Беларуси нужно больше политического юмора


Когда ЕС снимет санкции с белорусских чиновников? Что дадут оппозиции «партийные выборы»? Зачем  Беларуси  внешнеполитический пиар?
Интервью Чрезвычайного и Полномочного посла ФРГ в Беларуси Гебхардта Вайса информационному агентству «Интерфакс-Запад»        
      
— Господин посол,   когда Европа снимет визовые  ограничения с белорусских чиновников?
 
— Как посол Германии я не могу дать четкий ответ. По разным каналам из разных столиц, в том числе и из Вашингтона, чувствуется, что на фоне некоторых актуальных  событий, не только выборов 28 сентября, такая дискуссия ведется более интенсивно и более оперативно.
 
— Может ли такое решение быть принято на ближайшем заседании Совета министров иностранных дел ЕС?
 
— У меня пока нет информации. Однако, я исхожу из того, что будет обсуждена общая ситуация в Беларуси. Поэтому я не исключаю изменений в европейской политике. Иницированный со стороны Хавьера Соланы телефонный разговор (Хавьер Солана —   Еврокомиссар по вопросам внешней политики — ИФ)  с президентом  Александром Лукашенко до выборов дал сигнал в этом направлении.
 
— Кроме отмены политических санкций  можно ли ожидать экономических шагов со стороны ЕС?
 
— В области экономики основные  актеры — не правительство, а предприятия, компании. Однако, все улучшения в отношениях между Брюсселем и Минском положительно повлияют на их решение.
 
Если в области рамочных политических условий картина улучшится,  конкретные шаги со стороны наших фирм последуют оперативнее.  Уже растет  интерес со стороны германских компаний к белорусскому рынку. За год здесь побывало уже 5 делегаций, 150 представителей  из разных германских фирм.  Они, независимо от политического развития, уже сейчас видят, что в стране  улучшаются инвестиционный климат,  правовые основы бизнеса. Особенно их интересует  план приватизации белорусских предприятий. 

— Господин Вайс, вы разочарованы итогами выборов?
 
— Речь может идти лишь о личном разочаровании. Но как  реалист я и не ожидал, что в воскресенье  кто-то  нажмет волшебную кнопку, и мы сразу же попадем в мир высокоразвитых европейских стандартов. Это не ирония. 
 
У нас в Баварии, в нашей самой большой федеральной земле, в прошедшее воскресенье тоже прошли выборы. Они имели серьезные политические последствия — смена правительства Баварии. Они были прозрачные. Если сравнивать  кампанию в Беларуси, то, конечно, здесь не было таких выборов. 
Если продолжить сравнение, то в Баварии гораздо легче выдвигать кандидатов по округам. В  результате их было  6-7 на каждый округ.  И в Баварии  мы  не  видели округов, где баллотировался  только 1 или 2 кандидата. Избирательная кампания была  бурная:  плакаты, газеты, острые транспарентные дискуссии, а подсчет голосов не оставил никаких сомнений.
 
В Баварии нет  феномена     досрочного голосования с участием  до 30% избирателей. Списки избирателей  очень жестко  контролируются единой информационной системой, что исключает  двойное голосование. В Баварии мы  бы не нашли фактов, когда  количество выданных бюллетеней не соответствовало бы числу бюллетеней в урнах. 
 
Кстати, мы пригласили двух журналистов (от «Советской Белоруссии» и «Комсомольской правды в Беларуси») на эти выборы. Надеюсь, что они смогут поделиться опытом со своими читателями.
 
— Как вы оцениваете  ход  выборов?
 
— Беларусь в Европе занимает  уникальную позицию.  В Европе нет другой страны, где нет оппозиции в парламенте,  где по округам в  среднем баллотируется 2,4 кандидата, а в некоторых выборы проходят безальтернативно. Это необычно. Я не исключаю, что это,  на самом деле, результат общей политической культуры, которая развилась здесь  в течение  последних лет. 
 
Мое впечатление, что высшие эшелоны власти хотели сочетать модернизацию страны с новыми акцентами при проведении выборов. Мне были даны достаточно авторитетные сигналы, которые укрепили мою надежду, что приближение к европейским стандартам   могло бы идти более однозначно и динамично, особенно на этапе подсчета голосов.
 
Если на местах некоторые сигналы не были услышаны — это возможно результат инерции мышления. Если  страна серьезно нацелена на модернизацию, этот процесс должен происходить и  в политике, и в экономике. Я убежден, что невозможно начать новый этап в экономике, не вводя определенные элементы политической модернизации и не отходя от инерции прошлого.
 
Я читал в прессе  высказывание   президента Лукашенко о выводах ОБСЕ. Мне кажется,  из уст президента прозвучало ключевое  слово: «Были ошибки». Это  интересный серьезный сигнал, чтобы  совместно с ОБСЕ, БДИПЧ проанализировать возможности улучшения избирательного права.
 
При этом надо думать, как  развивать  диалог с правильной тональностью, с пониманием определенных исторических предпосылок. Главное, чтобы имелась уверенность в том, что идут серьезные процессы.
 
Мы с удовлетворением отметили, что в воскресенье после выборов  демонстрация  прошла очень спокойно. Правоохранительные органы  показали, что  могут использовать   правильную сдержанную тактику и стратегию.  Это не первый пример. Очень важно, чтобы   по всем параметрам развилась парадигма диалога без конфронтации.
 
— Как вы объясняете  малочисленность акции вечером 28 сентября?
 
— Я не имею права оценивать количество.
 
Выражение своего мнения мирным образом — это право человека. Человеку от Бога дана способность говорить, и свобода слова — это основное право.
 
— Господин посол, правда  ли   вас не пустили в информационный центр  ЦИК — во Дворец республики в день выборов?
 
— Это была неформальная попытка. Я с супругой в день выборов хотел из дружеского любопытства посетить этот центр. Охранники на основе своих правил, а они поняли кто я,  прореагировали профессионально и сказали, что у них нет права меня пропустить.
 
— Могут ли выборы, проходящие по одномандатной мажоритарной системе быть яркими  и интересными,  такими как   «партийные» выборы?  Нужна ли Беларуси, на ваш взгляд,  пропорциональная избирательная система? 
 
— Такая система работает только тогда, когда работает система партийных списков, коалиции. На данный момент в Беларуси нет альтернативы мажоритарной системе.
 
Основываясь на существующую систему, мы проанализировали ситуацию по некоторым  округам, где принимали участие некоторые альтернативные политики. И пришли к выводу, что на данном этапе даже для самых известных из них было бы невозможно пройти в парламент даже при самых прозрачных условиях.  
 
В первом туре кандидату необходимо было набрать до 32 тысяч голосов.  Мне кажется, что в подавляющем большинстве округов это маловероятно. При  пропорциональной системе у оппозиции были бы более реальные возможности попасть в парламент.
 
— Как вы оцениваете действия оппозиции перед выборами? Насколько повредил конечному результату   бойкот выборов? В ЦИК приводили примеры, что   при выдвижении единых кандидатов от ОДС  члены одной оппозиционной партии были вынуждены  собирать подписи за своих конкурентов. Но делали они это  настолько небрежно, что ЦИК не зарегистрировал кандидата из-за нарушений при сборе подписей. Оппозиции не удалось преодолеть межличностные и межпартийные противоречия?
 
— Избирательная кампания была вялой во всех лагерях — и в оппозиционном лагере, и  в лагере власти.
Но мало кто обращает внимание на тот факт, что  из 110 депутатов  прошлого парламента только 30 перешли в новый. Как это возможно? Такая сильная смена у нас, в нашей системе, дала бы сигнал, что  народ не удовлетворен парламентом.  Я не хочу это комментировать, но чисто математически можно сказать,  что было заблокировано гораздо большее число  действующих депутатов, чем  представителей оппозиции.
 
Как посол я не могу слишком резко критиковать  тактику и стратегию оппозиции. Они не смогли развернуть реальную кампанию. Главная ошибка, по-моему,   это дискуссия вокруг  тактики бойкота. В Беларуси надо пользоваться всеми возможностями — знакомить избирателя с тем, что оппозиция вообще существует.
 
— Почему выводы ОБСЕ были столь расплывчаты? Будет  ли, исходя из этого  отчета, легитимным в глазах Европы  новый белорусских парламент?
 
— Пока нет никаких прогнозов. Почему?  Во-первых, вместо критических замечаний, в отчете есть и новые акценты. Во-вторых, возьмем округ, где был только один кандидат. Как можно сказать,  что он не  легитимный?  А там, где не было оппозиционных кандидатов?  Получается очень смешанная картина.
 
Но мы скоро увидим, как этот парламент будет работать.  Говорят, он будет  более профессиональным.
Я не могу сейчас сказать, как Бундестаг будет  действовать в отношении белорусского парламента. Слишком рано.
 
— Толчком  улучшения отношений с  ЕС стало освобождение Александра Козулина. Можете ли рассказать, как проходили переговоры с властями?
 
— Я не сказал бы, что это были переговоры в смысле определения предмета переговоров,  позиций и т. д. Но это были  достаточно разумные откровенные разговоры, которые, я думаю, гораздо меньше повлияли на процесс принятия решений, чем  ходят слухи.  
 
— Белорусские власти заключили контракт с известным британским  пиарщиком лордом Беллом для улучшения внешнеполитического имиджа страны. В том, что  Европа поворачивается  лицом к Беларуси  заслуга г-на Белла?
 
— Позвольте резко реагировать на этот вопрос. Я не знаю, существует  ли договор с лордом Беллом, я с ним не знаком. Не нужно изобретать политтехнологий, нужно просто более последовательно  размышлять над шагами, при помощи которых можно укреплять уважение внешнего мира к Беларуси.
 
— В ноябре в Минске пройдет германо-белорусский Минский форум. Какая будет тема этого форума?
 
— Тема Минского форума: Беларусь — соседство и сотрудничество в Европе. Мы ожидаем на данном этапе повторения прошлогоднего формата форума.  Если все в сфере политики будет развиваться так, как сейчас представляется, то возможно, этот форум будет  даже более успешным, чем предыдущий.
 
— Как вы оцениваете позицию Беларуси по грузино-российскому конфликту? Предстоит ли, по вашему мнению,  белорусским властям  выбор между  Россией и Европой  в вопросе  признания-непризнания  независимости Абхазии и Южной Осетии?
 
— Наша   позиция, Германии и ЕС, известна. Мы думаем, что со стороны России этот шаг не был правильным. И мы  с пониманием относимся к определенной сдержанности, которая видна со стороны Беларуси. Я думаю, эта сдержанность также является компонентом  более  расширенного взгляда со стороны Брюсселя в направлении Минска.
 
— Что пожелаете Беларуси  через год своего пребывания здесь?
 
— Я желаю этому обществу больше юмора в политической сфере. Я знаю, что это очень трудно, знаю, что действуют раны прошлого, предрассудки. Но было бы хорошо найти элементы юмора и в политических играх.
 
Когда-то молодой Черчилль в британском парламенте  очень эмоционально закричал: «Господин спикер, половина этих депутатов дураки!».  На это зал бурно прореагировал, и спикер потребовал от него взять эти слова обратно. «С удовольствием  беру свои слова обратно: Половина этого парламента не дураки!».
 
Даже в конфликтных ситуациях нельзя забывать, что речь идет о людях одной  страны, гражданах Беларуси, и они заслуживают новой формы общения друг с другом.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *