Александр Милинкевич: «Многие считают меня предателем»


Польская «Gazeta Wyborcza» печатает интервью с бывшим кандидатом в президенты Беларуси Александром Милинкевичем.
— Евросоюз отменил на полгода визовые санкции в отношении представителей белорусского правительства. Александр Лукашенко и его чиновники теперь могут ездить в Европу. Позитивный ли это шаг?
— Это единственно возможная стратегия укрепления независимости Беларуси. Если мы хотим сотрудничества Евросоюза с Беларусью, то должны проходить встречи на высшем уровне. Во время последнего визита в Брюссель представители белорусской оппозиции просили внести в список требований к режиму пункт о свободе СМИ, например, разрешение на издание оппозиционной прессы. В Брюсселе этого не сделали. Но мы довольствуемся тем, что есть. Это своеобразное испытание. А ставка, как в известном польском киносериале, больше, чем жизнь.
— Что является этой ставкой?
— Этой ставкой является независимость Беларуси. Также политические отношения с Россией. Наша экономика в течение десятилетий развивается только благодаря дешевым энергоресурсам. Постепенно они дорожают, а правительство лишено средств, чтобы за них платить. В связи с этим Россия спасает нас кредитами. Белорусская задолженность России составляет миллиарды долларов. Если Москва потребует выплаты задолженности, необходимо будет отдать все национальное имущество. А чем больше Москва будет присутствовать в Беларуси в экономическом смысле, тем скорее будет увеличиваться политическая интеграция, в конце концов Москва решит присоединить Беларусь к составу России. По моему мнению, нельзя допустить реализации этого сценария.
— Как вы думаете, обычному белорусу подходит европейский стиль жизни и европейские ценности?
— Согласно независимому социологическому исследованию около 34% белорусского населения не только желает сближения с Европой, но и положительно высказывается за вхождение Беларуси в состав Евросоюза. Это преимущественно молодые люди с высшим образованием и предприниматели. Однако без независимых СМИ будет довольно тяжело преодолеть постсоветский стереотип. Официальные СМИ сообщают, что Запад – это враг, а НАТО – преступник, ответственный за военные конфликты во всем мире. Несмотря на пропаганду, половина белорусов хочет сотрудничества с Европой. Вторая половина опрошенных белорусов высказывается за сотрудничество с Россией, но это понятно, поскольку они рассчитывают на дальнейшее пользование дешевым российским газом и нефтью. Но если спросить белорусов, желают ли они интеграции с Россией, положительно высказывается только 2-3% опрошенных. Это большой успех, поскольку еще недавно за интеграцию с Россией была почти половина белорусов. Поэтому, даже под властью Лукашенко, ощущение суверенитета в народе укрепилось. Белорусы хотят жить в собственной стране.
— В Беларуси Вас сильно критикуют за поддержку идеи отмены европейских санкций в отношении Лукашенко?
— Действительно, то, что читаю о себе в Интернете, переходит человеческие границы. Не все оппозиционеры меня понимают. Многие считают меня предателем. Но я придерживаюсь своих взглядов. Я и дальше считаю, что Евросоюз должен попытаться разговаривать с режимом, может, Лукашенко чему-нибудь научится. Нужно пробовать. Пока не попробуем, не узнаем, каким образом это действует.
— Белорусская оппозиция разделена и раздроблена. Лукашенко может провоцировать споры между вами, а Запад получает противоречивую информацию от разных лидерах оппозиции. Что с этим делать?
— Это не совсем так. Во время последних парламентских выборов мы создали общий список оппозиционных кандидатов. Три года назад я был единым общим кандидатом от оппозиции в президентских выборах. Когда нужно, мы умеем объединяться. Мощная оппозиционная коалиция должна создаваться вокруг таких ценностей, на которых основывается объединенная Европа: моральность, христианские ценности, права человека, демократия. На таких принципах готовы объединяться не только правые партии, но и социал-демократические партии, например, партия Станислава Шушкевича. Мы должны объединяться не вокруг некой идеологии, но вокруг модели развития.
— Вы не боитесь того, что Лукашенко снова почувствует, что оппозиция набралась сил, и снова начнет репрессии?
— На сегодняшний день в Беларуси нет политзаключенных, но в любой момент могут начаться аресты. Однако, если Лукашенко хочет получить от Европы экономические выгоды, то он должен пойти на уступки, например, в вопросе доступа к независимым СМИ, либо большей свободы деятельности общественных объединений и политических партий. Я знаю, что власть этого боится, но политика требует компромиссов. Это последний шанс, чтобы Беларуси прошла процесс перемен мирным путем.
— Почему Лукашенко не дал согласия на то, чтобы в парламент вошел хотя бы один оппозиционный кандидат?
— После того, как летом он выпустил политзаключенных, он не получил от Запада конкретного сигнала. Я говорил, что уже тогда нужно было отменить часть санкций. А так он подумал, что его хотят обмануть.
 
                                                                                                                Хартия 97

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *