The Guardian посоветовала Лукашенко «сбрить кошмарные усы»


Пускай Александр Лукашенко — последний диктатор Европы, но геополитическая важность Беларуси слишком велика для того, чтобы США ее игнорировали.

На прошлой неделе в Беларуси были проведены парламентские выборы, и никто в Америке не обратил на это внимания. Беларусь вообще редко появляется на экранах наших радаров, разве что в тех случаях, когда политики хотят сострить — например, когда Джон Маккейн раскритиковал своего советника Фила Грэмма, назвавшего нас «нацией нытиков». Он сказал, что серьезно рассмотрит «вопрос о назначении бывшего сенатора послом в Беларусь, хотя не уверен, что это обрадует минчан».
 

Но оставим в стороне все колкости и зададимся вопросом: должна ли Беларусь иметь значение для американцев? Иными словами, должны ли мы стараться более активно взаимодействовать со страной, которую государственный секретарь Кондолиза Райс однажды назвала «последней диктатурой Европы».
 

Ответ элементарен: да. И появляются признаки того, что Беларусь, возможно, выходит из своей постсоветской спячки или, по крайней мере, пересматривает свою пророссийскую ориентацию.
 

Вот позитивные признаки: взбалмошный президент Беларуси Александр Лукашенко начал выпускать из тюрем политических заключенных, многие из которых были задержаны в марте 2006 г. после задушенной мирной революции оппозиции. Хотя ОБСЕ заявила, что последние выборы не были ни честными, ни справедливыми — ни один кандидат оппозиции не прошел в парламент — на них все же были продемонстрированы небольшие улучшения по сравнению с предыдущими. Лукашенко отказался поддаться на давление Москвы с целью признания независимости отколовшихся от Грузии провинций — Абхазии и Южной Осетии.
 

Более того, бывший директор колхоза даже поручил британскому пиар-агентству Bell Pottinger улучшить имидж его страны и его собственный в глазах Запада (первый совет: сбрить кошмарные усы). По словам скептиков, это всего лишь уловка для того, чтобы Беларусь могла продолжать фальсифицировать выборы и сажать диссидентов, играя на стратегических противоречиях своих соседей — Европы и России — и тем самым добиваясь от обоих все новых уступок: помощи, удешевления энергоносителей и отмены санкций. Они говорят, что у Лукашенко вовсе не настал «момент Каддафи», и он не ждет приглашения в Белый дом.
 

В конце концов, это тот самый тип, который прошлой весной выгнал из Минска персонал американского посольства. Но, возможно, он был бы не против сделать Беларусь более открытой страной — в том числе, для инвестиций — даже если бы это означало большую терпимость к инакомыслию и некоторое обуздание нарушений прав человека.
 

Десять лет назад интервенция в бывшей Югославии отчасти обосновывалась тем, что существование диктатуры у врат Европы недопустимо. Хотя никто не говорит всерьез о смене режима в Минске военным путем, некоторые начинают осознавать, что отношения Беларуси с Россией — в политической, военной и энергетической сфере — не совсем соответствуют преподносимому образу.
 

В Минске нервно восприняли вступление российских танков на территорию Грузии. И, когда белорусам придется платить больше за бензин, они, возможно, начнут ругать Путина так же нещадно, как сегодня они ругают Буша.
 

Вопрос заключается в следующем: что Запад может сделать для Беларуси? Конечно, полное снятие санкций станет для Лукашенко лишь поощрением за фальсификацию последних выборов. Но попытки наладить более теплые отношения с Беларусью, особенно, с приближением зимы, были бы шагом в верном направлении.
 

«Если в политическом и экономическом сотрудничестве Европа сделает один шаг, то мы сделаем три шага навстречу», — заявил недавно Лукашенко журналистам. Но полезным было бы и укрепление сотрудничества в области безопасности. В ближайшие годы Беларусь не будет вступать в НАТО — хотя можно предположить, что она более готова к членству, чем Грузия, поскольку имеет международно признанные границы — но не нужно считать Беларусь лишь неким продолжением России или плацдармом для ее экспансии на запад.
 

В 2006 г. я объехал всю Беларусь, беседуя с местными жителями об их проблемах, нуждах и чаяниях. Конечно, им бы хотелось зарабатывать побольше, но они высоко ценят тот факт, что их улицы чисты, города безопасны, а жизнь предсказуема, даже если немного сера. Многие желают более тесного сотрудничества с Вашингтоном и Брюсселем, но не вступления в ЕС или НАТО. Даже полицейские в штатском, которые повсюду сопровождали меня, вероятно, с удовольствием поболтали бы со мной за пивом об американо-белорусских отношениях.
 

Следующий президент Соединенных Штатов не должен игнорировать Беларусь. Это буферная зона между НАТО и Россией, важнейший маршрут транзита энергоносителей в Европу и государство с ужасающей ситуацией в области прав человека. Со стороны будущего президента было бы разумно не считать Беларусь глухоманью, которая годится только на то, чтобы отправлять туда провинившихся советников вроде Фила Грэмма.
 
Лайонел Бинер, The Guardian, перевод ”Иносми”

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *