Так что поставил на карту Минск в диалоге с Брюсселем?


Переговоры между официальным Минском и Брюсселем проходят на частоте, недоступной для любого уха, кроме чиновничьего. Тема бесед всем понятна — ожидания сторон на ближайшее время, до 13 апреля, когда Европа вернется к вопросу о приостановленных на полгода визовых санкциях в отношении белорусских чиновников. При этом получить более детальную информацию невозможно.

4-5 ноября Минск посетил с визитом высокий представитель Еврокомиссии, замгендиректора по внешним связям Хьюго Мингарелли.

По словам председателя Объединенной гражданской партии Анатолия Лебедько, Мингарелли на встрече с лидерами оппозиции вел речь о пяти пунктах «дорожной карты», призванной наметить этапы нормализации отношений Беларуси и ЕС. Четыре требования совпадают с «домашним заданием», составленным оппозицией. Это изменение избирательного законодательства; обеспечение равных условий работы СМИ и доступ оппозиции к государственным СМИ; создание условий для нормального функционирования политических партий; исключение из Уголовного кодекса статей об уголовном преследовании за общественную и политическую деятельность.

Пятым пунктом ЕС, по словам Лебедько, стало условие о моратории на политзаключенных.

Говорил ли Мингарелли о «дорожной карте» и пяти условиях на встрече с вице-премьером Андреем Кобяковым, широкой публике неизвестно. В отчеты попали лишь слова еврочиновника о необходимости демократических преобразований в Беларуси, в частности, в области прав человека, верховенства закона и демократизации.

Случайно ли, но проговорился Андрей Кобяков. Он заявил, что «белорусская сторона осознает необходимость работы над так называемым «домашним заданием», обозначенным в диалоге с ЕС». При этом он подчеркнул, что Минск «рассчитывает на адекватные ответные действия ЕС».

Между тем пресс-секретарь МИД Беларуси Андрей Попов, по сути, дезавуировал слова вице-премьера. По его информации, стороны работают над тем, чтобы перевести сотрудничество в практическую плоскость в тех сферах, где есть взаимный интерес. Так, Минск и Брюссель говорят о торговле, энергетике, сотрудничестве в таможенных вопросах и развитии транзитной инфраструктуры. Предложения ЕС, заявил Попов, «представляют для нас практический интерес».

В интервью БелаПАН пресс-секретарь комиссара ЕС по внешней политике Кристиана Хоманн и вовсе вернулась к 12 условиям, которые были определены как ключевые для развития наших отношений еще в ноябре 2006 года. По ее словам, именно эти рекомендации — детальная «дорожная карта» для белорусских властей. «Куда уже подробней?» — считает представительница пресс-службы еврокомиссара.

Хоманн отказалась комментировать визит и его итоги, сославшись на технический характер поездки Мингарелли в Минск. Она напомнила о готовности ЕС развивать отношения с Беларусью. «Но сейчас еще рано говорить об этом предметно или планировать официальные визиты представителей Минска и Брюсселя — прежде белорусские власти должны предпринять дальнейшие шаги навстречу», — указала пресс-секретарь.

Очевидно, что и белорусские власти, и еврочиновники работают именно над сближением. Но каждая из сторон видит «дорожную карту» по-своему, отсюда и сложности с комментариями для журналистов относительно результативности встреч. Переговоры могут оказаться весьма долгими, но гарантий успеха нет.

После парламентских выборов в сентябре президент Александр Лукашенко заявил о готовности сделать три или даже пять шагов навстречу объединенной Европе, если та сделает два. Вопрос в том, на какие шаги готов Минск.

Да, считает политолог Андрей Ляхович, власть хочет изменить характер отношений с Западом, но имеет ряд принципиально важных условий диалога.

По мнению эксперта, Лукашенко не будет говорить с ЕС, если участником диалога будет оппозиция, а предметом обсуждения станут политические уступки. Освобождение политических заключенных — это первое и последнее из политических требований, которое власть считает возможным и нужным выполнить.

Среди уступок, на которые, вероятно, готов пойти белорусский президент, политолог перечисляет следующие: непризнание независимости Южной Осетии и Абхазии, экономическая либерализация, отставка наиболее одиозных фигур, прекращение антизападной информационной кампании в СМИ. Похоже, что белорусское руководство не спешит также втягиваться в «асимметричный ответ» Москвы на размещение американской ПРО в Польше.

По мнению политолога, Лукашенко дает понять Западу, что заинтересован в расширении торгово-экономического сотрудничества, ему нужны инвестиции и технологии. А результатом расширения экономических связей может стать усиление позиций той части правящей элиты Беларуси, которая в перспективе способна выступить за либерализацию политического режима. И едва ли нечто большее, считает эксперт.

Политолог Андрей Федоров скептически относится к шансам Брюсселя и Минска составить общую «дорожную карту». По его словам, у сторон совершенно разные позиции, а отказ от комментариев подтверждает отсутствие консенсуса. Судя по тем пяти условиям, о которых рассказала оппозиция, требования Евросоюза «вряд ли вызывают большой энтузиазм у белорусского руководства», говорит Федоров.

Результат переговоров будет зависеть от потребности Беларуси в экономической помощи Запада, считает политолог. Власти могут пойти на уступки по требованиям ЕС, если не останется другого выбора.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *