20 лет самой массовой белорусской антикоммунистической акции «Дзяды» (Фото)


30 октября 1988 года тысячи минчан под руководством Белорусского Народного Фронта пришли в урочище Куропаты, где в годы сталинизма были расстреляны десятки тысяч человек.
 
Против мирно шествующих граждан, которые собирались отметить в урочище День памяти предков «Дзяды», власти БССР направили милицию и внутренние войска. Для разгона демонстрации был применен слезоточивый газ «Черемуха».
 
Участником памятной акции был кандидат исторических наук Микола Кривальцевич, проводивший вместе с лидером БНФ Зяноном Позняком и археологом Олегом Иовом первые раскопки в Куропатах.
 
Микола Кривальцевич назвал акцию 1988 года важным политическим событием, так как люди решились на открытое высказывание своих мыслей и защиту своих гражданских интересов.
 
Открытый протест, по словам историка, вызревал в первой половине 1980-х годов.
 
«Когда в 1984 году я служил в рядах Советской Армии, мы с сослуживцами часто обсуждали политические перспективы будущего. Разговоры велись, в первую очередь, в связи с событиями в Польше. До нас доходила отрывочная информация об антикоммунистическом сопротивлении в этой стране и о массовых выступлениях поляков. Все эти события говорили о наступающих переменах на западе социалистического лагеря и вносили напряженность в жизнь белорусского общества», — рассказал в інтервью БелаПАН Микола Кривальцевич.
 
В самой Беларуси, по его словам, нарастал протест из-за желания многих граждан защитить свои национальные интересы — родной язык, традиции, историю и культуру.
 
«На идеалах белорусского национального возрождения выросло новое поколение граждан, лишенных страха и обладавших развитым чувством собственного достоинства. Об этом свидетельствовало создание множества так называемых неформальных молодежных объединений. А открытие трагедии Куропат, активно обсуждавшееся людьми, усилило антикоммунистические настроения в обществе», — отметил ученый.
 
По мнению Миколы Кривальцевича, в конце 1980-х годов Беларусь была лидером протестных настроений на территории СССР. «События двадцатилетней давности говорят об огромном протестном потенциале белорусского общества», — считает историк.
 
О том, как 20 лет назад проходила массовая антикомммунистическая акции, рассказали на специальной пресс-конференции ее участники.
 
Лидер Партии БНФ Лявон Борщевский, который также является участником акции «Дзяды» 1988 года, считает, что те события имели значение не только для Беларуси, но и для всего мира.
 
«20 лет назад во время «Дзядоў» произошли известные события, которые вызвали резонанс во всем мире, и это заставило нас особенно относиться к этому дню. Тем более, что «Дзяды» в 1988 году сыграли большую роль в становлении Белорусского Народного Фронта. Поэтому мы рассматриваем эти «Дзяды» еще и в этом ключе», — вспоминает лидер Партии БНФ Лявон Борщевский.
 
Народный поэт Беларуси Геннадий Буравкин уверен, что митинг в Куропатах 20 лет назад положил начало белорусского Возрождения.
 
«В 1988 году я был в Украине, но я хорошо помню, что было после, ведь когда я вернулся в Минск, то вокруг этого события шли очень бурные споры и дебаты, и точно могу теперь сказать, что на самом деле это было очень важное в истории Беларуси событие. Если бы не это событие, то многого бы в нашей общественной жизни не было и того подъема, который тогда в 1990-е года создал Возрождение, его бы тоже не было. Я считаю, что будет весьма правильным, разумно напомнить людям, как это было точно. Тем более, что для этого есть и люди, и документальные свидетельства. Мне кажется, что напоминания об этих событиях очень важны для морального ощущения нашего общества», — считает Геннадий Буравкин.
 
По его словам, во время событий 1988 года в Минске известные люди Беларуси очень мужественно противостояли давлению советской власти. Например, белорусский поэт Пимен Панченко отказался подписать резолюцию комиссии, которую после разгона акции на «Дзяды» создал Совмин БССР и которая постановила, что в белорусских Куропатах не происходили сталинские репрессии.
 
«В 1988 году после «Дзядоў» Совмином была создана комиссия, которая заявила, что там нет сталинских репрессий. Пимен Панченко отказался подписать это неправдивое постановление. Он написал на газете, которую принес туда с собой, строки Колоса: «Канстытуцыю далі, адчынілі дзверы, і ў астрог нас павялі і таўкуць без меры». Вот так он оценил ту ситуацию. Я помню также наши ночные, до крика, разговоры с председателем Верховного Совета БССР Георгием Станиславовичем Таразевичем, который, возможно, и хотел бы разобраться во всем и остаться на моральных позициях, но которого сломили силовики, которые все абсолютно сфальсифицировали.
 
Между прочим, вот тогда эти фальсификации начали проявляться, когда силовики говорили, что будто бы против людей, которые вышли отметить «Дзяды», не использовали газ «черемуха». И когда мы расскажем о том, что было, многие сегодня поймут, что ничего нового наши чиновники не открыли. Все они делают так, как было уже давно», — заявил Геннадий Буравкин.
 
Белорусский писатель и историк Владимир Орлов вспоминает, как белорусская интеллигенция в знак протеста против разгона мирной акции на «Дзяды» писала письмо Михаилу Горбачеву.
 
«Я могу рассказать про Таразевича, который меня спас от ссылки в Полоцк, ведь после выступления на митинге на «Дзядах» ко мне каждый день начал приходить лейтенант милиции Сальник и составлять протокол о проживании без прописки в Минске, предупредив, что это злоумышленное уклонение от прописки будет иметь последствия или депортацию назад в Полоцк, либо посадку за решетку. И когда в Доме литераторов собралось писательское собрание, на которое пришел Таразевич уговаривать нас не посылать телеграмму Горбачеву с требованием расследования разгона митинга, я непосредственно к нему обратился и попросил защитить меня. Таразевич мне сказал: «Товарищ Орлов, поверьте мне, с завтрашнего дня к вам больше не будет приходить лейтенант милиции Сальник». Так и произошло — больше товарищ Сальник не приходил. Таразевич, правда, не знал, что телеграмма была послана Горбачеву еще до этого собрания. Мы и не могли ее не послать», — рассказал Владимир Орлов.
 
Известный белорусский художник Алексей Марочкин рассказал, как 30 октября 1988 года его вместе с сыном и женой задерживала милиция.
 
«Дзяды» – это святой день для Беларуси. Я думаю, что «Дзяды» стоят наряду с теми праздниками, которые празднуют настоящие белорусы. Это своеобразный, светлый и в чем-то печальный день, который будет крепить наш народ. Что касается воспоминаний, то, конечно, тогда был подъем. Мне запомнился тот арест, тот хапун. Этот был первый хапун, который я испытал на себе. Самое интересное, что схватили меня и моего сына Игоря. Когда мы были в автобусе среди военнослужащих и милиционеров, жена моя сказала: «А я? Почему меня забыли?». Она сама туда ворвалась за компанию. На нас составляли протоколы, в участке было много народу. Помню, как ломали руки художнику Миколе Купаве… И запомнилось то, что, когда мы были в этом автобусе, вокруг меня были военнослужащие из Азербайджана, из Казахстана. И вот я сейчас думаю: а как история распорядилась этими людьми, они, по-видимому, тоже помнят, как поливали нас «черемухой». И их народы пошли путем независимости, и кто знает, какая судьба постигла тех военнослужащих, на какой стороне баррикад они были? Хочется верить, что они были на своей стороне», — сказал Алексей Марочкин.
 


 
На митинге. Лидер БНФ Зенон Позняк
и известный писатель, историк Владимир Орлов.
 

 
Выступление Зенона Позняка
 


 
Улица Мирошниченко, недалеко от Куропат
 

 
Задержание участников акции
 

 
Против митингующих выставили тысячи сотрудников милиции
 

 
 


 
Выступает Владимир Орлов
 

 
 

 
 
Фото — «Радыё Свабода»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *