Александр Козулин: «Нужно бороться за каждого гражданина»


«В Беларуси произошли фасадные изменения, а внутренних изменений нет. Освобождение политзаключенных не свидетельствует о том, что институт политзаключенных закрыт. Вероятно, что завтра отношение изменится и появятся новые узники совести», — заявил бывший политзаключенный Александр Козулин в интервью «Польскому Радио».
 
— Еще месяц назад белорусы знали про Александра Козулина, что он сидит в тюрьме. Сейчас Вы на свободе, но, мало кто знаете, чем Вы занимаетесь?
 
— После 2,5 лет нахождения в тюрьме, человек должен войти в жизнь. Если человек из нее выпадает, то ему нужно вернуться, а это достаточно сложно. Поскольку я вышел из тюрьмы во время проведения парламентской кампании, то жизнь закрутила меня в водоворот. Я принимал участие в избирательной кампании своей дочери, которая была кандидатом в депутаты по Минску. Также, принимая во внимание, что именно тогда решался вопрос будущего Беларуси, мне пришлось принять участие в экспертной оценке, в помощи во время принятия решений, как в Европе, так и в США.
 
— Сразу после освобождения Вы встречались с президентом Литвы Валдасом Адамкусом, потом в США с Джорджем Бушем, а через неделю Вы снова посещаете Варшаву, где состоится встреча с министром иностранных дел Радославом Сикорским. О чем Вы говорите на таких встречах?
 
— Главный вопрос – это будущее, что будет на первом месте: права человека, свобода, демократизация общества. По этим пунктам будет вестись торг. Нас это волнует. Что будет на первом месте!
 
— Именно Вы стали формальным основанием для отмены санкций против А.Лукашенко и его команды, точнее, ваше освобождение. Вам не кажется странным, что санкции отменили против лица, которое давало приказы, а против тех, кто их выполнял – сохранились?
 
— Что касается моего личного мнения: санкции были введены по неким причинам: кто-то избивал людей, кто-то неправильно судил, кто-то нечестно проводил выборы, а кто-то убивал. Нужно было устанавливать причины, по которым санкции вводились, а позднее снимать. Европейцы решили немного иначе: они сделали большой аванс белорусскому политическому режиму. Как сказала Бенита Ферреро-Вальднер: «Это исторический шанс для Беларуси. Либо идти по цивилизованному пути, либо, как сказала Александр Григорьевич – «я свою страну за цивилизованным миром не поведу».
 
— Думаете, что сейчас поведет?
 
— Мы всегда на это надеемся. Возможно, Александр Григорьевич устал от постоянных войн, поиска врагов и, возможно, до него уже дошло, что кооперация и сотрудничество – это наиболее оптимальный путь развития своего государства. Может, у него появится стратегическое видение развития своего государства. Очень хочется на это рассчитывать. И европейцы на это надеются, но необходимо понимать, с кем имеешь дело. Наш гегемон, прежде всего, беспокоится о сохранении своей собственной власти, а потом он беспокоится про общее добро государства, народа. Хотелось бы, чтобы это понимали и в решениях добивались конкретных шагов и действий со стороны властей Беларуси: изменения избирательного законодательства, свободы СМИ, возможности регистрации и активной деятельности общественных организаций и политических партий, а также отмены статье УК, на основании которых людей преследуют за их политические взгляды. Вот это главные аспекты того, как меняется власть, и появится ли новое лицо у Лукашенко.
 
— Ваше освобождение свидетельствует о том, что это лицо немного изменилось…
 
— Заметьте, что изменилось только косметически. Это фасадные изменения, а внутренних изменений нет. Освобождение политзаключенных не свидетельствует о том, что институт политзаключенных закрыт. Вероятно, что завтра отношения изменятся и появятся новые узники совести. Важно искать причины появления политзаключенных и ликвидировать их.
 
— Чтобы перемены состоялись, должны быть конкретные отношения, на уровне технических групп, а также на высшем уровне. Должны ли западные лидеры принимать Александра Лукашенко?
 
— Очень важно, чтобы во время всех этих встреч было место и для оппозиции. Если это будет триолог, а не диалог, тогда все будет работать в правильном направлении. Если этого не будет, только будет проходить обычный торг. В том числе нашими правами, свободами, а в конце концов и нашей жизнью.
 
— Какая роль Александра Козулина будет во всем этом?
 
— Мне нужно некоторое время, чтобы я нашел свое место в обществе. Я такой же, как и каждый гражданин Беларуси. То, что произошло с моей семьей, происходит со многими белорусами. Необходимо бороться за каждую семью, за каждого гражданина, за изменение их отношения к жизни.
 
www.charter97.org

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *