Разногласия Брюсселя и Москвы создают Минску поле для маневра

Проект политики Восточного партнерства Евросоюза будет окончательно одобрен весной 2009 года. В мае эта политика была впервые представлена инициаторами — Польшей и Швецией. Вариант, презентованный Еврокомиссией 3 декабря, содержит небольшие, но существенные изменения, отчасти внесенные под давлением России. Это противостояние Москвы и Брюсселя как раз на руку белорусским властям.

Идея укрепления отношений Евросоюза со странами Восточной Европы особенно популярна, конечно, в столицах на северо-востоке от Брюсселя. В 2003 году Польша внесла проект политики, который был отклонен. В 2008 году, заручившись поддержкой Швеции, она написала новый проект, который был встречен благосклонно и принят к разработке.

Политика Восточного партнерства задумана как новая программа Европейской политики добрососедства и инструмент для финансовой и технической поддержки шести постсоветских стран: Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины.

Попавший в прессу проект и одобренный Еврокомиссией вариант сами по себе уже отличались. Кроме того, СМИ поторопились сообщить о том, что документ был одобрен главами стран Евросоюза на саммите 11-12 декабря. На самом деле президенты и премьер-министры только приветствовали Восточное партнерство. Проект показался им слишком амбициозным и отправлен на доработку.

Политолог Белорусского института стратегических исследований (Вильнюс) Денис Мельянцов, обращает внимание на то, что, в отличие от проекта, в вариант Еврокомиссии не вошла фраза о необходимости признания европейской идентичности и проевропейских устремлений стран Восточной Европы. Кроме того, вычеркнут пассаж о войне в Грузии и связанном с ним «небезопасном положении» стран, которые вошли в Восточное партнерство.

По мнению эксперта, изменения могли быть внесены на фоне возобновления переговоров с Россией о новом базовом соглашении. С проевропейскими устремлениями могли не согласиться те страны ЕС, которые традиционно выступают резко против расширения союза.

С другой стороны, повышен сам статус новой политики. Так, положение о приоритетности российско-европейских отношений было заменено предложением параллельно развивать партнерство с Россией и со странами Восточной Европы.

Мельянцов полагает, что вариант, который весной одобрит Совет ЕС, будет еще более «выхолощенным». Политика, изначально не исключавшая членства страны-партнера в ЕС, может позиционироваться как не имеющая вообще ничего общего с членством, считает эксперт. Кроме того, из-за финансового кризиса бюджет Восточного партнерства, уже урезанный, может быть еще раз сокращен.

Между тем, говорит политолог, для Беларуси перспектива участия в политике Восточного партнерства все равно остается заманчивой. «Сегодня мы почти ничего не имеем от европейских программ. А так к финансовой поддержке через Европейскую политику добрососедства добавятся дополнительные проекты программы Восточного партнерства для облегчения визового режима, обеспечения энергетической безопасности, создания единого рынка», — напоминает Мельянцов.

Да, говорит эксперт, война на Кавказе подхлестнула проект, но затем его подправили, в частности, под давлением России. Однако неизменна основная идея новой политики Евросоюза — укрепить связи ЕС со странами Восточной Европы, способствовать развитию обществ, разделяющих европейские ценности. По сути, Восточное партнерство для постсоветских стран — альтернатива интеграционным проектам России. «И Москва это прекрасно понимает», — уверен политолог.

Однако разногласия между ЕС и Россией о влиянии в Восточной Европе только расширяют Беларуси поле для маневра: Минск сможет маневрировать между преимуществами, которые предлагает Брюссель и Москва. «В этой ситуации у нас больше возможностей для самостоятельной политики Беларуси», — считает эксперт.

При этом аналитик напоминает, что пока Восточное партнерство «не совсем для нас». Чтобы углублять сотрудничество с ЕС, нужны налаженные политические отношения и договорно-правовая база, которых у нас нет. В апреле Брюссель повторно рассмотрит вопрос о приостановлении визовых санкций для белорусских чиновников, обсудит эффективность шагов Беларуси для демократизации общества и ее включение в Европейскую политику добрососедства.

До этих решений говорить об участии Беларуси в новой политике ЕС рано, убежден эксперт.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *