорная торговля вокруг единой системы ПВО шла давно. Все упиралось в цену вопроса. Еще в октябре 2007 года Лукашенко объяснял российским журналистам: «Сейчас Россия поставила вопрос: у вас хорошая противовоздушная оборона, а у нас в этом направлении ничего нет, поэтому надо сделать совместно, чтобы белорусские [силы] ПВО фактически вошли в состав российских. Я говорю: это стоит денег».

Так оно и получилось. 3 февраля Москва, которая перед этим и слышать не хотела о новых кредитах, вдруг подобрела и устами помощника Медведева — Сергея Приходько пообещала вскоре еще один кредит на несколько десятков миллиардов российских рублей. Вопрос проплачен.

Для Европы договор о единой ПВО не является шоковой новостью. Де-факто «пэвэошники» двух стран и до этого плотно координировали свои действия.

«То, что Минск привязан в военной сфере к Москве — это известно. Уровень интеграции здесь довольно высокий, поэтому таких вещей можно было ожидать. Создание совместной ПВО не стало сенсацией для западных наблюдателей», — заявил в эфире «Радио Свобода» польский эксперт Войцех Бородич-Смолиньски.

Добавим: не стоит мешать боб с горохом — путать ПВО с противоракетной обороной, как это часто делают не только обыватели, но и журналисты.

Вовлечение Беларуси в «ассиметричный ответ» Москвы на планы США в области противоракетной обороны действительно поставило бы на уши европейских политиков и бюргеров. Но сейчас речь об этом не идет. Наоборот, Кремль пытается задобрить Обаму, нового человека в Белом доме, так как денег на гонку вооружений в условиях кризиса у России абсолютно нет.

Договор же о единой ПВО имеет для Кремля большую пиаровскую, имиджевую составляющую. Мол, хоть какой-то прорыв на постсоветском пространстве, а то все вокруг только и делают, что активно Россию не любят.

«Никакой военной необходимости в создании этой объединенной системы нет. Скажу более жестко: с военной точки зрения эта затея просто бессмысленна», — сказал на «Свободе» российский военный эксперт Александр Гольц. По его словам, вся эта каша заварена потому, что «надо представить какие-то свидетельства нерушимой дружбы Беларуси и России».

Добавим: подобными мотивами объясняется и прессинг Москвы в вопросе признания Абхазии и Южной Осетии. Для Кремля дело принципа, чтобы белорусский союзник засвидетельствовал здесь свою преданность. Иначе смехотворным выглядит утверждение на высших госсоветах каких-то программ совместных действий в области зарубежной политики.

И в этом вопросе Минск также виртуозно тянет резину. Во всяком случае, мечта нетерпеливого Кокойты не сбудется раньше апреля. Между тем ходят разговоры, что ЕС может досрочно — уже в феврале или марте — поставить Минску зачет за тестовый период. Брюссель очень не хочет, чтобы поезд нормализации остановился.

Интересный штрих: перед отлетом в Москву Лукашенко в пожарном порядке дал интервью «Евроньюс». Активная фаза больших зимних маневров продолжается.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *