Данке вам шён за ден диалог!


Рухнули надежды нашей правящей «верхушки» на воссоздание слегка продвинутой советской модели в масштабах одной бывшей советской республики.
На мгновение показалось, что мы с Шушкевичем попали в эпицентр грозы. Бывший спикер рассказывал про закулисные подробности бала президентов в Варшаве, когда в холле международного образовательного центра разом ударили десятки молний. Это фоторепортеры приветствовали блицами появление на Минском форуме Владимира Макея, главы президентской Администрации. Приход чиновника такого ранга в аудиторию, напичканную вольными интеллектуалами да прямыми политическими оппонентами, стал для Беларуси сенсацией.
 
С Европой наши власти кое-как «прагматичный диалог» начали. Нужда заставила. А вот с соотечественниками начальство за последние годы начисто отвыкло общаться по правилам диалога. Псевдонародные собрания, где все поголовно всеми конечностями «за», — не в счет. Нормальные же каналы обратной связи закупорены.
 
В итоге уже сам факт вербального контакта важного чиновника с согражданами иных взглядов вызвал фурор.
 
Всем, кто листал популярные книжки про язык жестов, было заметно: высокий гость волновался. В итоге обмен мнениями оказался хоть и острым, но корректным, без ярлыков и лишних эмоций. Глава Администрации раскрепостился и даже шутливо вжился в образ волшебника в голубом вертолете: мол, чьи еще желания исполнить?
 
Минский форум закончился, а вопросы остались. Пойдет ли власть хоть на частичную раскупорку каналов обратной связи (политическая трибуна для оппонентов, свобода прессы, развитие гражданского общества и т.д.)? Ведь без постоянных дискуссионных площадок, без артикуляции наболевшего и конкуренции идей общество загнивает и способно взорваться в минуту кризиса.
 
Но власть, бравируя народностью, по-настоящему давать слово гражданам боится. Ведь они скажут все, что думают, и о ней самой.
 
Помню, как в годы горбачевской перестройки партаппаратчики попадали в митинговую стихию словно кур в ощип, проклиная эту чертову гласность, заставившую выйти из спасительных кабинетов. В полемических боях они оказывались, как правило, беспомощными: ни навыков, ни аргументов. Годы застоя свели на нет даже школу демагогического большевистского ораторства. КПСС агонизировала. «Совок» развалили не трое в Вискулях. Могилу выкопала себе загнившая система партократии.
 
Тогда же у нас выдвинулась плеяда блестящих трибунов — политиков новой волны: Гончар, Булахов, железно-риторичный Зенон Пазьняк… Эмоциональными речами у микрофона в Овальном зале раскрутил себя и директор совхоза «Городец».
 
Трансляции из Верховного Совета интриговали народ так, что куда там нынешним блокбастерам! На наших глазах делалась история, выковывалась независимость, создавалась страна.
 
Потом новая власть сотворила политическое кладбище и назвала это стабильностью. Заткнули рот несогласным. Окружили властный Олимп такой «системой ПВО», чтобы любого серьезного конкурента срубить влет.
 
Но вот пошли глобальные тектонические процессы — и забронзовевшей власти приходится приноравливаться к форс-мажорным факторам. Улыбаться Европе и даже слегка имитировать внутреннюю оттепель.
 
Кто не в курсе: Минский форум держится прежде всего усилиями немцев. И вот в его кулуарах посол Вайс лично состыковал господ Макея и Милинкевича.
 
Короче, дожили: иностранцы едва ли не за ручку, как дошколят, сводят между собой наших чиновников, независимых экспертов, титульных оппозиционеров.
 
Немцам, конечно, спасибо, но — неужели сами не можем?!
 
Да, гражданский диалог — это трудно для властей. Это вам не накачка вертикали. (Трудно это, между прочим, и для оппонентов. Тут уже ритуальное «долой!» не катит: аргументами, концептуально брать надо.)
 
Вот, скажем, власть привыкла твердить: у нас не было и нет политзаключенных. Одно дело — говорить это в телевизор. И совсем другой коленкор, когда из зала в качестве живого контраргумента выходит Сергей Парсюкевич, хлебнувший тюрьмы после предпринимательских протестов и выпущенный как раз под «диалог с Европой».
 
Или когда подходит к микрофону девчушка из пикета и напоминает о наказанных «домашней химией» и сидящем за решеткой в ожидании суда Александре Борозенко. Все эти люди тоже попали под раздачу после зимних уличных акций предпринимателей.
 
А вот поднимается с вопросом седобородый Петр Садовский. И оказывается, что они с нынешним главой Администрации — из одной альма-матер. Только вот судьба развела: Садовский — в БНФ. Вот он стоит и смотрит в глаза: интеллектуал, блестящий филолог, бывший депутат, первый посол Беларуси в Германии. И что, его тоже в «отморозки» запишем?
 
Да, ну а задал уважаемый г-н Садовский один простой вопрос: увидим ли мы снова в киосках «Народную волю»?
 
Нет у нашего всемогущего начальства прямого ответа на такой элементарный вопрос!
 
…Как-то репортер гостелевидения с микрофоном тормознул меня у метро. Там удобно ловить прохожих для опроса. «Что вы думаете о белорусской оппозиции?». Говорю: а вы бы ей эфир дали, пусть сама расскажет о себе. Догадайтесь с трех раз, попал ли я в телевизор. Специально включил вечером. Несколько т.н. простых людей сыграли в одну калитку, заклеймив «деструктивных элементов».
 
Грубая подделка под vox populi в подконтрольных СМИ может, конечно, тешить сановное самолюбие, но в итоге систему с атрофированными нервными окончаниями ждет печальная участь.
 
Правда, высокое начальство любит подчеркивать, что обратную связь имеет. «Это для меня информация, не для опубликования, это закрытые социологические исследования, которые провели по моей просьбе», — пояснил как-то официальный лидер.
 
Так что же выходит? Народная власть скрывает мнение народа от самого народа? То есть зомбоящик твердит, что все одобряют и поддерживают мудрый курс и т.д. и т.п., а на самом деле, может, 60% с фигой в кармане.
 
Да, атомизация социума, его безголосость тактически выгодны правящему классу. Общество не чувствует собственного дыхания, тонуса, температуры. Несогласный молчит в тряпочку: один в поле не воин. Короче, разделяй и властвуй.
 
Но в историческом плане стагнация смертельна. Коммунистическая империя погибла, потому что оказалась неспособной к трансформации.
 
Александр Лукашенко хорошо помнит, как распадался СССР. Зачатки гласности и конкурентной политики привели к коллапсу коммунистической системы. Потому теперь так глушат независимые СМИ и политическую альтернативу. Но наивно думать, что ту страну погубила перестройка. Погубила неспособность перестраиваться. Неповоротливая система проспала технологическую революцию и вообще всё что можно. Проиграла историческую конкуренцию.
 
Сегодня рухнули надежды нашей правящей верхушки на воссоздание слегка продвинутой советской модели в масштабах одной бывшей советской республики. Нужда заставляет идти на экономическую модернизацию. При этом хочется сохранить авторитарную политическую систему.
 
Но раскупоривать обратную связь все равно придется. Уже ради того, чтобы с нарастанием кризиса не сорвало крышку политического котла. Главное же — без внутреннего диалога невозможна генерация сильных идей. «Одобрямс» не спасет.
 
А пока людей из власти и гражданского общества состыковывают у нас немцы. И то хлеб 🙂 Данке вам шён за дер диалог!

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *