Без парламента жить можно

Про то, что было и что будет
 

— Опоздал, сынок? — спросила техничка зареванного малыша
и ласково шлепнула его тряпкой по лицу.
Анекдот
 

Не прошло и двух недель после парламентских выборов, и куда что подевалось. Страсти, если они у кого-либо и были, кроме работников Центризбиркома, мгновенно улеглись.

Единственный замеченный общественностью всплеск эмоций случился разве что на телеток-шоу «Выбор», где по горячим следам политическая оппозиция в целом и каждый из ее незадачливых кандидатов в отдельности были подвергнуты публичной порке по жестким канонам нашей государственной журналистики.

В отличие от добродушных школьных уборщиц, унижающих ребятню по недомыслию, наши «журналюги», представители официоза, буквально забросали камнями не оппозицию даже, а то место, на котором она должна была быть. Пустое место.

На сей счет уже давно существует консенсус, и данные выборы ничего к нему не добавили. Значительную часть населения, вероятно, большую, поскольку в ней представлены и те, кто постоянно голосует «за», и те, кто «против», и те, кто всегда ставят отметину в графе «против всех», и те безразличные и изуверившиеся, кто вообще никогда не ходит ни на какие выборы, эти самые выборы уже давно ничем не удивляют.

Тем более не удивляют они многочисленных персон, олицетворяющих пресловутый административный ресурс и обеспечивающих необходимый результат.

И при всем при том депутатов, очевидно, все-таки выбирают. Перед тем как назначить. В пользу такой версии говорит весь нажитый автором социальный опыт. Уроки демократии он получал еще в первом классе, когда выбирали звеньевых и старосту из числа предложенных Мариванной кандидатур. По аналогичной схеме выбирали совет «звездочки», отряда, группкомсорга, профорга, парторга, бригадира, депутатов сельского и Верховного Совета, председателя ЖСК.

Но даже в те времена в этом деле было больше открытости и, если хотите, искренности. Все знали, что главным направлением работы вышестоящих был непрерывный отбор-подбор кадров на разные, в том числе и выборные, должности. А в каждом партийном комитете (аналог современной президентской «вертикали») существовала папочка с надписью «кадровый резерв», содержащая сведения о наиболее подходящих для разных должностей персонах. Причем такой признак, как партийность (в то время в стране была только одна, но «ох какая партия!»), был более формальным, чем принципиальным. При нужде коммунистом можно было легко сделать каждого подходящего начальству человека. То есть пригодного для исполнения дела, как то дело и исполнение понимало начальство.

Если это понимание было адекватным, то во главе дела становились и подходящие во всех отношениях люди. Если же нет, то увы…

Как бы то ни было, но через такое сито проходили практически все прежние руководители, среди которых оказалось много хороших и даже выдающихся, как теперь говорят, менеджеров.

Разумеется, в кадровой работе было много келейности и кулуарности (индивидуальный подход), но люди всегда все знали. Потому приветствовали выдвижение толковых и осуждали возвышение лизоблюдов и карьеристов. Такая «избирательная борьба» была одной из главных тем советского кино и литературы и партийных газет.

Так что безальтернативность прежней системы выборов была кажущейся. На самом деле когда та или иная особа появлялась перед публикой в качестве единственного кандидата от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных», это означало, что все другие кандидаты конкуренцию ему проиграли.

В приведенном мною кратком перечне прежних выборных номенклатурных должностей депутаты высшего уровня (Верховные Советы республик и СССР) по своему политическому весу принадлежали к легчайшей весовой категории. По установившемуся раскладу они ничего существенного не решали. Гипотетически — да, тот или иной Совет мог «взбунтоваться» и отвергнуть предложенный для утверждения «в установленном порядке» законопроект. Или даже разработать и принять свой. Но эта конституционная возможность за все годы советской власти ни разу не была реализована самими Советами.

Власти у них для этого не было.

Есть ли она у нынешнего белорусского парламента — вопрос риторический. Поэтому на него можно не отвечать. Но, как говорится, есть, что есть, нет того, чего нет.

Без парламента жить можно, но трудно обойтись без мокрой тряпки…
 
Кoнcтантин CКУPАТOВИЧ,
www.belmarket.by

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *