Белорусскому мосту между Россией и Европой требуется капитальный ремонт

18 декабря, беседуя с руководителями государственных СМИ, Александр Лукашенко заявил, что «отношения с ЕС надо выравнивать». Он добавил: в том, что в свое время не совсем интенсивно развивались отношения с Европой, вина европейцев не меньше нашей. В общем, фифти-фифти. Если не ошибаюсь, это первое завуалированное посыпание головы пеплом в связи с упущенными возможностями западного вектора.
 
Вообще-то намерение исправить «дикий крен на восток» белорусский официальный лидер впервые декларировал — вы не поверите! — еще летом 1999 года. Но тогда это было сугубо страшилкой для Москвы, которая не хотела вводить пост союзного президента. Через несколько месяцев, однако, подписали большой союзный договор, и проект «братской интеграции» вошел в новую фазу.

Сегодня мы пожинаем плоды многолетней привязки к России. Ее рынок под влиянием кризиса на глазах скукоживается, и наши МАЗы, тракторы, не говоря уж о холодильниках и телевизорах, становится просто некуда девать. На западных рынках тем более ничего не светит.

А на продукцию мирового класса мы, по сути, так и не вышли. Благодатное времечко, когда можно было относительно безболезненно реформировать экономику, провести модернизацию — увы, упущено. Казалось, нефтегазовая «халява» будет вечной — так зачем старину рушить?

Теперь вот приходится в пожарном порядке провозглашать либерализацию.

«Надо прекратить бюрократическое издевательство над экономикой, — заявил глава государства в том же интервью госСМИ. — Не должно быть засилья бюрократии в данный период, когда кругом полыхает финансово-экономический кризис». Он добавил: «Не должно быть излишнего административного давления на экономику, необходимо либерализовать все эти процессы и дать возможность людям спокойно работать».

Конечно, риторичен вопрос: а могли бы зловредные бюрократы давить экономику все эти годы, не будь административная модель освящена свыше?

Но лучше поздно, чем никогда. Лед таки трогается. Лукашенко сообщил, что подписал важные документы относительно либерализации экономики. В ближайшее время они будут опубликованы.

Другое дело, что кризис, подхлестнувший смягчение бизнес-климата в Беларуси, одновременно сужает возможности быстро получить выигрыш на Западе. Тамошние толстосумы сами переживают не лучшие времена. Да и имидж опасной для инвесторов страны так быстро не поправишь.

К тому же Запад хочет и смягчения политического климата в стране с ярлыком «последней диктатуры Европы». И вот тут дело идет особенно туго. В том же интервью Лукашенко отметил, что роль нашего государства в мире диктует его географическое положение в центре Европы. «Отсюда наши перспективы в отношениях с Западом. Мы находимся в центре и потому должны иметь нормальные отношения и с Европой, и с Россией», — отметил он.

Как видим, упор — на географию, в то время как щепетильная Европа твердит о стандартах в области демократии и прав человека. Но вот здесь Минск ужасно опасается не переборщить. Пока мы видим лишь имитацию оттепели: вернули в киоски две газеты, зарегистрировали движение Милинкевича… О системных шагах речи не идет.

Показательна формулировка, прозвучавшая 18 декабря из уст вице-премьера правительства Андрея Кобякова на встрече в Минске с главой представительства Еврокомиссии в Украине и Беларуси Жозе Мануэлем Пинту Тейшейра. «Белорусская сторона заинтересована в полноценном и прагматичном сотрудничестве с ЕС с упором на экономическую составляющую», — подчеркнул вице-премьер.

Короче, Брюссель склоняют к прагматизму и «экономизму». В заявлениях державных мужей на европейскую тему так и сквозит призыв отодвинуть подальше «эфемерные материи» типа демократии и прав человека. В принципе, Европа готова слегка поступиться принципами. Она рассчитывает на эрозию здешней модели — сначала экономической, а затем (капля камень точит!) и политической. Кто кого перехитрит — вопрос открытый.

По словам Кобякова, «целесообразно подумать над оформлением отношений и приступить к разработке нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС».

Да уж пора бы! Старое было намертво заморожено сразу после референдума-96, шокировавшего Запад. А ведь так хорошо все начиналось! И молодой президент Лукашенко в Брюсселе подписывал тот первый документ. А потом наступил ледниковый период длиной в 12 лет. Полный цикл по восточному календарю. В плане же отношений Беларуси с сообществом демократий Старого Света этот цикл оказался практически холостым.

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Аппетиты России и финансовый кризис вынудили искать пути к замирению с Западом. Процесс зыбок. Остается лишь уповать, чтобы дешевый газ в 2009 году (торг за него предстоит на днях) не обошелся слишком дорого в плане диалога с ЕС.

Впрочем, главный тормоз — в самой системе власти. Начальство хочет сделать из Беларуси красивый мост между Россией и Европой. Но тут декоративным ремонтом не обойтись. Капитально же перестраивать страну под евростандарт боязно. А полмоста по-восточному, полмоста по-западному — так вряд ли получится.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *